Глава 1386. Монахи

Стоит упомянуть, что к этому моменту Чжао использовал уже не Ковку звезд, а Крадущегося тигра. Последний отличался особым изяществом. Впрочем, несмотря на все это, глава клана Буда не прибегал к применению злой ци или энергии веры.

Что же касается причин всего этого, то они не такие уж и необычные. Все дело в том, что любая техника рукопашного боя должна быть опробована в реальной битве. Без этого вы никогда не сможете определять все свои слабые и сильные стороны.

Разумеется, что использовать еще не опробованную технику на неизвестном вам сопернике довольно рисковая затея. Тем не менее, глава клана Буда был абсолютно уверен в своих силах. Естественно, Ли Цзундао не мог не заметить, что стиль боя его соперника существенно изменился.

Так же стоит отметить, что к этому моменту уважение Чжао к Ли Цзундао значительно возросло. Ранее глава клана Буда довольно часто слышал, что его соперник практически никогда не убивал своих врагов. Естественно, подобное не могло не удивлять. Можно сказать, что Чжао и вовсе не понимал, как Ли Цзундао сумел выжить в мире культиваторов? Безусловно, это было уж слишком странно.

Ведь мир культиваторов — это группа тигров и волков. Никто здесь не обратит внимания на то, что такое правильно. Для людей мира культиваторов не существовало подобных ограничений, и только полный дурак будет придерживаться их.

Тем не менее, когда Ли Цзундао сражался против других людей, то всегда делал это очень честно, даже слишком. И вот такой вот человек мог сделать себе громкое имя в мире культиваторов, никого не убивая.

Впрочем, теперь Чжао наконец мог понять, почему люди в мире культиваторов считали Ли Цзундао действительно достойным человеком.

Естественно, хотя Ли Цзундао сопротивлялся со всех сил, но не мог остановить Чжао. Разумеется, культиватор так же использовал это сражение, чтобы проверить свои силы, но, похоже, что их оказалось недостаточно.

После двух с лишним десятков ударов Ли Цзундао осознал, что больше не может давать отпор. Иными словами, глава клана Буда значительно превосходил его. Так что уже через мгновение парень внезапно разорвал дистанцию, а потом засмеялся и сказал: «Сэр, вы действительно мастер и, похоже, что я не достоин быть вашим противником».

Как только прозвучали эти слова, лицо старейшины полностью изменилось. Ли Цзундао являлся сильнейшим среди всех основных учеников, но даже он не мог совладать с Чжао. Иными словами, им никак не удастся преподать главе клана Буда хороший урок.

Тем временем Чжао выслушал Ли Цзундао и сказал: «Ваши силы тоже превосходят мои ожидания. Поэтому я хотел бы спросить, сможем ли мы пойти и немного выпить друг с другом?»

Ли Цзундао, услышав эти слова, сначала на некоторое время замер, а затем засмеялся и произнес: «Не вижу в этом никаких проблем, но я не могу поступить подобным образом без разрешения».

Чжао же слегка улыбнулся, а затем повернулся к Цин Сюань и, сложив кулаки, сказал: «Глава секты Цин Сюань, то, что должно быть сделано, уже сделано, и слова, которые должны быть сказаны, были сказаны. Поэтому я хотел бы попросить у вас разрешения уйти первым».

Услышав подобное, глава секты Сюань Цинцзун посмотрел на Чжао, и его глаза оказались несколько сложными, но, тем не менее, он все же кивнул, а потом ответил: «Мистер, пожалуйста, позаботьтесь о себе. Нам же нужно обсудить определенные вопросы, так что мы не сможем вас сопровождать».

Чжао же быстро сказал: «Тогда я не смею больше вас отвлекать».

После этого глава клана Буда подлетел к Хуан Женрену и Фэн Баймину: «Наставник, дядя, я хочу попросить вас позволить пойти в пещерный дом дяди и выпить несколько бокалов вина?»

Фэн Баймин же улыбнулся и сказал: «Юноша, вы можете это сделать, я также присоединюсь к вам, но чуть позже. Мирянин, иди с ними, мне же нужно обсудить некоторые вопросы с другими старейшинами».

Услышав это, Хуан Женрен кивнул и полетел в резиденцию Фэн Баймин, а затем старейшины и глава секты, развернувшись, ушли. С другой же стороны, Чжао не сразу последовал за своим наставником. Вместо этого он сначала подлетел к Мо Шэну. Тот же в свою очередь все также довольно крепко спал.

Подойдя к Мо Шэну, глава клана Буда несколько раз позвал последнего, но разбудить его удалось далеко не сразу. Тем не менее, через какое-то время парень все же открыл глаза: «Старший брат, ты уже закончил играть с ними? Я так голоден».

Чжао же улыбнулся и сказал: «Хорошо, пойдем и поедим». Естественно, Мо Шэн оказался весьма доволен и полетел за главой клана Буда в резиденцию своего наставника.

