Том 8. Глава 67. Сожаление

— Цянь Е, я же просила тебя оставить несколько выживших, — беспомощно пробормотала Ли Куанлань.

— Там, — Цянь Е указал на прислонившегося к стене офицера.

Мужчина цеплялся за стену на последнем издыхании, и сил у него оставалось даже меньше, чем у простого солдата. Куанлань осмотрела офицера — жизненная сила его была подобна свече на ветру, готовой погаснуть в любое мгновение.

Такое состояние обычно было результатом того, как вампир высасывал из человека эссенцию крови, но на шее мужчины не было видно и малейшего следа клыков.

Нахмурившись, Куанлань вздрогнула: в её голове промелькнули бесчисленные кровавые нити, втянувшиеся в тело Цянь Е.

Девушка постучала по груди офицера, посылая в неё поток ледяной изначальной силы. Мужчина сначала чуть ли не задохнулся от боли, но затем стал несколько более энергичным, а на его лице появилось немного красок.

— Откуда ты?

— Мы из наемничьего корпуса Дикого Волка, мобилизованного по приказу городской стражи Звука Прибоя. Мы отвечаем за зачистку полю боя и решение вопросов с военнопленными, — с трудом ответил офицер.

Глядя на трупы, висящие на стенах пещеры, можно было легко понять, как здесь «решали вопросы». Ли Куанлань ещё мало была знакома с нейтральными землями и поэтому вопросительно взглянула на Цянь Е.

— Они падальщики, — ответ Цянь Е пролил некоторый свет на природу этих наемников.

Таки солдаты обычно представляли собой пресловутое пушечное мясо, вступавшее в бой во время войны, а затем отвечающее за зачистку поля боя. Из-за их крайней слабости единственной положенной им оплатой была добыча во время послевоенной уборки. По правде говоря, всё добро забирала основная армия, а этим наемникам доставались лишь крохи. Вот почему трупы снаружи были ободраны наголо — полуразваленные доспехи уже были для них неплохим урожаем.

Такие солдаты обычно пытали своих пленников, дабы попытаться заполучить от них ещё кое-какие выгоды, но в большинстве случаев это делалось просто удовольствия ради. Как самые ничтожные существа на поле боя, они презирались даже своими союзниками. Из-за этого, как только попадалась возможность, эти обычно подавленные наемники превращались в кровожадных шакалов.

Так что было вполне естественно, что Цянь Е разозлился до такой степени, что использовал Расхищение Жизни на этом сброде.

Аура офицера вскоре миновала свой пик и начала падать. Куанлань снова постучала ему по груди:

— С кем вы дрались и почему?

— Я слышал, что это люди из Южной Синевы, а точнее из недавно сформированного корпуса наемников и городской стражи. Они только что понесли тяжелые потери после разгрома армии Волчьего Короля. Мы застали их врасплох и вскоре победили.

— И где предводитель их армии? — девушка задала ключевой вопрос.

— Мы этого не знаем. Я только слышал, что им удалось захватить только одну ключевую фигуру и что другая сбежала. Я больше… ничего не знаю… — аура офицера постепенно ослабевала, и вскоре его голова склонилась набок, чтобы больше никогда вновь не подняться.

Ли Куанлань встала, говоря:

— Большего мы от него не добьемся.

Этот мужчина был поражен Расхищением Жизни и уже находился на грани смерти. Если бы не Куанлань, поддержавшая в нем жизнь при помощи изначальной силы, он бы не смог рассказать так много.

— Так кто был захвачен в плен, и кто сбежал? — спросил Цянь Е.

Куанлань вздохнула:

— Ты знаешь ответ, так зачем меня спрашивать? Согласно здравому смыслу, сбежала Тяньцин, а Седьмого Суна схватили. Возможно, ни один из них и не был захвачен, и эта так называемая важная фигура — это и вовсе кто-то другой.

Цянь Е вздохнул:

— У меня такое чувство, что поймали именно Сун Цзынина.

— Не надо спешки. Другая сторона победила эту двоицу, а, значит, с ней нелегко иметь дело. Всё будет бесполезно, если ты пойдешь к ним в таком состоянии.

Взгляд Цянь Е был сродни холодному лезвию:

— Может, я и не смогу спасти Сун Цзынина прямо сейчас, но… кем бы ни была другая сторона, я должен дать ей знать: я здесь. И если они что-то с ним сделают, я рано или поздно убью каждого причастного.

Юноша не скрипел зубами от злости и не топал ногами — он спокойно констатировал этот факт. Взгляд Куанлань переменился:

— Седьмому Суну крайне повезло встретить такого человека, как ты. Пошли выследим их. Уверена, их главный лагерь стоит недалеко отсюда.

Куанлань вышла из пещеры с Цянь Е на буксире. Затем она подала знак кораблю, чтобы тот ретировался в пустоту и ожидал дальнейших приказов. А они вдвоём выследит врага пешком.

Это судно было бесценно, но его защита была в лучшем случае средней. Девушка не хотела рисковать потерей такого корабля, учитывая то, что соперник сумел подавить такого эксперта, как Сун Цзынин. Для врага такого уровня этот корабль бы стал легкой добычей.

В этот момент за спиной Ли Куанлань внезапно появился старик:

— Позвольте этому старому слуге последовать за вами.

— Это моя битва, и она не имеет ни малейшего отношения к семье. Никто не должен вмешиваться! — нахмурившись, сказала девушка.

— Юный мастер… — старик хотел было что-то сказать, но Куанлань и Цянь Е уже отправились в путь. Старик со вздохом вернулся на воздушный корабль.

Двоица была искусна в выслеживании, а в дикой местности способности Цянь Е раскрывались на полную. Вскоре они нашли свою цель.

