Том 8. Глава 39. Мы пришли грабить

Дворец Мученика поднялся в небо и пересек золотистые сумеречные облака над Восточным морем.

В этот момент около сотни техников суетились на судне. По большей части это были люди, которых привел с собой Сун Цзынин.

Управление Дворцом Мученика не требовало слишком большого числа людей, поскольку почти всех их заменял один Цянь Е, и поэтому большинство работало над установкой всевозможного оборудования. Вскоре вокруг сердца Земного Дракона образовалась небольшая герметичная зона, и была построена дюжина нижних кают — техникам больше не придется спать на открытом воздухе.

Пять кинетических парусов были полностью установлены, что немного облегчило работу Цянь Е в плане контроля. Ему нужно было только поддерживать корабль в состоянии полета, а экипаж регулировал направление движения с помощью парусов. Эта форма управления, естественно, была менее гибкой по сравнению с прямым контролем Дворца Мученика, но она освобождала Цянь Е от необходимости постоянно следить за направлением движения.

Как человек, впервые увидевший драконокорабль в действии, Цзи Тяньцин крайне взволнованно реагировала на происходящее. Она прошлась по всем частям судна вместе с Цзынином, задавая бесчисленные вопросы. Сначала седьмой юный мастер хотел переложить эту ответственность на Цянь Е, но после посещения нескольких мест на судне он почувствовал, что другого выхода из ситуации не было. Всё потому, что каждый её вопрос касался поставок, предложения и цен.

После кольцевого обхода по кораблю грандиозные планы Её Превосходительства Мисс Тяньцин официально вступили в силу. По словам Её Превосходительства Дворец Мученика должен стать несравненным военным сверхкораблем, способным подавить любое судно Вечной Ночи. Какой-то там Апокалипсис или Вечная Тьма, корабли темных монархов, при виде Дворца Мученика должны будут либо бежать, либо их ждет лишь смерть.

Естественно, девушка не особо была довольна и названием судна. По её мнению «Дворцу Мученика» не хватало престижа, и что теперь его следует называть «Корабль Её Величества Тяньцин», что будет куда совершеннее.

Выданные юной мисс планы строительства определенно были куда грандиознее, чем проект Синей Луны. Не говоря уже о других элементах, предложенная ей гигантская пушка, питаемая от сердца Земного Дракона и способная с одного выстрела разносить линкоры на пятидесятикилометровом расстоянии, никогда доселе не появлялась в этом мире.

Согласно предложенной ею концепции, эта легендарная гигантская пушка не была невозможным подвигом. Просто цена вопроса несколько выходила за рамки человеческого воображения и осуществимости. Можно было ли соорудить её или нет, необходимые для покупки средства намного превысят любые бюджетные прогнозы Синей Луны на весь корабль.

Другими словами, капитала, необходимого для обустройства всего Дворца Мученика, было недостаточно, чтобы построить идеальную пушку мисс Тяньцин и это речь шла только о стоимости компонентов. Чаще всего сборка и проектирование главных орудий кораблей обходились куда дороже, чем сами детали.

Неудивительно, что лицо Сун Цзынина становилось всё более пепельным по мере того, как Цзи Тяньцин заходила всё дальше и дальше. И это было только главное орудие. Естественно, должно было быть и остальное вспомогательное оборудование вместе со всевозможными системами. В итоге этот так называемый «Корабль Её Величества Тяньцин» для управления, вероятно, потребует небесного монарха.

Этот фантастический военный корабль действительно обладал безграничной мощью и, вероятно, мог самостоятельно одолеть весь Сумеречный Континент. Проблема заключалась лишь в том, что стоимость его строительства равнялась половине имперского флота, который Империя накапливала веками.

Цянь Е, слушая всё это со стороны, чувствовал себя крайне озадаченным. Наверное, было хорошо, что он не понимал многого из того, о чем говорила Цзи Тяньцин. На лице Цзынина, с другой стороны, виднелись явные следы беспокойства и тревоги.

Но Мисс Тяньцин не просто грезила наяву. Предложенные ею планы строительства на самом деле были вполне осуществимы, по крайней мере теоретически. Единственная проблема заключалась в затратах.