С другой же стороны, Ли Цзундао оказался несколько озадачен. Он не был так уж хорошо знаком с Мо Шэном. Да, парень также некоторое время учился у Фэн Баймина, но в это время Мо Шэн тренировался где-то снаружи. Так что эти двое виделись всего несколько раз, да и то лишь мельком.

Чжао же посмотрел на Ли Цзундао, а затем сразу же понял, о чем именно тот думает: «Это Брат Мо Шэн, он ученик дяди Фэн Баймина, но его разум чрезвычайно чист. Поэтому дядя хочет, чтобы я присмотрел за ним, когда он выйдет во внешний мир».

Услышав это, Ли Цзундао ничего не сказал. Поэтому через некоторое время трое человек отправились в пещерный дом Фэн Баймина. Когда же все разместились в гостиной, Ли Цзундао посмотрел на главу клана Буда, а потом произнес: «Господин Чжао, у меня возникли некоторые проблемы, но, надеюсь, вы сможете рассеять мои сомнения».

Чжао же улыбнулся, а потом сказал: «Ли Цзундао, вам не стоит быть таким вежливым, зовите меня просто Чжао».

С другой же стороны, Ли Цзундао посмотрел на главу клана Буда, а потом ответил: «Хорошо, буду рад поступать подобным образом. Но, пожалуйста, раз уж я старше, то называйте меня просто старший брат».

Чжао же, услышав эти слова, немедленно сказал: «Хорошо, старший брат, о чем ты хочешь спросить?»

Что же касается Ли Цзундао, то видимо он не очень хорошо заботился о своем имени. Вместо этого он кивнул и сказал: «Хорошо, Чжао, скажи, ты ведь впервые посетил нашу секту. Тогда почему у тебя конфликт со старейшинами?»

Услышав подобное, глава клана Буда засмеялся и ответил: «На самом деле у меня нет никакого конфликта, а все, что произошло сегодня, не более чем спектакль, устроенный главой секты и дядей Фэн Баймином».

После этих слов Ли Цзундао ошарашенно спросил: «Но зачем им все это?»

На что Чжао совершенно спокойным голосом ответил: «Насколько я понял, таким образом они хотят подавить высокомерие молодого поколения?»

Тем не менее, заметив недоверие в глазах Ли Цзундао, глава клана Буда, добавил: «Старший брат, можешь не сомневаться, все действительно именно так».

Тем временем Мо Шэн, которому уже надоел этот скучный разговор, произнес: «Большой брат, я очень голоден».

Услышав это, Чжао улыбнулся, а потом достал сначала бутылку с вином, а затем вынул жирную курочку. После чего протянул все это Мо Шэну.

Сделав это, глава клана Буда достал еще несколько бутылок с вином и маленьких блюд. После этого он произнес: «Наставник, старший брат Ли, прошу».

Увидев все это, Ли Цзундао посмотрел на своеобразный банкет, а потом озадаченно взглянул на Истинного мастера. Тот же лишь улыбнулся и сказал: «Попробуй, все очень вкусно и совершенно безопасно».

Разумеется, что Ли Цзундао был прекрасно знаком с Хуан Женреном, и поэтому не мог не доверять его словам. Так что он совершенно спокойно взял нефритовые палочки и попробовал одно из блюд.

Съев же немного, он понял, почему Хуан Женрен сказал, что все хорошо. Так что Ли Цзундао отложил нефритовые палочки и посмотрел на Чжао: «Хум, действительно очень вкусно. Чжао, у тебя в руках и в самом деле очень много хороших вещей. Тем не менее, после сегодняшних событий многие молодые ученики могут доставить вам некоторые проблемы.»

Услышав это, Чжао улыбнулся и сказал: «Я готов к подобным проблемам. Более того, раз об этом попросил дядя Фэн Баймин, то как я мог ему отказать?»

После этих слов Ли Цзундао радостно засмеялся: «Ну, раз так, то давайте выпьем за то, чтобы все закончилось хорошо». После чего все трое осушили свои чаши.

После этого Хуан Женрен посмотрел на Ли Цзундао и спросил: «Ли, почему ты вернулся? У тебя какие-то дела в секте?»

Услышав это, парень кивнул и ответил: «Дядя, на этот раз я вернулся, так как те люди начали искать меня». Естественно, Ли Цзундао не договаривал, но глава клана Буда и Истинный мастер прекрасно понимали, кого именно он имел в виду.

Тем временем Хуан Женрен произнес: «Значит эти люди ищут тебя? Ну, в последнее время твое имя звучало довольно громко, так что в этом нет ничего удивительного. Хорошо, так когда ты отправляешься?»

Услышав это, Ли Цзундао глубоким голосом произнес: «Мне позволили вернуться в свою секту и провести здесь некоторое время. Похоже, они ищут еще какого-то человека».

Естественно, что после этого глаза Чжао не могли не сверкнуть. Он повернул голову и посмотрел на Хуан Женрена: «Наставник, может быть они ищут меня?»

