Том 9. Глава 28. Разменный товар

Ноксус уже было бросился в бой, но даже он не смог ясно разглядеть то, что показывал в своей руке Габсбург. Издалека это казалось шаром туманного струящегося света.

Что именно так сильно потрясло Чжан Боцяня?

Габсбург повернулся к Ноксусу и жестом показал ему не подходить. В этот же миг арахнид почувствовал связь от далёкой ауры — типичное приветствие между двумя дружественными экспертами тёмных рас. Это явно было превышением полномочий со стороны принца, даже будь он трижды наследником древнего клана и большой шишкой в совете.

Тем не менее, Ноксус всё же сбавил скорость. Инстинкты подсказывали ему, что случившееся явно было совершенно ненормально. К тому же, только что проявленная Габсбургом сила оказалась немаленькой, что вызвало ещё больше колебаний в его решении атаковать домен другой стороны.

Что планировали вампиры? Пока Ноксус вертел в голове эту мысль, он заметил, что Меданзо за ним не последовал и вместо этого завис метрах в ста в стороне.

Военачальник арахнидов внезапно замер. Он осторожно взглянул на Меданзо, но Мрачный Монарх, казалось, взгляда не заметил и медленно плыл к позиции союзника.

Если один тёмный великий монарх решил встать, вампир, разумеется, не пойдёт в одиночку. Другие принцы и герцоги были ещё менее склонны ко столь смелым поступкам.

Чжан Боцянь спросил:

— Как ты получил это изображение?

— Это неважно. Главное то, что образ этот — чистая правда.

Сфера света тихо переливалась в руке принца, и даже два великих темных монарха не могли понять, что в ней такого особенного.

Однако Чжан Боцянь заметил на себе взгляд беловолосого мужчины в простых одеждах. Образ был настолько живым, что даже передавал складки и неровности в его одежде, передавал даже самые незначительные изменения в выражении лица, отчего казалось, будто фигура человека находится в пределах прямой досягаемости.

Сцена была настолько реалистичной, что идеально передавала присутствие. Чжан Боцянь даже чувствовал то исчезающую, то появляющуюся вновь ауру Линь Ситана. Взгляд последнего оставался неподвижен, как гладь озера, но явно тускнел, да и конечности давно утратили способность совершать большие движения.

Когда Линь Ситан стал таким слабым? Или, может, он просто ни разу не позволял посторонним видеть себя в таком состоянии?

Чжан Боцянь перевел взгляд и потрясённо поднял брови при виде уникального пейзажа за длинными и высокими окнами.

Мужчина не стал прятать своих слов:

— Он в Палате Прорицания?!

— А где же ещё?

— Это единственное место, где он не должен быть! — голос Чжан Боцяня не был громким, но убийственное намерение внутри него волной захлестнуло Габсбурга. Палата Прорицания была важным местом, используемым для крупномасштабных гаданий и жертвенных церемоний. Один человек не смог бы использовать там свое искусство прорицания из-за множества ограничений, наложенных на здание — каждая такая попытка требовала кровавого жертвоприношения.

Как можно было противостоять яростной атаке Принца Зелёное Солнце, даже если это была всего лишь подавляющая аура? У Габсбурга не было решимости встретить её в лоб. Он тут же развеял проекцию и отступил вдаль.

— Вы уже знаете, правда это или нет, некоторые детали просто невозможно имитировать. Что скажете? Вы и дальше будете сражаться с нами здесь?

Глаза Чжан Боцяня стали до невозможного ледяными:

— Каково сейчас состояние Линь Ситана?

— Откуда мне знать? Но я думаю, что он все еще жив.

— Думаешь?!

Габсбург спокойно улыбнулся:

— Принц Зелёное Солнце, вы, кажется, кричите не на того. Я всегда переживал о продолжительности жизни маршала из-за его отказа прорваться в высшее царство. Но, если взглянуть на него нынешнего, кажется, он не сумеет протянуть и до конца года, что уж говорить о десятилетии.