Дом Сун всегда был чрезвычайно богат. Седьмой юный мастер, в определённой степени из-за воспитания, тоже имел подходящий своему клану характер. Он создал группу Нинюань с нуля и привел её к успеху, и даже установил связи с Двумя Бриллиантами Империи. Можно сказать, что с точки зрения богатства Сун Цзынин был номером один среди всего молодого поколения.

Поэтому слова «слишком дорого» комом застряли у него в горле, и он никак не мог заставить себя произнести их вслух.

Послушав какое-то время, Цянь Е наконец понял, что происходит, и невольно прервал длинную речь девушки:

— Эм, Тяньцин… мы не можем себе этого позволить.

— Никто не говорит тебе платить на месте, чего ты боишься?

— В будущем мы тоже не сможем себе этого позволить.

— Иди и грабь! Для чего ещё нужны нейтральные земли, если не для того, чтобы отбирать деньги и женщин?

Бандитские заявления юной мисс окончательно добили Цянь Е.

Она крепко хлопнула его по плечу:

— Значит, решено! Мы можем не торопиться с реконструкцией. Пока просто сменим название на «К.Е.В. Тяньцин». Это ведь не стоит денег, не так ли?

Цянь Е взглянул на руку девушки, лежащую у него на плече, и нахмурился. Она еще раз похлопала его по плечу и сказала:

— Только не говори мне, что ты собираешься кричать «извращенка»?

Юноша ничего не ответил, вместо этого погрузившись в глубокое раздумье.

— Какой скучный, — надувшись, пробормотала Тяньцин и побежала осматривать оставшиеся части Дворца Мученика.

Сун Цзынин подошёл поближе, говоря:

— Не думай слишком много, я тоже не могу ускользнуть от нее.

Люди с их уровнем боевых искусств могли чувствовать приближение внешних объектов. Чтобы допустить столь близкое действие, как похлопывание по плечу, нужно было остаться абсолютно беззащитным. Тем не менее, кажущийся случайным движением шлепок Цзи Тяньцин на самом деле был выдающимся секретным искусством, которое могло замаскировать все враждебные намерения, тем самым лишая цель всякой реакции.

Со способностями девушки для нее не будет проблемой быстро собрать всю свою изначальную силу. Это также означало, что она могла сильно ранить Цянь Е и Сун Цзынина в любой момент.

Похоже, седьмой юный мастер открыто признал этот факт. Вот почему он начал утешать Цянь Е.

Вот только кто же знал, что Цянь Е закатит глаза и ответит:

— Может, ты и не сможешь избежать её, но это не значит, что этого не могу я.

— Тогда почему у тебя был такой удрученный вид? — удивленно спросил Седьмой Сун.

— Чтобы она побыстрее заткнулась.

— …Цянь Е, а ты плохому учишься.

Дворец Мученика бесшумно пролетел сквозь ночь и вскоре появился над Южной Синевой. Он парил на краю пустоты, на расстоянии, которое даже божественный воитель не мог охватить своим восприятием.

Три фигуры вылетели из дворца и устремились к городу внизу: Цзи Тяньцин, Цянь Е и Сун Цзынин.

Вначале все трое были в свободном падении. Оказавшись в менее чем километре от земли, Сун Цзынин внезапно раскрыл свой веер. Троица оказалась окружена слабым весенним сиянием и теплым ветерком, как если бы гигантская невидимая рука поддерживала их тела и останавливала падение.

Однако скорость падения троицы была слишком велика, и седьмому юному мастеру пришлось не раз исполнять этот трюк из-за возросшей нагрузки. Вскоре его лицо побледнело от усталости.

Цянь Е фыркнул, высвобождая собственный домен. Океаническая Сила была настолько сильна, что почти сразу начала влиять на скорость их падения. Вихрь постепенно замедлял падение, вскоре превратившееся в плавный полёт.

Однако Цянь Е все еще уступал другу в мягкости. Искусство Цзынина, Три Тысячи Листьев, было столь же нежным и тихим, как родниковая вода, в то время как Океанический Вихрь Цянь Е обычно был резким и разрушительным. Даже Цзи Тяньцин удивилась способности юноши использовать свой домен таким, казалось бы, неподходящим ему способом.