Хуан Женрен в свою очередь кивнул: «Это весьма вероятно. Если это так, то велик шанс, что вы с Ли Цзундао попадете в одно и тоже место. Так что присматривайте друг за другом».

Услышав это, Чжао кивнул и сказал: «Наставник, можете не волноваться, все будет в порядке. Я уже давно ждал встречи с ними, но теперь не знаю, смогут ли они найти меня здесь?»

На что Хуан Женрен глубоким голосом ответил: «У этих парней предостаточно информаторов, так что, я думаю, что они без особых проблем найдут тебя здесь. С другой же стороны, тогда возникнет проблема с Мо Шэном».

Когда Чжао услышал эти слова, то не мог не удивиться. Однако потом он произнес: «Может стоит сказать им, что я никуда не пойду без Мо Шэна?»

Хуан Женрен, услышав слова Чжао, не мог не нахмурится: «Боюсь, что это не так уж легко. Эти парни не очень любят разговаривать. Более того, место, куда вас должны отправить, весьма опасное, и поэтому Мо Шэн вполне может попасть в весьма тяжелую ситуацию, ведь так?»

На что Чжао с небольшой усмешкой ответил: «Наставник, не волнуйтесь, я обещаю, что с Мо Шэном ничего не случится. Тем не менее, было бы неплохо подыскать для него несколько действительно мощных техник. Что же касается дяди Фэн Баймина, то не думаю, что он и в самом деле будет против всего этого».

Хуан Женрен выслушал Чжао, на некоторое время задумался, но потом кивнул и произнес: «Хорошо, тогда давай попробуем отправить Мо Шэна вместе с тобой. Но перед этим мне следует обсудить всю эту ситуацию с Кузнецом». Услышав подобное, Чжао кивнул.

Тем временем Ли Цзундао посмотрел на главу клана Буда и глубоким голосом сказал: «Итак, Чжао, возможно, что тебя тоже вызвали на Поле битвы Ваньцзе?»

Тот же в свою очередь улыбнулся и сказал: «Кто знает? Учитель предполагает, что я достаточно силен, чтобы эти люди и в самом деле могли начать искать меня».

Услышав подобное, Ли Цзундао радостно засмеялся: «Ну, тогда это и в самом деле довольно неплохо. Если они завербуют и тебя, тогда мы оба сможем отправиться на Поле битвы Ваньцзе. Честно говоря, я уже давно хотел туда попасть, но мне попросту не хватало для этого сил и могущества».

Чжао же слегка улыбнулся, а потом произнес: «Я же только недавно узнал о Поле битвы Ваньцзе, но мне тоже очень интересно посмотреть на него». Как только прозвучали эти слова, оба парня весело засмеялись.

Тем временем Хуан Женрен слегка грустно улыбнулся, он чувствовал, что действительно постарел и уже потерял импульс юности.

Вот только в этот момент в комнату вошел Фэн Баймин с довольно сложным выражением на лице. Увидев его, Истинный мастер сразу же спросил: «Кузнец, что с тобой? Что-то случилось?»

Фэн Баймин горько улыбнулся: «К нам в секту пришли те люди. Что не говори, а я никак не ожидал настолько быстрого распространения информации. Так что пойдем, Чжао, тебе следует увидеться с ними». Разуметься, что слова старейшины удивили всех присутствующих. Никто из них не ожидал, что события будут развиваться настолько стремительно.

Чжао в свою очередь встал и сказал: «Хорошо, пойдемте, нам не следует заставлять их ждать нас слишком долго». После этих слов Фэн Баймин кивнул и последовал за Чжао. Естественно, Хуан Женрен, Ли Цзундао, а также Мо Шэн отправились вместе с ними. Причем последний все еще держал в руках курицу и вино.

Вскоре несколько человек прибыли к залу собраний, в котором не так давно верхушка секты встречалась с главой клана Буда. Сейчас же, если прислушаться, то можно было услышать чей-то смех.

Когда же они вошли внутрь, то Чжао увидел, что, кроме Цин Сюань и старейшин, в комнате сидело еще два человека. Они оба были лысыми. Тем не менее, первый отличался весьма почтительным возрастом, серой одеждой и четками, что висели у него на руке. Более того, весь его внешний вид демонстрировал доброту и сдержанность.

Что же касается второго, то его наряд был практически таким же, как у первого, но при этом благодаря огромному росту он казался чем-то вроде спокойной горы.

Когда же они увидели Фэн Баймина, то оба монаха тут же встали. При этом высокий эксперт открыл свои глаза, и Чжао заметил, что они так и переполнены убийственной аурой. Что не говори, а подобное не могло не удивлять. Глава клана Буда никак не ожидал ощутить нечто подобное от монаха.

Тем временем два человека сложили руки и произнесли: «Юань Дин, Юань Чжэнь рады увидеть Фэн Баймина!»