Не успел принц договорить, как в него уже полетел удар ладонью. Несколько лучей молнии обрушились на Габсбурга.

Подготовленный принц отступил ещё дальше. Алая энергия крови с крапинками золотого света, его знаменитый домен, Сумеречная Страна, рассеяла половину молний, а от остальных вампир просто увернулся.

— Его нынешнее положение не имеет ко мне никакого отношения. Несколько месяцев назад наши пророки сказали, что в вашем императорском дворце грядут большие перемены. Похоже, они имели в виду Маршала Линь. Неужели даже великий Принц Зелёное Солнце беспомощен в этом вопросе? Неужели у небесных монархов Империи нет иного выбора, кроме как склонить головы?

В глазах Чжан Боцяня мелькнул огонек:

— Не нужно сеять раздор среди нас. Будучи в избытке, такие слова лишь теряют свой смысл. У меня безусловно есть то, за что я пекусь, но в этом плане у меня никогда не было опасений!

Небесный монарх развернулся, тряхнув рукавом, но Габсбург окликнул его:

— Стойте!

— Что ещё ты хочешь сказать?

— Пожалуйста, передайте маршалу Линь, что, как бы и что он ни планировал, с приходом нового мира всё изменится. Скажите ему, что он столкнется с бессмысленным поражением, если не сможет отказаться от попыток разгадать общую картину прорицания.

Чжан Боцянь ответил прямо:

— Я не стану ему ничего передавать. Линь Ситан сам сделает свой выбор.

— Принц Зелёное Солнце, вы готовы обратиться за помощью к запретной технике, но не хотите отговорить Маршала Линя от бессмысленной жертвы?

— Не твое дело говорить о делах между мной и ним.

Габсбург после недолгой паузы продолжил:

— Наш Совет состоит из многих фракций. Одни хотят вернуть Её Высочество, другие предпочитают выгоды, которые можно получить от Империи. Вам стоит быть осторожным на своём пути.

— Никто не может остановить меня, кроме трех Высших, — решительно произнёс небесный монарх.

— Вы слишком самонадеянны.

Чжан Боцянь пристально посмотрел Габсбургу в глаза:

— Как бы то ни было, я запомню твои слова.

— Не надо меня благодарить, я лишь хочу благополучно сопроводить Её Высочество. Мы не сможем этого сделать, если вы будете рядом, — со смехом сказал вампир.

Кивнув, Чжан Боцянь развернулся и ушёл. Его не интересовала личность упомянутого «Её Высочества». Тем временем потрясённый Направляющий Монарх чуть не получил удар от Неугасаемого Пламени.

— Боцянь, что ты делаешь?

Силуэт Принца Зелёное Солнце слегка отдалился, но в конце концов остановился и повернулся к старику лицом:

— Только не говорите мне, что не знали о происходящем в столице.

В этот момент Ноксус и Меданзо осознали происходящие перемены. Они воздержались от нападения на Чжан Боцяня, побудив остальных своих союзников последовать их примеру. Габсбург стоял в отдалении, уже готовый наблюдать за шоу.

Цзи Вэньтянь утвердительно ответил:

— Я знал.

— Тогда зачем вы привели меня сюда, чтобы перехватить эту таинственную персону?

— Это дело чрезвычайной важности, оно намного превосходит приоритеты всего остального. Что бы ни происходило в столице Империи, это вопрос внутренний. Небесным монархам не престало выбирать в таких делах чью-то сторону.

Небесные монархи никогда не вели за собой солдат и не вмешивались в политику. Их влияние из-за кулис было неизбежно, но даже самый властолюбивый Долголетний Монарх ни разу не оказывался в центре всеобщего внимания.

Чжан Боцянь фыркнул:

— Никакой спешки? Никакого принятия сторон? Неужели вам всё равно, даже когда хаос царит у нас под боком?

