Том 9. Глава 64. Отчаянная борьба

За всё сражение Тёмное Пламя, его сорок тысяч наёмников, а также около тысячи солдат из частной армии Дома Чжао, были почти полностью уничтожены. Только пара сотен из них остались в живых.

Вечная Ночь оставила на этом маленьком клочке земли больше сотни тысяч трупов, более половины из которых принадлежали к элите. Бесчисленное множество высокопоставленных офицеров и титулованных экспертов погибло в бою. Число одних только маркизов исчислялось двузначными цифрами. Самые сливки Совета, Черное Солнце, также потеряли всех своих лучших меченосцев.

Этот маленький каменный город был насквозь пропитан кровью.

Война на Пустотном Континенте прошла подобно буре, и эпицентром её стал Белый.

Око шторма в данный момент успокоилось, но водоворот вокруг него всё ещё бушевал. Подобно разъярённому древнему зверю, он всё ещё стремился разорвать всё на своём пути.

На краю континента, ближайшей к Империи Цинь точке, находилась база снабжения. Это сооружение едва ли можно было назвать крепостью, поскольку обычно оно использовалось в качестве транзитного и распределительного логистического центра.

После начала войны его почти что опустошили, так как большая часть ресурсов пошла на другие крепости. Лишь малые суда заглядывали сюда время от времени для передачи информации и менее важных грузов.

Вот почему армия тёмных рас никогда и не целилась в это место. Разумеется, поскольку весь континент был охвачен пламенем войны, база также пережила ряд коротких, но интенсивных сражений. Вечная Ночь просто не ожидала, что эта точка будет защищена божественным воителем, из-за чего и была вынуждена отступить.

Через каменные комплексы проходили самые разные люди Империи. Среди них виднелся серый силуэт, он быстро шёл с опущенным взглядом. Плащ окутывал этого человека до щиколоток, и только ботинки выдавали в себе продукт производства Империи. Странно было лишь то, что никто не попытался остановить этого гостя или допросить о его намерениях.

Серая фигура поднялась в комнату военных совещаний на третьем этаже крепости и толкнула дверь.

Правый Министр поднял взгляд от стола, заваленного документами, и широко раскрыл их:

— Ты!

Гость не стал дожидаться, пока министр закончит, холодная вспышка уже вырвалась из-под плаща и полоснула мужчину. Бой закончился крайне быстро: к тому моменту, как генералы услышали шум и ворвались внутрь, Правый Министр уже не дышал.

Нападавший уже давно снял капюшон, обнажив темно-серебряные волосы — те словно собрали всю пыль по пути. Он встал перед столом-макетом и уверенно передвинул несколько фигурок. Выудив какие-то бумаги из документов стола, мужчина быстро их просмотрел, прежде чем вновь вернуться к столу командования.

Генералы опустили оружие, увидев лицо этого человека, их рты были широко разинуты в безмолвии.

В этот момент в комнату ворвался еще один человек. Это был один из стратегов министра. В отличие от колеблющихся генералов, он сразу же шагнул вперед и указал пальцем на гостя:

— Ты…

Линь Ситан легонько щелкнул пальцем, и незримое лезвие перерезало стратегу горло. Через секунду безжизненный труп с тяжелым стуком упал на землю.

В комнате слышалось лишь тяжелое дыхание генералов.

Линь Ситан поднял глаза после того, как закончил корректировать фигурки на песчаном столе, и стал осматривать пришедших:

— Двор был реорганизован, имперские вооружённые силы теперь находятся под прямой юрисдикцией кабинета министров. И, как премьер-министр, я возглавляю кабинет, отчего обладаю полной властью командования.

— Что касается казни, которую я только что совершил, вы можете не скрывать её.

— Стратегия на столе изменилась. Запишите всё и передайте всем соответствующим подразделениям.

Линь Ситан, раздав приказы, сразу вышел. Когда он проходил мимо группы ошеломленных военных, бригадный генерал внезапно окликнул его:

— Маршал Линь! Положение на передовой ужасное! Мы понятия не имеем, как тёмные ублюдки перевели сюда так много солдат!

Линь Ситан кивнул:

— Знаю, я сейчас направляюсь туда, — с этими словами он ушел, даже не оглянувшись.

