Том 8. Глава 291. Заглатывая наживку

— Принц, вся информация касательно этого нового мира может оказаться фальшивкой, мы не можем просто так доверять ей. Я провел небольшое расследование и выяснил, что слухи пришли со стороны Вечной Ночи или от людей, тесно сотрудничающих с тёмными расами.

Чжан Боцянь кивнул:

— Ты действительно вырос, раз смог разузнать всё за столь короткое время. Да, эти новости пришли от тёмных рас, но они определённо не врут. В последнее время я стал впадать в транс, в котором я временами чувствую явление далёкого огромного мира.

Это были чувства одного из высших знатоков изначальной силы в мире, и по этой же причине эксперты Вечной Ночи смогли прознать о грядущем новом свете. Однако, что именно было примешано к достоверной информации, оставалось фактором неизвестным.

Сомнение помощника сменилось радостью:

— Принц, вы вновь совершили прорыв?

— Как это может быть так просто? Я лишь открыл для себя пару новых возможностей. Вот если я смогу пойти и взглянуть на новый мир, то возможно смогу сделать следующий шаг вперёд.

— Что я могу для вас сделать? Я не дрогну, даже если мне придется пройти через бушующие воды и вступить в пламя!

— Нам только и нужно, что ждать и смотреть. Чего я боюсь, так это…

— Чего же?

Чжан Боцянь на мгновение заколебался:

— Я боюсь, что темные расы используют новость как наживку, боюсь, что ради неё некоторые из наших станут действовать «во имя большего блага».

— Мы должны принять меры предосторожности. Будьте уверены, я дам вам знать, как только в Империи возникнет что-либо подозрительное.

Чжан Боцянь кивнул:

— Обрати часть внимания на нейтральные земли.

— Это из-за Цянь Е?

— Он только часть причины. Нейтральные земли — особое место. Недаром Звезда Пустотной Долины упала именно там. Это разрозненное место может оказаться самой тонкой частью нашего мира, потому будет немудрено, если путь в новый свет окажется именно там.

— Понял. Пожалуйста, будьте уверены, я уже закончил работу с их каналами связи. Все новости придут к нам вовремя.

Приказав помощнику отступить, Чжан Боцянь ступил на крышу корабля и устремился в пустоту. Он шел сквозь пространство, словно то было плоской землёй, словно он просто гулял по своему двору. В считанные мгновения его силуэт скрылся в глубинах пустоты.

В пустоте плыла маленькая лодка.

Подобно листу ивы, она была столь мала, что походила на рыбацкую лодку в море. Она и близко не казалась объектом, способным продержаться в таком окружении.

На этой лодке сидел старик, и он ловил рыбу удочкой.

Фигура Чжан Боцяня появилась позади старика. Мужчина взглянул на удочку и спросил:

— Какую большую рыбу вы собрались поймать на этот раз?

Старик ответил:

— Просто смотрю, что на мою наживку наклюнется.

Происходящее казалось сюрреалистичным: удочка глубоко согнулась, а леска уходила куда-то в глубины пустоты. Похоже, на неё действительно что-то поймали.

Чжан Боцянь спокойно сказал:

— Некоторые из рыб слишком велики, и поймать их может быть подвигом неблагоприятным. С другой стороны, навыки ваши значительно выросли.

Мужчина заметил, как только ступил на лодку, что та чем-либо примечательным не выделяется. Ничего особенного в её составе не было, даже материал — самая обычная древесина. Единственной причиной, по которой такой объект мог существовать в пустоте, был старик. Это не казалось большим делом, но для многодневной ловли рыбы требовалась способность наравне с Пересечением Пустоты Чжан Боцяня.

И такой шокирующей способностью, естественно, мог обладать только эксперт номер один в Империи. Направляющий Монарх.

Старик улыбнулся:

— Всего лишь незначительный трюк, который я создал, ссылаясь на тебя и наследство Чернокрылого. Чем старше становишься, тем больше боишься смерти, вот я и придумал это.

Чжан Боцянь с серьезным видом осмотрел потоки изначальной силы в лодке. Спустя некоторое время он поклонился и сказал:

— Благодарю за наставление.

— Не стоит, не стоит.

Направляющий Монарх не делал ничего, чтобы скрыть изначальную силу внутри лодки. Чжан Боцянь со всеми его способностями, естественно, сумел разобраться в принципах, лежащих в основе новоявленной техники. Старик словно лично обучил младшего тайному искусству, и тот уже спустя некоторое время познает его без остатка.

