Том 9. Глава 63. Конец битвы при Белом

Цзюньду вернул Могилу Сердца в руки брату. Похлопав последнего по плечу, он сказал:

— Цянь Е, не забудь отомстить за меня, когда вырастешь. Никто в нашем клане Чжао не глуп, все помнят об истинном враге. Ладно, я устал, мне пора на небольшой отдых.

С этими словами он подошел к разрушенной стене и сел, прислонившись к ней спиной. Луч солнечного света пролился на его тело водопадом. На губах Цзюньду раскрылась слабая улыбка, он прикрыл глаза, словно наслаждался этим сиянием.

Цянь Е сделал шаг вперед, но в конце концов отступил. Грудь Цзюньду в этот момент слабо двигалась, и юноша боялся, что малейший шорох рассеет эту последнюю крупицу жизненной силы.

Цзынин и Бай Аоту подошли и тихо встали в стороне. Раненая воительница слегка повернула голову, надеясь услышать дыхание и сердцебиение Цзюньду. Наемники и солдаты Дома Чжао один за другим возвращались в Белый. Во всем городе осталось всего пара сотен человек: все они были ранены, и почти половине из них пришлось опираться на своих товарищей по возвращении.

Солдаты Вечной Ночи на краю города бежали, потрясенные состоявшейся битвой. На месте остались стоять лишь эксперты, но и они были до крайности подавлены, отчего совсем растеряли волю сражаться. Все они, словно сговорившись, обернулись в том направлении, где сидел якобы задремавший Чжао Цзюньду. Всего мгновение назад этот человек казался им демоном из пучин ада. Однако сейчас, когда он заснул, у них не хватало духу нарушить это спокойствие.

— Цянь Е…

Указав на Цзюньду, юноша жестом велел Цзынину замолчать. Тот вздохнул и больше не пытался уговорить товарища.

Цзюньду все ещё дышал, и его сердце все еще билось, но все знали, что ему предстояло увянуть.

Осмотрев себя, а затем окрестности, Седьмой Сун с горькой улыбкой отбросил свое искореженное копье. И все же каким-то образом оружие внезапно оказалось у него в руках. Юноша на мгновение вздрогнул, пока, наконец, не понял, что это Цянь Е поймал копье и сунул его обратно ему в руки.

— Эта битва… ещё не закончена… — медленно сказал он.

Солдаты тёмных рас, участвовавшие в сражении, были либо мертвы, либо бежали, павшие жертвой страха и больше непригодные к бою. Однако в тылу всё ещё оставалась резервная армия, а также вице-герцог, командовавший ей. Кроме того, эксперт Совета ещё более высокого ранга должен был встать во главе всех меченосцев Черного Солнца.

— Ты не… — на глазах Цзынина в руках Цянь Е появилась толстая черная книга. Юноша не мог сказать, из какой эпохи эта на вид простая рукопись вышла, только то, что она была чрезвычайно древней.

Книга Тьмы открылась сама по себе, её страницы сжигались в забвении. С каждой из них огромное количество энергии крови вливалось в гигантский драгоценный камень на обложке. Весь этот поток столбом хлынул в тело Цянь Е, где окончательно и полностью поглотился.

Масса темно-золотой энергии крови собралась над головой Цянь Е и выстрелила в небо. Бесчисленные золотые гранулы пульсировали среди их сияния, подобно невероятно красивому миражу.

С появлением этой энергии крови аура Цянь Е начала непрерывно расти — глубокая, загадочная, величественная и ужасная. В мгновение ока подавляющая мощь герцога накрыла собой поле боя подобно бескрайнему океану.

Выражение на лице Сун Цзынина сменилось с недоверия на шок. Он закричал:

— Что ты делаешь? Ты умрешь, если нарушишь равновесие!

Древний Манускрипт Дома Сун зиждился на балансе между Рассветом и Тьмой. Если одна сторона становилась доминирующей, баланс необратимо рушился, и она полностью поглощала вторую половину. Процесс продолжался до тех пор, пока тело пользователя больше не могло выдерживать давления и распадалось.

Цянь Е оставался спокоен:

— Прежде чем это произойдет, я смогу вывести вас отсюда живыми.

— Цянь Е!

Тот прервал его:

— Подкрепления не будет.

Цзынин ничто не ответил на эти слова. Даже если силы поддержки действительно придут, они всё равно окажутся разбиты, так как в Белом просто не было доступных укрытий. Даже если Вечная Ночь не вложила бы столько войск в борьбу с другими флангами имперской армии, давление, оказанное на них, определённо было немалым.

Эксперты, оставшиеся на поле боя, были напуганы аурой Цянь Е. Дрожа, они отступили на приличное расстояние, прежде чем развернуться и убежать.

Диггера переполняли беспокойство и трепет. Странное поведение этих офицеров было определённо вызвано энергией крови Цянь Е.

Боевой дух армии Вечной Ночи полностью рухнул после того, как Дойл бежал, и меченосцы были убиты. Большинство племен оборотней в союзной армии уже сбежали, а оставшиеся вампиры перед лицом беспрецедентной энергией крови Цянь Е оказывались беззащитны. Даже сам Диггер дрожал от страха, не говоря уже о солдатах на передовой.

— Черт возьми! Что делает этот старший консул Совета? Почему он ещё не здесь? — вампир с тревогой посмотрел на небо.

За этими меченосцами должны были присматривать настоящие эксперты, и старший консул совета обычно был самым низким рангом для этой роли. Однако никто не заявился, даже когда Чжао Цзюньду перебил всех меченосцев.

По правде говоря, Диггер уже осознал, что ситуация изменилась к худшему. Независимо от того, проиграют они здесь битву или выиграют, потери Вечной Ночи окажутся намного выше полученных преимуществ. Никто не сумеет понести на себе ответственность, если Цянь Е и Сун Цзынин прорвутся и сбегут.

