Том 8. Глава 57. Загадка небес

Воздушный корабль поднялся над Высоким Континентом и полетел вдаль.

Офицер порта некоторое время наблюдал за судном, а затем записал в своем журнале: «направляется на континент Цинь». Сделав записи, он ещё раз проверил направление полёта и подал документы на проверку.

Только он и не подозревал, что корабль, скрывшись из виду, сделал резкий поворот, и две новые мачты поднялись из его палубы, раскинув два новых паруса. Скорость судна резко увеличилась, и оно устремилось в бескрайнюю пустоту. Но офицер в любом случае закрыл бы на это глаза, даже если и был бы в курсе происходящего, поскольку в противном случае весь порт с персоналом оказались бы наказаны за недостаточный надзор.

Внешняя оболочка далекого воздушного корабля раскрылась, и многочисленные столбы вытянулись перпендикулярно мачтам. Изначальные массивы на них непрестанно мерцали, покрывая судно барьер за барьером — это должно было защитить его от эрозии пустотных бурь.

Двери каюты сразу же открылись, и героического вида фигура вышла на палубу, чтобы затем встать на её носу. Этот человек, казалось, стоял небрежно, но от него исходила величественная и столь же резкая аура, подобная острому, обнаженному клинку.

Худощавый старец следовал за этой персоной позади:

— Юный мастер, вам следует хотя бы сказать своей семье о таком важном деле.

Фигура, стоявшая на носу, обернулась, и стали видны её прекрасные черты. Только глаза её были настолько острыми и холодными, что у зрителя не было времени восхищаться её красотой. Услышав слова старика, девушка усмехнулась:

— Эти старые болваны не имеют права мешать мне делать задуманное.

— Юный мастер, это…

Ли Куанлань резко оборвала старшего:

— Никаких но! Половина старейшин слабее меня, и я очень скоро догоню оставшихся. Как смеет группа бездарных людей критиковать мой путь?

Старик вздохнул:

— Ваши слова верны, но вы должны сказать об этом хотя бы императрице.

Бравада Ли Куанлань на мгновение потухла:

— У моей сестры слишком много дел, а уж времени на такие мелочи точно нет.

— Можно ли назвать всё связанное с Великим Вихрем мелочью? Юный мастер, пожалуйста, пересмотрите своё решение.

— Мы уже в пути, не будет ли уже лишним возвращаться прямо сейчас?

— Великий Вихрь полностью раскроется через пару дней. Если мы поспешим назад, то опоздаем всего на день, а для человека ваших талантов это сущий пустяк. Если всё это затянется, вы понесёте большие потери.

Ли Куанлань явно не одобряла такого подхода:

— Этого юного мастера не интересует то, что находится у самого входа.

— В прошлый раз Морской Лотос нашли прямо возле входа. Есть ли что-нибудь более важное, чем это?

— Есть.

— О? Что бы это могло быть? Этот старый слуга просто обязан узнать.

— Важно лишь то, достаточно ли остр и быстр мой клинок!

Глаза старика сузились:

— Значит ли, что юный мастер нашел себе точильный камень?

— Да, и он находится в нейтральных землях!

Старик вздохнул:

— Юный мастер, нет ничего зазорного в том, чтобы заточить свой клинок, но если вы переусердствуете, то можете сломать его прежде, чем успеете нанести хоть один серьёзный удар.

Ли Куанлань холодно рассмеялась:

— Думаешь, я не смогу победить её?

— Этот слуга не посмеет.

— Полный вперед! Я уже всё решил!

Старик на мгновение заколебался:

— Поскольку юный мастер уже принял решение, этот старый слуга будет выполнять ваши приказы. Тем не менее, мы все равно должны послать весточку императрице, чтобы она не беспокоилась о вас. Её Высочество может послать за вами экспертов из дворца. Если пройдёт слишком много времени, боюсь, что бы ни задумывал молодой мастер, это пойдет не лучшим образом.

Ли Куанлань фыркнула, но ничего не ответила.

Вздохнув с облегчением, старик повернулся и сделал жест рукой. Мгновение спустя луч света взмыл в небо и улетел вдаль.