Это тайное искусство могло, за чрезвычайно малую цену, удерживать объекты на плаву в пустоте или, пускай и в медленном темпе, их двигать. Да, по скорости с Пересечением Пустоты оно и близко не было сравнимо, но могло продержаться намного дольше, да и многократно выигрывало в потреблении изначальной силы. Идеальное дополнение, как ни посмотри.

Направляющий Монарх вздохнул:

— Даже применение моего тайного искусства не может сравниться с Пространственной Вспышкой. Очень жаль этого Чернокрылого.

— А чего тут жалеть? Наша раса столкнулась бы ещё с одним врагом, окажись он жив.

— В самом начале Чернокрылый не питал вражды к нашей расе. Позже он изменился из-за тех жадных и ненасытных подонков. На самом деле это мы виноваты в его ненависти.

— Если он не был враждебен по началу, это не значит, что не стал бы ненавидеть нас в будущем. Его потомки рано или поздно оказались бы на поле боя и на нём же и пали бы от рук людей. Так и формируется вражда между фракциями, расами и даже семьями.

Направляющий Монарх вздохнул, но возражать не стал.

— Ладно, вы ухитрились поймать ту маленькую рыбку, что вы ещё намереваетесь зацепить?

— Живую рыбу.

Пока старик говорил, удочка вдруг шевельнулась. Направляющий Монарх взмахнул ею назад, вытаскивая бьющуюся рыбу.

Он достал горшок и подставку, под которой с щелчком пальцев заплясал огонь. Затем он бросил рыбу в чугунную кастрюлю, которая каким-то образом оказалась наполнена ровно необходимым для приготовления рыбы количеством кипятка.

Направляющий Монарх выудил бутылку вина, налил половину себе, а оставшуюся бросил Чжан Боцяну.

Тот не сдержался и сделал большой глоток:

— Вино из белых фруктов?

— На вкус так себе, но эффект потрясающий. Это подарок от малышки Тяньцин, — при упоминании девушки глаза монарха почти перестали быть видимыми от широкой улыбки.

— Тогда я не стану сдерживаться, — Чжан Боцянь опустошил бутылку одним глотком, прежде чем протянуть руку к рыбе. Вот так они без всякой посуды принялись за еду и вскоре прикончили её полностью. Чжан Боцянь даже допил суп.

Насытившись едой и питьем, мужчина с силой выдохнул:

— Хорошее вино, хорошая рыба!

— Я ждал целых три дня, чтобы поймать её из рук этого ублюдка из Восточного моря. Как она может оказаться невкусной?

Чжан Боцянь на некоторое время закрыл глаза, уйдя в медитацию. Наконец, когда он открыл их, в них сверкнула молния:

— Значит, это рыба из Восточного моря. У вас действительно множество трюков!

Направляющий Монарх улыбнулся:

— Я стар. Мое развитие застопорилось, и поэтому, дабы скоротать время, я начал учиться простеньким трюкам.

— Я ел вашу рыбу, пил ваше вино и получил несколько советов. Просто скажите мне, если пожелаете, чтобы я что-либо сделал. Хотите, чтобы я позаботился о Тяньцин или о том пареньке, что получил половину вашего наследия?

— Я был таким же вспыльчивым, как и ты, когда был молод, но теперь, став старым, стал весьма пуглив и разговорчив. Что ты думаешь о людях из армии?

— Убью любого, кто помешает моему делу!

— И это все? Они становятся всё более и более чрезмерными.

— Кто-то прикрывает их сверху. Естественно, они совсем страх потеряли.

Старик вздохнул:

— Долголетний Монарх на два поколения старше меня. Я действительно понятия не имею, должен ли я надеяться, что он будет жить или что он как можно скорее покинет бренное тело?

— Это дело вашей семьи Цзи, и я не думаю, что мне нужно вмешиваться.

— Конечно нет. Я позвал тебя сюда, потому что хотел попросить о двух одолжениях.

— Скажите же.

— Первое: Тяньцин и её ребёнок. Надеюсь, ты позаботишься о них, когда понадобится.

— Естественно.

— Во-вторых, я хочу, чтобы ты встретил кое-кого со мной, или, лучше сказать, перехватил их, чтобы они не смогли добраться до нейтральных земель.

Чжан Боцяню стало интересно:

— Если это кто-то один, то не может быть, что вы не сможете его остановить, если захотите.