Но как бы она ни была удивлена, юная мисс, казалось, не собиралась прилагать ни малейших усилий. Она вцепилась в Цянь Е с таким видом, будто говорила: «если мы умрем, то умрем вместе.»

Во время такого прыжка с большой высоты поймать кого-то было не слишком трудно и не слишком легко. У Цянь Е не осталось другого выбора, кроме как позволить ей обращаться с ним как с рабсилой.

Домен Цянь Е расширился, когда троица оказалась в сотне метров от земли. На этот раз, однако, почти линейная сила отправила их в горизонтальный полет к центру города.

В тот момент, когда Цянь Е расширил свой домен, две ауры — более сильная и более слабая — поднялись из резиденции городского лорда. Первая, естественно, принадлежала Цзи Жую, а вторая Гуань Чжунлю.

Цянь Е уже собирался заговорить, когда Сун Цзынин холодно сказал:

— Не обращай на них внимания!

— Именно! — Цзи Тяньцин, похоже, жаждала только хаоса.

Не в силах что-либо изменить, Цянь Е летел над городом, сосредоточившись на определенной цели.

Многие корпуса наемников создали свои опер-базы в Южной Синеве. На самом деле они представляли собой не более чем большие резиденции, у которых даже не было оружейных башен. Мало кто вообще мог позволить себе такие постройки, особенно большого размера, ибо те требовали поддержки питанием от кинетической башни.

Цянь Е запомнил распределение наемных корпусов c первого же взгляда, быстро перебирая при этом в голове несколько возможных вариантов. И когда юноша уже начал сопоставлять их с информацией из своей памяти, Сун Цзынин внезапно нырнул вниз.

— Пошли, чего ждешь?! — Цзи Тяньцин последовала за ним по пятам с Цянь Е на буксире.

— Вы так быстро выбрали? — Цянь Е, решивший, что его стратегические навыки улучшились, несколько опешил.

— А чего тут выбирать? Просто берём самый крупный!

Цянь Е это подкосило ещё сильнее. Похоже, думать слишком много — иногда не лучшая идея.

Наёмники Ледяного Волка были одним из самых известных наёмничьих корпусов в Южной Синеве, а также главной гордостью их лидера, носящего такое же имя, Ледяного Волка. Он также прекрасно понимал, что их слава ограничивалась этим городом, и что вне него они были никем.

Поэтому он всегда придерживался стабильной стратегии и твердо следовал по стопам городского лорда, ведя дела только с крупнейшими торговцами города. И хотя прибыль от таких сделок была невелика, риск всегда был довольно мал. За дюжину лет Наёмники Ледяного Волка росли все больше и больше. Даже их резиденция расширилась вдвое. Недавно Ледяной Волк начал размышлять, а не пора ли им построить пару пушечных башен. Защита была второстепенной задачей — главное было показать свою мощь.

В этот момент перед ним на столе стояли две миниатюрные модели пушечных башен. Они были очень реалистичны и могли быть разобраны до самых внутренних компонентов. Были четко обозначены детали, которые можно было отрегулировать или переместить.

Глядя на эти две пушечные башни, мужчина испытывал одновременно и радость и тревогу.

И пока он волновался по этому поводу, снаружи послышался сильный удар, и дверь комнаты выбили внутрь!

Такой поворот был слишком внезапным и лишенным всяких предупреждающих признаков. Даже сам Ледяной Волк, будучи экспертом тринадцатого ранга, ничего не почувствовал, пока его дверь не вышибли пинком ноги.

Выбив дверь, Цзи Тяньцин опустила поднятую ногу и вошла внутрь большими шагами. Осматривая каждую часть комнаты, она сказала:

— Надо сказать, тут всё в неплохом состоянии.

Ледяной Волк сделал два шага назад и, прижавшись спиной к стене, спросил:

— Вы?..

Кто бы перед ним ни стоял, мужчина знал, что не был им ровней.

— Мы пришли грабить.