Направляющий Монарх нахмурился:

— Конфликты в столице существовали всегда. Как подобное вообще может сравниться с текущей задачей? Если мы не остановим их, Вечная Ночь приобретёт эксперта, сравнимого с Властелинами Священной Горы. Баланс сил окажется нарушен, и мы пожалеем о том, чего не сделали бы сегодня.

Чжан Боцянь холодно процедил:

— Получит ли Вечная Ночь себе эксперта или потеряет, это их дело. То, что происходит в Империи — вот что для нас важно.

— Но оба эти события происходят одновременно. Взвесив все за и против, мы, естественно, должны оказаться здесь.

Чжан Боцянь закрыл глаза:

— Значит, люди в дворце — это разменный товар на того, кого вы намереваетесь перехватить? Замечательная сделка.

Направляющий Монарх вздохнул:

— Вечная Ночь никогда не давала нам выбора. Событиям в столице суждено было произойти. Тёмные расы заняты делёжкой добычи после перемирия в священной войне. Иначе у нас не было бы и шанса перехватить цель. Нужно лишь подождать с полдня…

Цзи Вэньтянь в своих словах оставался тактичен, но Чжан Боцяня они не могли подкупить. Он оборвал старика, сказав:

— Пыль через эти полдня уже осядет. В конечном итоге, это всего лишь размен.

— По правде говоря, я не знаю подробностей беспорядков в столице, но позиция небесного монарха в гражданских конфликтах должна быть нейтральной. Боцянь, ты родился в крупном клане и всегда был лидером, но слишком высокая власть аристократии над императорской партией только вредит Империи.

Принц Зелёное Солнце понял смысл, лежащий в этих словах. Боялся ли старик, что он поддержит дворянство и подавит императорский клан? Мужчина не мог не расхохотаться:

— Аристократия давит на императора? Как мне видится, это он пытается избавиться от министров с большим авторитетом, не так ли?

Два монарха уже давно перешли на передачу слов с помощью изначальной силы, что не давало другим услышать их. Эксперты Вечной Ночи также осознали происходящее: никто не встревал в бой, а Неугасаемое Пламя даже замедлил свои атаки, позволив оппоненту сохранить имеющееся небольшое преимущество.

Чем чаще подобное стало происходить, тем чётче Цзи Вэньтянь понимал намерения Вечной Ночи.

Совет подготовил несколько планов на случай непредвиденных обстоятельств. Поскольку они уже убедили Чжан Боцяня, обострение конфликта могло только сыграть против них. Стоит в принципе начать с того, что три великих темных монарха по умолчанию принадлежали к разным расам и опасались друг друга — никто из них не хотел сражаться насмерть против могущественного врага.

Направляющий Монарх решил оборвать бой и прямо предстать перед Чжан Боцянем. Как и ожидалось, демон не стал останавливать его.

В этот момент самым близким к двум небесным монархам лицом стал Габсбург. Однако он не растерялся и, улыбнувшись, в поклоне отступил за пределы возможной атаки.

Направляющий Монарх сказал:

— Боцянь, нам нужно лишь сдержать их на день, и наша цель наверняка окажется здесь. Мы сумеем защитить Империю от будущего столетнего бедствия. Даже если мы сумеем только ранить её, это уже оборвёт её ужасающий рост при открытии нового мира. Пойми, почти все главнокомандующие Вечной Ночи находятся здесь. Сдержав их, мы снимем часть давления с войны на Пустотном Континенте. Силы Империи могут воспользоваться этой возможностью, чтобы одним махом перехватить континент и заложить основу для возрождения Империи.

Зелёное Солнце уже мог подтвердить, что Направляющий Монарх действительно мог не знать подробностей происходящего в столице. Для небесного монарха конфликты при императорском дворе были просто детскими играми, для него было всё равно, какая партия находится у власти. Небесные монархи были отстраненными существами, что видели в своих глазах лишь большую картину между Рассветом и Вечной Ночью.