После того, как свет исчез за горизонтом, Ли Куанлань холодно сказала:

— Иди уже, я хочу пораньше прибыть в нейтральные земли.

— Да, юный мастер.

* * *

В императорском дворце стояла весна. Теплые лучи солнца падали на ярко раскрашенную листву, но в тени все ещё ощущался резкий холод.

Императрица Ли сидела в садовой беседке, наслаждаясь теплым солнечным светом и лаская белоснежную кошку у себя на коленях. Её пальцы были похожи на нежнейший нефрит и, казалось, были даже светлее, чем шерсть кошки.

Питомец вытянулся под теплым светом и в конце концов заснул.

Императрица Ли взяла стоявшую рядом чашку и сделала лишь крохотный глоток, а служанки уже подменили ей новую. Движения женщины были тихими и мягкими, но в них чувствовалась необычайная сила.

Во дворе послышались четкие шаги, и в поле зрения возник бледный слуга. Он опустился на колени перед беседкой и сказал:

— Императрица, генерал императорской гвардии Ван Цзо просит аудиенции.

— Ван Цзо? Зачем он хочет меня видеть? Это против правил.

— Генерал Ван говорит, что у него есть важное секретное донесение из нейтральных земель, и он должен передать его вам лично.

Императрица Ли нахмурилась:

— Нейтральные земли… ладно, впусти его.

Слуга был в шоке:

— Сюда? Разве это не слишком неподобающе?

Императрица равнодушно ответила:

— Генерал Ван Цзо имеет особый статус. Император ничего не скажет, даже если узнает. Приведи его сюда.

Весь дворцовый персонал знал, что императрица трижды повторять не станет. Слуга быстро побежал прочь, не смея противоречить хозяйке.

Несколько мгновений спустя высокий, красивый генерал вошел широкими шагами и опустился на колени перед павильоном:

— Подданный Ван Цзо приветствует императрицу!

Заинтригованные служанки украдкой поглядывали на мужчину. Перед их глазами появилось светлое лицо без какой-либо щетины — мужчина действительно был красив, но в то же время несколько женственен.

Императрица Ли подняла руку, жестом приглашая генерала встать:

— Какие новости настолько важны, что нужно встречаться со мной лично? Вы же знаете, что ваша голова покатится, если они окажутся недостаточно значимы.

Генерал побледнел:

— Эта информация исходит от Сун Цзынина из Дома Сун. Он не пожалел денег на передачу этой информации с нейтральных земель на континент Цинь и даже послал гонца, чтобы передать вторую копию. Генерал Цзынин говорит, что эта новость связана с будущим клана Ли и должна дойти до Вашего Высочества.

— Сун Цзынин? Я слышала, он умный малый, — взгляд императрицы немного смягчился: — Дай-ка мне посмотреть.

Генерал достал две запечатанные трубки и передал их служанке:

— Седьмой юный мастер прислал два экземпляра, в которых, как сообщается, содержится идентичное послание. Ваш слуга предоставляет их обоих.

Императрица Ли проверила трубочку и открыла ее, обнаружив, что печать цела. В этот момент из тени позади беседки выбежал пожилой слуга:

— Ваше Высочество, позвольте этому слуге открыть его. Это может быть ловушка!

Императрица Ли улыбнулась:

— Такой умный человек, как он, не сделает такой глупости. Да и что такого он сможет поместить в эту маленькую трубочку, что оно сумеет причинить мне боль?

С этими словами она развернула послание и начала серьезно читать его.

Письмо было недлинным, но императрица несколько раз просмотрела его содержание прежде чем положить на стол. Затем она открыла другую трубку и сравнила послания. Убедившись, что они идентичны, она слегка потерла бумагу ладонями, превратив её в струйки дыма, что развеялись по ветру.

Императрица Ли сидела с выражением одновременно радости и беспокойства, но в то же время в ней чувствовалось необъяснимое очарование. После минутного раздумья она, фальшиво улыбнувшись, сказала:

— Этот ребенок действительно крайне смел, раз осмеливается строить против меня козни.

