Том 9. Глава 43. Конец жизни и смерти (часть 2)

По приземлению вокруг Чжан Боцяня по-прежнему дрейфовало несколько нитей изначальной силы. Подобно запаху крови для акул, они привлекли изначальные массивы дворца, и те начали действовать. Лазурное свечение показалось в воздухе и устремилось прямо к блуждающей изначальной силе. Принц Зелёное Солнце, описав рукавом почти незримую дугу, поглотил эти остатки вместе с лазурным сиянием. Его тело сильно содрогнулось, словно от удара.

Сияющий Император и Лорд Линьцзян были ошеломлены, но понимали, что Чжан Боцянь скорее всего противостоял массивам не скуки ради. Они тут же усилили давление на дворец и посмотрели вперёд.

Как только трон прояснился в их поле зрения, их тут же накрыла пелена ужаса.

В месте, где сидел Долголетний Монарх, чувствовалась изначальная сила, но острое зрение показывало, что это всего лишь мёртвый объект. Само тело старика было полностью неподвижно: глаза и рот оставались закрыты, а грудь не поднималась.

Долголетний Монарх планировал нанести им удар прямо перед своей смертью!

Как и утверждали слухи, старик больше не мог атаковать в полную силу. Поскольку весь Тайный Дворец был подавлен Владениями Императора, у Долголетнего Монарха больше не было возможности убить всех троих силами массива. Уже тогда стало ясно, что бой почти наверняка здесь и закончится, и никакие известия о нём не дойдут до внешнего мира.

Поэтому Долголетний Монарх в момент своей смерти собрал свой великий исток до последней капли. По крайней мере, не будучи рассеянным, он продолжал быть источником мощи небесного монарха. Не говоря уже об общей ограниченности пространства и враждебно настроенных изначальных массивах, один только взрыв этой силы мог тяжело ранить всех трёх присутствующих. По крайней мере, домены Сияющего Императора и Лорда Линьцзяна не могли остановить просачивающиеся из дворца ударные волны.

В столице последний месяц и так было неспокойно. Многочисленные инциденты ещё можно было объяснить мятежом и планами тёмных рас, но взрыв изначальной силы в Тайном Дворце никак было не скрыть.

Тем не менее, угроза миновала, и был достигнут самый оптимальный результат.

Сияющий Император с облегчением выдохнул. Он первым не выдержал и рухнул на пол, тяжело дыша. На этом пути он взвалил на себя самую тяжёлую ношу и всеми своими силами подавлял домен Тайного Дворца. Даже сейчас он обязан был держаться до тех пор, пока ядро массивов не будет отрезано.

Лорд Линьцзян не стал помогать императору. Он лишь стоял на страже поблизости, восполняя свои собственные силы. Устал он не меньше Цзи Цзяна, ибо ему приходилось следить за одновременным наложением трёх доменов и борьбой с массивами дворца.

Редко когда высшие эксперты объединялись против одного противника, и причина тому была весьма простой: масштабные атаки могли легко задеть союзников. В пустоте было намного больше места, но и окружить оппонента было труднее. С другой стороны, в столь ограниченном месте, как Тайный Дворец, бессмысленное разрушение было опасно. Несмотря на то, что их силы были схожи, Сияющему Императору и Лорду Линьцзяну приходилось тщательно контролировать свои домены, чтобы суметь объединить их воедино. Существование Чжан Боцяня само по себе было сродни божественному клинку: тот был настолько остер и могущественен, что мог поразить как союзников, так и врага.

Сияющий Император оказался вынужден предпринять меры из-за своей встречи с Чжан Боцянем, но, с другой стороны, без Принца Зелёное Солнце их перспективы на бой могли оказаться крайне нерадужными. Даже одержи они победу вдвоём, взамен заплатили бы высокую цену в виде волнений по всей Империи.

В данный момент Чжан Боцянь стоял на другой стороне зала, заложив руки за спину. Взгляд его, как и выражение лица, оставались безэмоциональны, отчего сложно было судить о возможных травмах от негативной реакции.

В большом зале воцарилась тишина. Тело на троне определённо разлагалось, и даже оставшийся великий исток рассвета не мог рассеять дымку вокруг него.

Двери и окна в коридор были закрыты не очень плотно. Солнечный свет лился из щелей, извергаясь в сиянии, пронзавшем тьму помещения.