Чжан Боцянь внезапно потерял интерес к спору со стариком, и насмешливо сказал:

— Я действительно понятия не имею, кто убедил вас пойти на этот бой, не сообщив при этом, кем мы жертвуем. Быть может, даже знай вы, всё равно решили бы, что пожертвовать Линь Ситаном — пустяк. Должно быть, с Пустотного Континента можно заполучить немалые выгоды, не так ли?

Цзи Вэньтянь поражённо раскрыл глаза при упоминании Линь Ситана. Как один из четырех великих министров, назначенных предыдущим императором — маршал, глава кабинета и эксперт по прорицанию номер один Империи, Линь Ситан занимал должность, превосходимую лишь одним человеком. Он, вероятно, входил в первую десятку людей в Империи с точки зрения авторитета.

Однако на лице монарха тут же отразилась холодность:

— Война между Вечной Ночью и Империей — это вопрос общей картины. Тот, кто увязнет в ней, будь то даже ты, я или Линь Ситан, окажется стёрт в порошок. Не будет ничего удивительного, если мы оба погибнем в бою!

— Смерть в бою несравнима с гибелью от заговора!

— Боцянь, обмен Линь Ситана на Пустотный Континент и эксперта, способного в скором времени взойти на Священную Гору… разве это не стоит того?

Чжан Боцянь пристально посмотрел на старика:

— Я никогда не был командиром и никогда не хотел им быть, поэтому я никогда не строил планов. Можете сказать, что эта сделка того стоит, но для меня Линь Ситан — соперник и товарищ. Он может быть кем угодно, но только не шахматной фигурой на вашей доске! Ну и что с того, что сторона Вечной Ночи получит могущественного эксперта? Если нам придется отрубить себе руку только потому, что мы их боимся, сможем ли мы когда-нибудь вообще свергнуть врага?

— Боцянь…

— Не говорите больше. Я воин, не способный понять сложной логики. Я буду сражаться с этой фигурой, если она в будущем взойдёт вверх. Но если вы снова попытаетесь остановить меня сегодня, я буду вынужден попросить вас простить меня за мою неспособность увидеть «общую картину».

Направляющий Монарх колебался, но Чжан Боцянь не собирался продолжать разговор. Его одежды вспыхнули, и в пустоте вокруг него заклубились облака тумана — признак готовности домена и решимости монарха пробиться силой.

Выражение на лице Цзи Вэньтяня несколько раз подряд менялось, но в итоге он лишь со вздохом отступил в сторону.

Чжан Боцянь на мгновение замер:

— Вы так и не сказали, кто был целью, но я уже догадываюсь. Видится мне, некоторые люди в Империи воистину презренны в своих действиях. Сделали бы мы это тогда, если бы знали, что нечто подобное произойдёт сегодня?

Направляющий Монарх вздохнул:

— Теперь, когда дело дошло до этой стадии, что ещё мы можем сделать, кроме как пресечь проблему в зародыше? Только не говори мне, что ты надеешься на её благосклонность?

Чжан Боцянь сказал после недолгой паузы:

— Старший принц, вы не были таким раньше.

— Раньше… — улыбка Направляющего Монарха, казалась, была стёрта прошедшими годами: — Цзи Вэньтяня больше нет с тех пор, как ушла она. Сейчас я всего лишь небесный монарх человеческой расы, делающий то, что лучше для неё, ценой своих старых костей.

— Если вы действительно так думаете, вам стоит отрезать ту ядовитую опухоль, что пустила корни в столице, а не перехватывать неясные цели.

Даже направляющему монарху было трудно встретиться с острым, как бритва, взглядом Чжан Боцяня. Он полу-отвернулся, прежде чем с кривой улыбкой сказать:

— Ядовитая опухоль, ха, крайне точное описание.

Чжан Боцянь сделал шаг, не отвечая, и вскоре исчез в глубинах пустоты. Однако несколько минут спустя перед небесным монархом появилась гигантская тень.