Том 9. Глава 27. Это имеет смысл?

Зрачки Восседающего на Троне Крови сузились:

— Лазурный Король!

Для молодого поколения или даже для вампиров среднего возраста это имя было сродни далёкому туманному воспоминанию. В конце концов, Лазурный Король был лишь легендой, появлявшейся даже еще реже, чем Королева Ночи.

Основатель Трона Крови едва ли мог считаться вампиром средних лет. Однако со своими статусом и силой он сумел узнать весьма много об истории своей расы. С каждой новой каплей зелёной крови его выражение менялось. В конце концов, он пристально посмотрел в глаза Е Тун и ушел, не сказав и слова.

Ушёл он решительно и прямо. Даже несмотря на Расколотое Мгновение в своих руках, даже несмотря на поддержку родных нейтральных земель.

Лазурный Король и Е Тун тоже не собирались его останавливать.

Казалось, принцесса вампиров была единственным, о чём заботился Лазурный король. Он полностью игнорировал кровоточащую рану на руке и лишь смотрел на девушку с улыбкой.

Е Тун смотрела, как Восседающий на Троне Крови полностью исчез за горизонтом, прежде чем холод в её глазах немного приутих:

— Вы действительно терпели его столько лет?

— Ничего не поделаешь. Большинство наших тайных искусств неэффективны против него, даже Меданзо не смог ничего сделать с ним на нейтральных землях. Остальные расы с удовольствием наблюдают за нашим затруднительным положением — помощи мы не дождёмся. Нельзя же заставлять Её Величество делать всю работу самой, не так ли? Конечно, скоро у нас появится иная опция.

Голос Лазурного Короля звучал чисто, нежно, свободно от всех мирских привязанностей, почти как прозрачная пелена. Это разительно отличалось от присущей большинству высших экспертов агрессивности.

Е Тун продолжала смотреть вдаль:

— Я это я, а не кто-то там из прошлого.

— Разумеется. Никто не станет принуждать вас в этом вопросе.

Е Тун по-прежнему не двигалась.

— Чего вы ещё ждёте? — мягко спросил Лазурный Король.

Девушка взглянула на его руку: кровь медленно текла с пальцев, отчего казалось, что рана в ближайшее время затягиваться не будет.

— Вы не собираетесь лечить рану?

— С травмой от Расколотого Мгновения не так-то и легко справиться. Если я всё сделаю здесь, уйдёт слишком много времени. После того, как я провожу вас, я просто погружусь в глубокий сон, и всё само собой затянется.

Е Тун, наконец, подняла глаза и встретилась взглядом с Лазурным Королем. Его взгляд был чист, как идеально ровная водная гладь, отлитая с оттенком зелёного. И, казалось, его глаза также улыбались параллельно чистым губам.

— Расколотое Мгновение — действительно трудный противник, поэтому нельзя больше тянуть. Вы, должно быть, потратили большую часть своих жизненных сил на путь сюда, а после ранения и того больше. Вылечите себя, я подожду.

Лазурный Король сказал с улыбкой:

— Вы ждёте не меня. Вы просто надеетесь, что появится кто-то ещё.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду.

— До своего прихода я уже кое-что узнал о вас. И я понимаю, о чём вы сейчас думаете, но теперь это уже бессмысленно.

— Почему же?

Лазурный Король вздохнул:

— Как может кто-то столь гордый, как вы, терпеть столь жестокое обращение?

— Сказала ведь, я это я!

— Разве это имеет значение?

Вопрос Лазурного Короля ошеломил Е Тун.

— Видеть вас — всё равно что видеть её. Нет, не сердитесь, я не говорю, что вы одна и та же личность, но вы обе похожи во многих отношениях, например, в своем достоинстве.

— Достоинстве…

— Достоинстве.

— Неужели мое достоинство запятнано?

— Насколько мне известно, да.

Е Тун слабо улыбнулась:

— И почему же мне так не кажется?

— Мне попытаться объяснить?

— Разумеется.