Это была долина с естественным родником. Вход в неё оказался превращен во временный лагерь с более чем тысячью солдат, размещенных внутри.

Прикрываясь сложным ландшафтом, Цянь Е и Куанлань втянули свои ауры и начали наблюдать за местностью.

Несмотря на временный статус лагеря, построен он был со всевозможными учетами патрульных и часовых, дабы охрана охватывала все углы базы. Не было никаких слепых зон, и даже самым опытным охотникам будет очень непросто попасть внутрь.

Несмотря на то, что солдаты сняли свои знаки отличия, Цянь Е сразу опознал их принадлежность к Звуку Прибоя. В сравнении с их мощными аурами и первоклассным снаряжением Темное Пламя походило на беспорядочную шайку разбойников. Даже силы Волчьего Короля бледнели по сравнению с ними.

Солдаты здесь были достаточно выдающимися с точки зрения боевой мощи, чтобы подавить силы Южной Синевы. Учитывая фактор засады и ослабленность его собственных сил, неудивительно, что Сун Цзынин проиграл. Но кто именно помешал ему сбежать?

После минутного молчания Куанлань сказала:

— Здесь есть эксперт, не действуй опрометчиво.

Глаза Цянь Е, направленные на лагерь, загорелись голубой рябью. Тело юноши слегка вздрогнуло, стоило ему заметить едва различимый лист, плавающий в центре лагеря!

Этот лист состоял из одной только изначальной силы, и поэтому другие не могли видеть его. Только те, у кого были способности наподобие Ока Правды, могли заметить его присутствие.

Этот лист, на вид живой и нежный, парил в воздухе, то опускаясь, то поднимаясь, но его черешок всегда указывал в одном направлении.

Цянь Е перевел взгляд и увидел мерцающий вдали зеленый огонек. Даже с Оком Правды он едва мог различить этот лист, висящий в воздухе.

Теперь юноша был уверен, что именно Сун Цзынин оставил ему эти следы. Именно он, очевидно, попал в руки Звука Прибоя, так как Тяньцин нигде не было видно.

Куанлань указала на угол лагеря и прошептала:

— Я чувствую идущий оттуда запах крови. Похоже, там держат заключенных. Хочешь пойти и проверить?

Цянь Е не успел кивнуть, как мрачная аура вырвалась из лагеря:

— Кто там крадется?

Двоица встревожилась. Дух Цянь Е слегка дрогнул, когда он обнаружил следы Седьмого Суна, и крохотная часть его ауры просочилась наружу. Кто бы мог подумать, что враг заметит столь незначительную деталь? Восприятие этого человека, вероятно, было не ниже, чем у самого Цянь Е.

Из лагеря поднялась фигура и направилась к Цянь Е и Ли Куанлань. Увидев лицо этого человека, юноша вздрогнул. Это оказался тот самый старик, некогда прятавшийся в облаке.

Тот тоже удивился, увидев Цянь Е — на его лице расцвела холодная улыбка, а взгляд наполнился убийственным намерением. Похоже, он все ещё держал обиду за тот день.

Куанлань выхватила из ножен Объятие Холодной Луны и выстрелила в старика лучом ледяного сияния:

— Уходи первым!

Однако Цянь Е продолжал пристально смотреть на оппонента:

— Это вы устроили засаду на Цзынина?

Старик фыркнул и, выхватив клинок, отразил атаку Куанлань:

— Какую засаду? Я привел армию и в открытую разгромил врага, а затем взял в плен вражеского генерала. Если бы эта хитрая девчонка не сбежала бы, как только всё начало пахнуть жареным, она ни за что не смогла бы вырваться из моих рук!

С появлением меча старика взгляд Куанлань стал серьёзным. Её рука затанцевала, обрушивая на врага несколько изогнутых лучей ауры меча:

— Цянь Е, уходи!

В данный момент девушка уже использовала почти всю свою мощь, однако черный клинок, словно сделанный из кристалла, блокировал все атаки посреди шквала остаточных изображений. Похоже, у старика оставалось более чем достаточно места для маневра.

По этому недолгому столкновению уже можно было увидеть исход битвы — глядя на то, как старик управлялся со своим мечом, становилось понятно, что Куанлань ему не соперница. Так что, скорее всего, в проигрыше Седьмого Суна не было никакой несправедливости.

— Где Цзынин?! — взревел Цянь Е.

Старик зловеще усмехнулся:

— Этот малыш уже на пути к Волчьему Королю!

Глаза Цянь Е закипели убийственным намерением:

— А ты, я погляжу, очень смелый!

Старик беззаботно фыркнул:

— Прошло так много лет с тех пор, как кто-то смел заговорить со мной подобным образом. Похоже, у тебя хорошие отношения с этим парнем. Как насчет такого? Если ты встанешь на колени и добровольно подчинишься, то я, возможно, отпущу этого малыша, поскольку ты избавишь меня от кое-каких неприятностей. Что скажешь?

Цянь Е глубоко вздохнул:

— Цзынин никогда не подчинится добровольно, и не стану! Только в твоих мечтах! Куанлань, уходи первой!

Девушка закричала:

— Ты с ума сошел?!

— Нет, я просто хочу, чтобы этот старик знал, что такое сожаление.

Последний громко рассмеялся:

— Хорошо, мне действительно интересно посмотреть, как ты собираешься заставить меня пожа…

Он вздрогнул еще до того, как успел договорить.

Фигура Цянь Е мелькнула, оказавшись в главном лагере, и в стометровом радиусе вокруг него вспыхнуло кровавое зарево.

Взгляд старика кинжалами впился в Цянь Е. Он взревел:

— Ты посмел?!..