— У него есть поддержка свыше, что может напасть издалека в критический момент.

Чжан Боцянь нахмурился:

— Даже если и так, это не то, с чем вы не сумеете справиться в одиночку.

Направляющий Монарх рассмеялся:

— Я стар и боюсь умереть. Рядом с тобой я буду чувствовать себя куда спокойнее.

— Хорошо, когда мы отправляемся? — перестал углубляться в вопрос принц.

— Раз уж ты согласился, пойдем сейчас, — Направляющий Монарх отложил удочку и направил лодку в глубину пустоты.

Чжан Боцянь встал на носу лодки:

— Я думал, вы попросите меня позаботиться о том парне в Восточном Море.

Направляющий Монарх хлопнул себя по лбу:

— Божечки! Как я мог забыть? Спасибо, что напомнил. Давай добавим его в сделку. Считай, что это три одолжения!

— …

Лодка умчалась в мгновение ока.

* * *

На черепе Дворца Мученика Цянь Е медленно открыл глаза. Этот сеанс практики продлился целый месяц. Столь долгий период накопления вновь подтолкнул юношу вперёд: восьмой изначальный узел в его теле теперь был полон и уже сформировал вокруг себя слой слабого тумана.

Цянь Е вздохнул:

— Культивация здесь идёт куда медленнее, чем в Великом Вихре.

Чжуцзи свернулась клубочком рядом с ним и громко храпела. Её одежда теперь была немного тесновата, так как за последний месяц девочка заметно выросла. Теперь она на вид казалась тринадцатилетним ребёнком и постепенно превращалась в юную леди.

Несмотря на то, что Цянь Е медитировал в течение всего месяца, его восприятие было связано с Дворцом Мученика и знало все, что происходило внутри. К этому моменту установка «Жаб» уже была полностью завершена. В сочетании с меньшими артиллерийскими орудиями корабль теперь мог по мощи сравниться с семью крейсерами, и это без учёта Губителя Земель.

Кроме того, Дворец Мученика был настолько велик, что Цянь Е решил установить все новые орудия только с одного борта. Это позволяло судну раскрыть свой максимальный огневой потенциал в бою. Что же касается проблемы покрытия, то тело пустотного колосса было гораздо более гибким, чем рукотворные воздушные судна.

Военные корабли, пролетев с другой стороны от орудий, вскоре к своему ужасу обнаружат, что вражеские дула повернулись к ним вместе с плавным поворотом тела пустотного колосса.

В данный момент ему больше всего не хватало канониров, способных управлять столь мощными баллистами.

Недавно установленные двигатели проходили окончательную калибровку. Цянь Е довёл Дворец Мученика до Восточного Моря, оставил его, по обыкновению, на границе пустоты, а сам полетел вниз, к Южной Синеве.

Прошел месяц, и стол Цянь Е в штаб-квартире Тёмное Пламени теперь был завален документами, требовавшими его немедленного внимания. Взглянув на стопку бумаг, юноша почувствовал головную боль, но в конце концов просмотрел их одну за другой. Только расчистив их все, он увидел письмо Сун Цзынина.

Взгляд его по итогу стал как никогда серьёзен:

— Герцогиня Ань скончалась, а Цзынин возвращается в клан? Он собирается бороться за место лорда?

Седьмой Сун послал с такими важными новостями лишь обычное письмо. Именно поэтому работники Темного Пламени положили это письмо вместе с другими официальными документами. Такой способ отправки говорил об определенных вещах, но Цянь Е всё равно начал беспокойно расхаживать по кабинету.

Он еще раз перечитал письмо с головы до ног, прочесывая уникальный шрифт друга. Наконец, он швырнул письмо на стол и вызвал управляющего филиалом группы Нинюань.

Цянь Е сразу перешел к делу:

— Как ты думаешь, Цзынин будет бороться за место главы клана?

Управляющий сказал:

— Такие люди, как я, не могут знать о чем-то таком важном, если только седьмой юный мастер сам не объявит о своём решении. Всё, что он поручил мне сделать — это передать вам письмо.

Цянь Е кивнул:

— Подготовьте для меня корабль в Империю. Я направляюсь в Дом Сун.

Мужчина потрясённо воскликнул:

— Вы…

— Хочет ли Цзынин занять место лорда клана или нет, я не могу позволить ему оказаться в невыгодном положении в бою, — в спокойных словах юноши читалось холодное намерение убийства.