Лазурный Король спрятал улыбку и впервые серьезным тоном сказал:

— Судя по имеющейся у меня информации, в Империи ходят слухи, будто скоро родятся два гения. И отец у них, как известно, один… Цянь Е.

— И какое это имеет отношение ко мне?

— Имперцы полностью игнорировали вас, когда строили свои козни.

Е Тун повернулась лицом к Лазурному Королю и произнесла слово за словом:

— Этот человек больше не имеет ко мне никакого отношения! Он лишь любовник моего былого сознания.

На слегка болезненном лице Лазурного Короля заиграла безразличная улыбка:

— Вы проснулись, но вы — не она. Я слишком хорошо это знаю.

Е Тун впервые выказала некоторое удивление:

— Вы ошибаетесь.

— Нет, я не могу ошибиться, — казавшийся нежным, его голос был неопровержимо твёрд.

Е Тун не стала ни объясняться, ни отрицать чего-либо, а лишь озадаченно смотрела вдаль.

— Если вы действительно она, тогда вы вспомните, почему я могу быть так в этом уверен, — слова Лазурного Короля оставались весьма туманным. Он говорил неловко и, казалось, не собирался продолжать свои разъяснения: — Кроме того, люди уже не раз пытались захватить вас. И теперь они желают убить вас напрямую.

— Мы вампиры, а они — люди. Это нормально для нас — желать убить друг друга.

— Возможно, — мягко ответил Лазурный Король, не став спорить.

Время шло в молчании. Нежный звук капающей крови в пустоте звучал исключительно ясно.

Тяжёлая рана Лазурного Короля не показывала ни малейших признаков заживления. Кровь, стекавшая по его пальцам, уже оставила на земле небольшую лужицу. Зелёная кровь ничуть не страдала от холода пустоты и журчала, как вечно живое озеро.

— Пойдём отсюда.

— Что? — Лазурный Король не мог поверить своим ушам. Он был готов стоять до последнего, если девушка не захочет уйти.

Е Тун глубоко вздохнула, в глубине её глаз вспыхнуло кровавое пламя:

— Я слишком долго терпела.

Трудно было сказать, был ли Лазурный Король обеспокоен или обрадован. Когда мужчина задал вопрос, ему показалось, будто все его эмоции превратились в засохший ручей. Он шагнул за Е Тун к военному кораблю, ожидавшему в пустоте, и взмахом руки стер все немногие следы существования деревянной хижины.

На острове осталась лишь лужица ещё живой зеленой крови.

* * *

В другой части пустоты битва между небесными монархами и великими темными монархами по-прежнему продолжалась. Чем дольше она шла, тем спокойнее становился Направляющий Монарх. Казалось, с такой терпеливостью он может продолжать бой до конца света.

Значит, его решимость вести затяжную битву и желание перекрыть путь из нейтральных земель были крайне велики. Если Е Тун захочет уйти, ей придется сделать это под присмотром монарха. С оставшейся в запасе энергией Цзи Вэньтянь вполне мог нанести сокрушительную атаку, что сумеет ранить, или даже убить принцессу вампиров.

С каждой минутой боя именно эксперты на стороне Вечной Ночи становились всё более беспокойными. Их эмоции постепенно начали выходить наружу.

Ноксус и Меданзо заметно ускорили темп своих атак, но у принцев и великих герцогов не было такого плана. Особенно когда Чжан Боцянь вновь бросился мимо своих главных противников. Его целью был Габсбург, но остальные два принца в панике бросились врассыпную. Они хотели только сдерживать цель с большой дистанции — при малейшем дуновении ветра их тут же не стало. Эффективность такой тактики была сомнительна, но всё же лучше, чем ничего.

Логично ведь, что их маленькие жизни значат побольше глобальной цели. Никакая осторожность не будет лишней при столкновении со столь свирепым врагом, как Чжан Боцянь.

Ноксус и Меданзо становились всё более нетерпеливыми, да настолько, что последний успел предпринять несколько весьма рискованных атак.