Молчание нарушил Лорд Линьцзян:

— Что вы думаете о сказанном им? — только что Долголетний Монарх выдал много деталей, каждая из которых казалась более пронзительной, чем предыдущая. Он явно намеревался посеять семена раздора в их сердцах. Император, чужеродный небесный монарх и пограничный лорд с самого начала не шли одной дорогой и никогда не пойдут. Что тогда имел в виду Лорд Линьцзян?

Сияющий Император немного подумал, прежде чем ответить:

— У каждого свои амбиции.

С этими словами дядя и племянник посмотрели на Чжан Боцяня.

— У меня есть мой путь и мое сердце, внешние вещи не способны задеть меня, — ответил тот.

Ослепительный свет заполнил зрение троицы, стоило дверям дворца с грохотом распахнуться.

Лорд Линьцзян посмотрел на залитую солнцем землю за пределами зала, затем снова на тенистый трон. Старая эпоха закончилась, и вот-вот должна была наступить новая.

Он внезапно спросил Сияющего Императора:

— Вы когда-нибудь думали о том, как Маршал Линь посмотрит на вас после произошедшего?

Сияющий Император даже бровью не шелохнул:

— Мне удалось исполнить волю моих предков, и мой учитель всё ещё жив и здоров. Чего ещё мне нужно бояться?

Лорд Линьцзян рассмеялся, во взгляде его играли таинственные искорки:

— Учитель? Эх, у маршала несравненный талант, но его сердце пусто, а эмоции бескрайне холодны, — последние его слова прозвучали сродни шепоту, отчего было неясно, услышал ли их император. Тот лишь поднял взгляд, но ничего не ответил.

После небольшой паузы Лорд Линьцзян произнёс:

— Всё в порядке. Пока он с нами, я также останусь на границе. Ваше Величество, позвольте мне предупредить вас. Я не буду въезжать в столицу, но не стану давать гарантий, что люди на моей стороне не сделают этого.

— Императорский Дядя, будьте спокойны. Возрождение Империи уже началось. Если аристократы могут подняться до Великих Домов, какие проблемы могут возникнуть с тем, что и императорский род проявляет могущество?

С уходом Долголетнего Монарха неизбежно произойдёт цепная перестановка сил внутри императорского клана, а также перераспределение многих территорий. Такое было вполне нормально даже для крупной аристократии, не говоря уже о великом императорском клане. Рябь этих событий ещё долго будет порождать волны.

Лорд Линьцзян кивнул:

— Я сейчас уйду, не говори маршалу, что я был здесь, — не дожидаясь ответа, мужчина неторопливо покинул зал и растворился в солнечном свете.

Внешний мир никогда так и не узнал, что произошло в Тайном Дворце.

В ту ночь императорский клан объявил, что Долголетний Монарх скончался и что он будет похоронен на национальной церемонии. Эта новость потрясла всех подданных Империи, но большой паники не вызвала. В последние годы широко распространился слух о возрождении Империи. Число людей, способных культивировать изначальную силу рассвета, в последние годы заметно возросло, причём это молодое поколение превосходило предшественников в скорости. Многие застрявшие в узких местах эксперты успешно совершали прорывы, а Империя недавно добавила в свои ряды небесного монарха в расцвете лет. Подобная разница между новым поколением и старым стала обыденностью.

Весь высший эшелон Империи заметил происходящие изменения, но императорский клан и Великие Дома обычно не вмешивались в дела друг друга. За исключением непосредственно вовлечённых министров и аристократов все остальные решили держаться подальше от эпицентра событий.

Несколько правительственных указов вскоре покинули Дворец Бесконечности, позволяя посторонним взглянуть на уголок айсберга.

Кабинет министров оказался реформирован. Позиции четырех старших министров, подчинённых главе кабинета, оказались устранены, что положило конец системе, оставленной предыдущим правителем. Ведомственные полномочия были возвращены правительству, и все должностные лица теперь контролировались новым премьер-министром Империи. Реформы армии, уже немало времени обсуждавшиеся, были окончательно решены. Число маршалов осталось прежним: те же десять мест.

Также произошли многочисленные кадровые перестановки.