Пламя войны всё ещё бушевало в пустоте. Флоты Империи и Вечной Ночи яростно сталкивались — на перестановку рядов уходило всего полдня, после чего сражение возобновлялось. Единственное, стоило отметить тот факт, что тёмные расы перестали вливать больше наземных войск. Транспортёров, устремившихся на континент, почти не было видно.

* * *

Где-то в пустоте, выше того места, где сходились центральный и западный маршруты. Несуществующий воздух был наполнен напряжением и безрадостностью.

Огромная имперская армада ждала в состоянии повышенной боеготовности. Знакомые с имперской гвардией понимали, что почти весь первый её флот был здесь.

К этому этапу сражения даже самая сильная флотилия Империи начала терять в боеспособности. С необходимостью перебрасывать все ближайшие корабли в строй давление на остальные зоны боевых действий возросло многократно.

Тем не менее, самая большая проблема всё ещё лежала впереди.

Приближающийся флот Вечной Ночи был не столь уж велик, но он поголовно состоял из первоклассных боевых кораблей.

Среди них был гигантский линкор. Его полностью черный корпус украшала великолепная резьба. Каждый из его сложенных таранов отдавал кровожадностью и неповиновением. Вся его палуба и мостик искрились красным, а издалека изначальные массивы судна казались морем огня.

Этот гигантский корабль был незнаком имперской гвардии, но по его классу и размерам можно было догадаться, что это флагман принца-вампира! В сравнении с этим колоссом, сопровождающие его суда класса герцога слева и справа, а также эскадра высокоскоростных боевых кораблей в тылу выглядели почти незначительными.

Все генералы на имперском флагмане были мрачны в ожидании появления этой ужасающей тени на поле боя. Вскоре стали видны регалии на корпусе гиганта: пылающая корона, герб рода Спергер, одного из двенадцати древних кланов вампиров.

Это была худшая новость из всех возможных. Врагом был могущественный консул Совета Вечной Ночи, сам Принц Габсбург!

Имперский капитан стукнул кулаком по столу и проревел:

— Отправьте скоростной корабль! Мы должны сообщить, что Габсбург вышел на поле боя! — осознавая всю серьезность ситуации, адъютант сразу вылетел за дверь. Весь Пустотный Континент был вовлечен в боевые действия, как на земле, так и в воздухе. Кто знает, сколько стратегических точек сумеет посетить посланный корабль? И всё же эту новость необходимо было донести до других флотов и сухопутных сил. В противном случае любое подразделение, застигнутое врасплох, окажется полностью уничтожено.

Несмотря на то, что капитан знал, что шансов на победу нет, ему всё равно требовалось придумать, как оттянуть как можно больше времени и максимально увеличить потери боевой мощи врага.

И когда имперский флот уже начал действовать посреди напряжения, капитан внезапно поднял глаза. Его зрачки расширились, и капля пота скатилась ему на брови. Мужчина протер глаза и с силой моргнул, прежде чем вновь выглянуть в иллюминаторы.

Он не ошибся!

Флот Вечной Ночи поворачивал!

В этот момент смотровая башня судна передала ту же информацию. Флагман Габсбурга медленно поворачивал влево, и сопровождающие его линкоры делали то же самое. Развернувшись примерно на сто двадцать градусов, гигант ушел со всем флотом на буксире.

Предполагалось, что это будет решающая битва, но окончательный исход оказался просто невообразим.

На гигантском боевом корабле герцог-вампир окликнул Габсбурга серьёзным тоном:

— Ваше Превосходительство, некому будет спасать меченосцев, если мы уйдем!

Принц стоял у окна каюты со стаканом вина в руках, глядя на бескрайнюю пустоту снаружи, словно та была чудеснейшим пейзажем:

— Разумеется, у меня есть ещё более важное дело. Что? Допрашивать меня будете?

Герцог в ужасе поклонился:

— Я не посмею!

Через мгновение Габсбург сказал:

— Есть люди, чье предсмертное сияние ослепляет гораздо сильнее ярчайшего рассвета бесчисленного множества других.

Габсбург стоял спиной ко всем присутствующим, поэтому никто не мог видеть выражения его лица. Они также не понимали, почему он с того ни с сего сказал это. Вампиры переглянулись, но никто не задал ключевого вопроса.

Те, кто находился в каюте, имели как минимум ранг маркиза. Большинство из них слышали, что принц и Меданзо поссорились, и что Лазурный Король Рено вынужден был вмешаться для исправления дел. В этот момент никому не хотелось нарваться на принца в дурном настроении.

Габсбург также не собирался ничего объяснять. Он со вздохом погрузился в свой собственный мир:

— Есть некоторые люди…

Вино в его бокале было красным, как кровь, и даже несколько резким на взгляд.

* * *

Небо над Белым было тихим, почти мертвым. Цянь Е уже выпустил силу в трёх направлениях, и тёмные расы убегали ещё до того, как его ужасающее давление обрушивалось на них.

Ворвётся ли юноша в самый центр их строя со своей следующей атакой? Остановится ли он на этом? Отступит ли он?

Диггер понимал, что кто-то обязан был принять решение, отдать команду и взять на себя ответственность. Очевидно, эта роль выпала на его ношу. Нести бремя поражения или храбро умереть в бою? Выбор был не столь затруднителен.

Он глубоко вздохнул и сказал хриплым тоном:

— Передайте команду… всем силам отступить.

Его подчиненные сразу выбежали доносить указ. Старый вампир повернулся, чтобы ещё раз взглянуть на Белый. Он знал, что после этого отступления они никогда сюда не вернутся.

Битва за город подошла к концу.