Чжан Боцянь, для начала, и так находился в невыгодном положении, и только страх в рядах врага держал его в относительной безопасности. Теперь же, когда два великих темных монарха перестали сдерживаться, Зелёное Солнце начал утомляться гораздо быстрее.

Чжан Боцянь быстро сменил тактику: он теперь сновал по полю боя, не нанося особых атак и лишь отбиваясь. Его рывки через пустоту были почти беспрецедентными в этом мире, из-за чего эксперты Вечной Ночи ничего не могли предпринять против столь уклончивой тактики.

Настойчивость Ноксуса и Меданзо кое-что, да доказала.

Направляющий Монарх уже одерживал верх: его удары градом сыпались на Неугасаемое Пламя, разнося во все стороны снопы искр:

— Ваше Превосходительство, к чему вся нетерпеливость? Это не единственный путь между Сумеречным Континентом и нейтральными землями, зачем же тогда рисковать жизнью? Или, быть может, полученные мною новости — это правда, и она пройдёт здесь? Даже если это так, не нужно нервничать: можно просто послать сообщение, попросив её пройти по долгому обходному маршруту. Зачем вы так упрямитесь?

Направляющий Монарх говорил легко, но все окружающие понимали трудность передачи подобного сообщения в пустоте: связаться с уже отбывшим судном до момента его прибытия было почти что невозможно. Да, у высших экспертов могли быть свои тайные методы, но как их можно успеть применить в столь напряжённой битве?

Такими темпами встреча Е Тун с Направляющим Монархом произойдёт с очень немалыми шансами, и, судя по реакции монархов Вечной Ночи, отсчёт к этому уже был крайне близок к концу.

Изменить маршрут сейчас было невозможно.

Как только темные монархи оказались в трудном положении, фигура Габсбурга мелькнула, оказавшись в определённом положении в пустоте.

Находясь в разгаре битвы, два великих темных монарха и один небесный монарх не могли уделять должного внимания принцам и герцогам, да и путь Габсбурга выглядел так, будто он намеревался сбежать из битвы. Остальные эксперты, обладавшие немалым восприятием, тут же заметили ненормальность его действий.

Следующая сцена потрясла всех: Ноксус и Меданзо внезапно поняли, что потеряли своего противника, в то время как Принц Зелёное Солнце оказался рядом с тем местом, куда перешёл принц вампиров. Небесный монарх потерял инициативу, так как просто не ожидал, что Габсбург прибудет заранее.

Габсбург смог предсказать действия Чжан Боцяня?

Пока все в шоке дивились происходящему, человеческий монарх сделал прямой и яростный ход.

— Смерти хочешь! — с холодным выкриком он нанёс прямой удар в грудь оппонента.

Ещё в самом начале битвы он подобным ударом убил великого герцога. И сейчас любой мог сказать, что монарх шёл на убийство.

Габсбург не уклонялся. Он поднял руку наперекор атаке, таинственная проекция мелькнула в его руке посреди действа.

Принц оказался отброшен метров на десять, а Чжан Боцянь остался стоять на месте. Габсбург на мгновение побледнел, но быстро пришел в себя.

Он действительно смог заблокировать полноценную атаку небесного монарха? Все были потрясены увиденным, а в глубине глаз Меданзо вспыхнуло мерцающее пламя. Вероятно, он был единственным, кто знал истинную сущность проявившей себя проекции.

Это была печать Реки Крови.

Не сумев убить врага одним ударом, Чжан Боцянь начал действовать ещё яростнее. С резким воем он бросился вперёд, взметая свои длинные волосы.

Однако Габсбург любой ценой избегал прямого столкновения. Высвободив свой кровавый домен, он вскричал:

— Как долго вы собираетесь тратить здесь время?

Чжан Боцянь усмехнулся:

— Пытаешься напугать меня словами? Это вообще имеет смысл?

Габсбург раскрыл ладонь перед лицом небесного монарха:

— Посмотрите на это.