Линь Ситан был освобожден от должности маршала и назначен премьер-министром. Его официальный ранг маркиза-хранителя был повышен до герцога-хранителя, а также дополнительно был дарован титул наставника императора. Северный Легион был пожертвован ему в качестве личной армии.

Территории Чжан Боцяня в Фухуане, Цзишуе и Цзюйсюе были переданы Маркизу Фулину Уяцзы. Последнему было присвоено звание маршала и в помощники назначен продвинутый до звания генерал-лейтенанта наследник Маркиза Бованга, Вэй Потянь. Маркиз Фулин был одним из редких маршалов, родившихся в семье землевладельцев, а также шурином брата Маркиза Бованга, Вэй Байняня. Так Клан Дальний Восток Вэй вновь обрёл должность маршала, потерянную им на протяжении многих лет.

Территории Западного Континента, первоначально находившиеся под наблюдением Линь Ситана, теперь находились под управлением Чжао Гунчэна, которому было присвоено звание маршала. В настоящий момент Дом Глотающий Облако Чжао был самым большим кланом на Западном Континенте, и его сила теперь была сравнима с Домом Чжан. Регион коридора западной реки Линь Ситана был разделён на три части и добавлен к прилегающим военным зонам.

Многочисленные изменения подобных масштабов произошли по всей Империи.

Перетасовка должностей и назначение новых лиц послужило чётким сигналом. Тайные беспорядки в Империи теперь стали прошлым, и нынешний императорский клан не намеревался централизовать власть. Клан Дальний Восток Вэй, вероятно, был первым из многих родов аристократов, открывших себе путь к становлению Великим Домом, но за ними последовал второй клан, третий и там уже и многие другие.

Имперские граждане как внутри, так и за пределами императорского двора принимали все изменения в спокойной и уважительной манере.

* * *

Пустотный Континент в этот момент был охвачен бушующим пламенем.

Если взглянуть сверху вниз, можно увидеть три имперские армии, пронзающие строй темных рас подобно острым лезвиям. Центральный и восточный маршруты нападения особенно выделялись на фоне западного.

Две армии глубоко вонзились в пустотный континент подобно свирепым тиграм, бегущим по лесу. Их окружали волчьи стаи тёмных рас, непрестанно высматривавшие слабое место на теле могучего хищника.

Западный маршрут атаки шёл медленно, но с большой стабильностью, подобно гигантскому жернову, сокрушавшему всех врагов на своём пути. В сравнении с темпом устойчивость этой армии была несравненно прочна.

Восточная сторона континента была испещрена сложными ландшафтами и скалами. Естественно, эти земли было легко защитить и трудно атаковать. Имперские войска быстро продвигались вперед, за ними медленно вился караван грузовиков и военных транспортёров. Нога в ногу с армией на низкой высоте летели несколько военных суден.

На одном из этих кораблей Принцесса Хайми стояла, полностью облачённая в полные боевые доспехи, закрывавшие большую часть её лица. Лишь её яркие, горящие глаза и длинные распущенные волосы за шлемом напоминали другим о её несравненной красоте.

Время от времени высокоскоростные суда темных рас пронзали облака в попытке нападения. Каждый раз медленные имперские корабли с поразительной точностью наносили ответные удары, быстро разнося незваных гостей в пух и прах. Большинство кораблей Вечной Ночи, завидев потери, отступало, но часть их всегда падала наземь от огня имперского флота.

Суда Вечной Ночи совершали партизанские атаки с тех самых пор, как Империя заполучила контроль над пустотой за границами континента, но даже в таком случае потери их всё ещё оставались значительными. Стоило после громкого выстрела бронетранспортёру впереди загореться, как весь караван поспешно замер.

Военные корабли тоже медленно остановились.

Бригадный генерал, наполовину промокший в крови, вбежал в командную каюту и упал на одно колено:

— Ваше Высочество, мы столкнулись с вражеской засадой.

Принцесса Хайми после недолгого молчания спросила:

— Что случилось?

— Тёмные расы создали хорошо скрытую крепость впереди. Мы не осознавали этого, пока не оказались рядом. Могу предположить, что в рядах врага есть эксперт по доменам, способный усовершенствовать их маскировку.

— Мы можем пробиться силой?

Бригадный генерал на мгновение заколебался:

— Их оборона крайне плотна. Похоже, они действуют уже немалое время…

— Сколько солдат тебе нужно, чтобы сокрушить их?