Генералы переглянулись. Внезапно преисполнившись боевого духа и сил, они бросились к макету местности выполнять поставленную задачу, словно и не видели трупов на полу и на стуле. Теперь, когда сам Маршал Линь показался на поле боя, у них появилась надежда на победу.

* * *

Имперская восточная армия бесчисленное количество раз сталкивалась с врагом. Среди той группы врагов, бросившейся на Принцессу Хайми, уже не доставало одного эксперта, а половина остальных получила ранения.

Пальцы воительницы были растёрты в кровь, и половину её тела окрашивал багровый оттенок. Кровь сочилась из медленно заживающих ран, так сильно, что даже прозрачный лук в её руках, казалось, приобрел какой-то цвет. Тем не менее, принцесса продолжала грациозно и уверенно висеть в воздухе. Лишь её чересчур бледнее лицо выдавало некоторую усталость.

Эксперты Вечной Ночи вновь атаковали, но не успели пройти и ста метров, как услышали в воздухе отчетливое эхо выстрела. Вращающаяся пуля появилась в поле зрения каждого темного, устремляясь прямо им в лоб.

Потрясенные до безумия, они поспешно попытались отбить атаку и принять превентивные меры. Только в этот момент большинство из них осознало, что летящая в их сторону пуля была всего лишь иллюзией. Прежде чем они смогли прийти в себя, враги услышали жалкий крик — один из их товарищей пал в воздухе. Оказывается, та пуля была настоящей!

Хайми повернулась к пустоте на востоке, стоило ей услышать выстрел, но под туманным серым небом ничего не было. Болезненно-красный румянец проявился на её бледном лице. Её фигура, остававшейся непоколебимой даже при сражении со столь могущественными врагами, на этот раз задрожала.

Один из экспертов Вечной Ночи в тревоге вскрикнул:

— Коридор Иллюзий! Это Линь Ситан! — он тут же развернулся и побежал, полностью игнорируя других своих товарищей.

Коридор Иллюзий был невероятной техникой, присущей Линь Ситану, одной из двух Звёзд-Близнецов Империи. По-видимому, этот эксперт сражался с маршалом в прошлом, из-за чего и оказался смертельно напуган.

Теплый и чистый голос ответил:

— Да, возвращайся и скажи ему, что я пришел.

Раздался ещё один выстрел, за которым последовало несколько иллюзий пули. На этот раз все эксперты Вечной Ночи разбежались, как напуганные птицы. Кто-то вдалеке издал приглушенный стон: похоже, несчастной жертве не удалось увернуться от настоящей атаки. Однако враг не получил смертельного ранения, так как предварительно начал отступать.

Губы Хайми слегка шевельнулись, но имя так и не слетело с кончика её языка. Она не произнесла его вслух.

Она не знала, как долго простояла на месте. Вроде и пятнадцать минут, а, вроде, и сотню лет. В воздухе не осталось ничего, кроме запаха дыма и пороха. Этот нежный голос, который, казалось, запечатлелся в её существе, больше не прозвучал.

Хайми начала сильно кашлять, при этом её рвало кровью. В конце концов она выпрямилась и мельком взглянула на свою раненую руку. Затем, крепко сжимая лук, принцесса направилась в самый яростный котёл поля боя.

Что касается неба над этим местом, то оно, наконец, вернуло свою необъятную тишину.

* * *

Где-то в глубине пустоты Габсбург, весь хмурый и мрачный, поторапливал флот ускорить свой ход. Однако тот уже был на пике своих возможностей. Если корабли сохранят свой текущий темп, у них может просто не хватить топлива на возвращение в Вечную Ночь, если только на полпути не пополнить запасы. Они совершенно никак не осмеливались лететь ещё быстрее.

У флагмана Габсбурга был вариант получить свою желанную скорость — просто отделиться от основного флота и двигаться вперед. У принца несколько раз возникало желание сделать это, но в конце концов он сдержался и продолжил вести флот. Он один знал нынешнее место назначения всей этой собратии.

Даже экипаж и капитан личного корабля принца были в растерянности. Они только и могли, что вести судно в соответствии с инструкциями Габсбурга. Другие корабли флота, по понятным причинам, были не в состоянии что-либо выяснить.