Услышав это, генерал Ван Цзо вздрогнул. Взгляд императрицы заставил его упасть на колени, дрожа всем телом, но он так и не попросил пощады.

— Ван Цзо, какую выгоду Сун Цзынин обещал тебе, чтобы ты помог ему в этом деле? — голос императрицы был столь же холоден, сколь и очарователен.

Генерал стиснул зубы:

— Седьмой Сун однажды пошел на большой риск, чтобы спасти моего единственного сына. Я готов отдать этот долг собственной жизнью. Кроме того, я твердо верю, что он не причинит вреда ни мне, ни Вашему Величеству.

Императрица Ли улыбнулась:

— Верного человека, который отплачивает услугой за услугу, нелегко найти. Эта новость действительно важна для меня. Давай сделаем так: ты пойдешь к Герцогу Жуну и скажешь ему, что я послала тебя. Посмотрим, есть ли у него какая-нибудь сельская почта, требующая отправки.

Ван Цзо был приятно удивлен. Он быстро поклонился и сказал:

— Благодарю вас, Ваше Высочество!

Императрица отпустила генерала взмахом руки. После минутного колебания она сказала:

— Принесите Нефрит Похищенных Небес.

Старый слуга был потрясен:

— Императрица, его нельзя использовать свободно!

— Все в порядке, это того стоит.

Старый слуга ушел и вскоре вернулся с нефритовой шкатулкой, несомой на парче и атласе.

Императрица Ли приняла шкатулку и открыла ее. Внутри лежало несколько кусков нефрита, тонких, как крылья цикады, с вырезанными на них древними символами. Те были настолько стары, что никто из присутствующих не мог их понять.

Императрица выудила осколки и, немного подсчитав что-то в голове, рассыпала их по земле. Те приятно зазвенели, когда катились, подпрыгивая и падая, подобно играющим в саду феям.

Женщина пристально смотрела на осколки, стараясь не упустить ни одной детали. Старый слуга и служанки затаили дыхание, не смея ни в малейшей степени потревожить или прервать императрицу. Они работали во дворце уже долгое время, но это был первый раз в их жизни, когда императрица использовала Нефрит Похищенных Небес. Это был также первый раз, когда она полностью посвятила себя божественным тайнам. Прерви они её, и смерть бы оказалась самым лёгким из наказаний.

Императрица Ли претендовала на свою должность не только потому, что была красива и нежна.

Нефритовые осколки внезапно взорвались в хлопке и одновременно разбились вдребезги!

Лицо женщины стало бледным, как бумага, и она начала кашлять до тех пор, пока не согнулась пополам.

Все были потрясены, но не осмеливались броситься к ней, опасаясь, что прорицание все ещё продолжается. Все, что они могли сделать, так это беспомощно наблюдать.

После долгого кашля императрица встала и посмотрела на руку, которой только что прикрывала рот. На той красовалось ужасное пятно крови.

Она схватила белое полотенце и вытерла кровь с губ и руки. Женщина вдруг рассмеялась и пробормотала себе под нос:

— Ах, судьба… чем больше ты что-то скрываешь, тем яснее это становится.

Она снова села и со всем своим достоинством произнесла:

— Уберите это и позовите сюда евнуха Лю.

Несколько мгновений спустя появился седовласый старец, чьи длинные брови свисали по обе стороны лица. Он не опустился на колени, а просто сделал приветствие, сказав:

— Что нужно императрице от этого старика?

Императрица отнеслась к его действиям как к должному:

— У меня есть личное дело, требующее твоей помощи. Отправляйся на нейтральные земли и передай мое послание Куанлань. После можешь действовать по обстоятельствам, не нужно возвращаться в спешке.

С этими словами губы императрицы слегка шевельнулись, и ее голос проник в уши евнуха Лю.

Его брови внезапно поползли вверх:

— Этот старик все понимает. Я сделаю все, что в моих силах.

Императрица мягко сказала:

— Нет никого лучше, кому я могу поручить это дело, чем евнух Лю.