После более чем часового полета капитаны обнаруживали, что число их товарищей заметно увеличивается. Присоединившиеся к ним суда были в основном из главных эскадр, вероятно, мобильных подразделений, действовавших в пустоте. Некоторые военные корабли, судя по следам на корпусе, ещё недавно участвовали в сражениях.

Капитан передал одну из команд Габсбурга, затем взял свою собственную подробную карту маршрута, нарисованную от руки. Он обнаружил, что флотилия описала кривую с запада Пустотного Континента на восток, сделав два поворота, прежде чем устремиться к срединным континентам, где находилась Империя Цинь.

Капитан не мог не почесать свою короткую бородку, размышляя над возникшей дилеммой. Маршрут вроде и целился в объединение с другими эскадрами, но у него должна была быть какая-то другая цель. Будто они что-то отгоняли или, возможно, гнались за этим.

Вскоре капитан смял карту в комок. Удовлетворить немного свое любопытство — не вопрос, но он не собирался провоцировать принца, чье настроение сейчас было наихудшим.

Полёт на полном ходу продолжался целых полдня, прежде чем флот прибыл в определенную часть пустоты.

Они находились на полпути между Империей и Пустотным Континентом. Один неверный шаг, и их зажмёт в клещи с обеих сторон. Кроме того, здесь было весьма неспокойно: всего в паре десятков километров отсюда бушевала пустотная буря.

Габсбурга нисколько не беспокоило их опасное положение. Напротив, он отдал приказ судам занять позицию перехвата.

Несколько минут спустя впереди показалась небольшая лодка, дрейфующая прямо сквозь пустотную бурю.

Судно было небольшим и могло вместить самое лучшее восемь человек. С точки зрения воздушных кораблей это был один из самых маленьких в своём роде. Такой вариант судна не мог выдержать суровые условия окружающей среды и уж точно не мог поддерживать длительные полёты. Использовать его можно было лишь на континентах. Но вот, сейчас это самое судно неторопливо летело сквозь центр бури.

На флагмане Габсбурга все вампиры обменялись тревожными взглядами. Эта маленькая лодка была слишком странной. Даже половинки мозга хватит, чтобы понять всю необычайность её пассажира.

Бокал в руке Габсбурга с грохотом разбился, разбрызгав своё алое содержимое на пол. Казалось, будто не вино сочилось из осколков, а самая что ни на есть настоящая кровь.

Все были поражены увиденным, ибо за все долгие годы ни разу не видели, как принц терял самообладание.

Габсбург, когда впервые вернулся в клан, был уже герцогом. В сравнении с кровожадной и властной атмосферой, характерной для высших вампиров, он производил мягкое и спокойное впечатление. Почти ничто не могло вызвать заметных изменений в выражении его лица.

Но теперь принц был явно вне себя и совершенно не осознавал этого.

Звук капающего на пол вина наконец разбудил Габсбурга. Он нахмурился, глядя на разбитый хрусталь. Он грубо вытер руку о пальто, снял его и вышел на палубу в одном камзоле.

Не успел он сделать три шага вперёд, как почувствовал необъяснимое ощущение. Величественная и неприкосновенная аура наполняла весь мир, заставляя всех вампиров инстинктивно дрожать. Некоторые эксперты более низкого ранга от страха упали на колени.

Подавляющая мощь заполнила всю пустоту. Эксперты на других военных кораблях тоже не были пощажены, и многие из них легли ничком на палубе.

Этот непреодолимый ужас, эта подавляющая мощь, словно исходящая из самого великого истока тьмы, могла исходить только со Священной Горы. Оставалось неясным, какой Высший бросил сюда свой взор. Кем был человек на лодке, чтобы привлечь внимание такой фигуры?

Габсбург взглянул в пустоту. В его глазах на мгновение промелькнули эмоции, но они быстро скрылись в глубине тьмы зрачков. Пальцы его правой руки слегка шевельнулись, но принц удержался, чтобы не схватиться за грудь.

В тот момент, когда появилась эта маленькая лодка, та изначальная капля крови, что была отделена от него, полностью исчезла. Восприятию Габсбурга не препятствовали и не пытались скрыть само присутствие крови — её просто больше не существовало.

Габсбург успокоился и большими шагами вышел на палубу. Затем он шагнул в пустоту и встал перед этой одинокой лодкой.

— На этот раз ты больше не сможешь сбежать.