Глава 1455. Цена тpюков

Чжао же посмотрел на Бамула и вдруг улыбнулся: «Кажется, что вице-капитан не совсем понял ситуацию в которой оказался? Вы ведь осознаете где находитесь? Это лагерь Царства бессмертных, а я представитель этого мира. И почему же вы решили, что можете вот так просто командовать нами? Неужели вы действительно думаете, что мы не знаем, что у вас на уме? Вам не кажется, что это довольно странно? Почему транспортные массивы были закрыты настолько неожиданно? Кажется, что Конг Мяо был уж слишком вежлив с вами, раз вы не поняли происходящего!»

После этих слов лицо Бамула стало невероятно уродливым. Похоже, что все его подозрения оказались абсолютно не правильными. На самом деле все еще хуже.

Чжао же посмотрел на Бамула и холодным голосом сказал: «Перед тем, как попытаться уйти, вы получили нефритовый клинок с сообщением от вашего народа. После чего не сказав нам ни слова собрали всех своих подчиненных и отправились к транспортным массивам. Почему? Неужели вы хотите вернуться обратно в свой лагерь? Я же могу понять, что для этого уже слишком поздно. Сразу после обнаружения ваших движений, я немедленно запечатал транспортный массив. Думаю, вам будет довольно интересно узнать, куда же я отправился после этого? Ну, так вот мне удалось предложить миру Сокровищ небольшую сделку. Мы поможем им сражаться с миром Гигантов, а они станут нашими новыми покровителями. Что же касается вас, то вы станете небольшим подарком для наших новых товарищей. Так что мы не можем позволить вам уйти!»

Как только прозвучали эти слова лицо Бамула стремительно побледнело и он холодным голосом сказал: «Неблагодарные. Мы многие годы являлись вашими покровителями, а вы предали нас при первой же удобной возможности. Более того, что значит, что вы нас подарите миру Сокровищ? Ты вообще еще являешься человеком?»

Услышав подобное глава клана Буда посмотрел на Бамула, а потом вдруг засмеялся. Когда же он через некоторое время все же успокоился, то глубоким голосом произнес: «Бамул, вам не нужно изображать подобное лицо. Вы, Гиганты, кто угодно, но только не покровители. Куда более вам подходит роль эксплуататоров. Царство бессмертных было вынужденно тяжело работать, чтобы оплатить ваше покровительство. Но где же ваша помощь когда она нужна нам больше всего? Более того как вы думаете почему на нас напал мир Сокровищ? Мы не более чем самый обычный мир и уж точно не могли их обидеть. Иными словами они решили разобраться с нами лишь потому, что мы являемся вашими подопечными.

Естественно, что мы не стали сидеть сложа руки и пошли с ними на конфликт. Более того нам удалось убить тысячу экспертов мира Сокровищ. Безусловно, что лучше чем это может показать наше отношение к миру Гигантов. Естественно, что мы были готовы помочь вам и дальше противостоять миру Сокровища. Но что же сделали вы? Прислали всего-лишь 50 экспертов, чтобы проверить ситуацию, а потом осознав, что опасность вполне реальная не пожелали отправить нам подкрепление. После чего и вовсе отказались от нашего мира.

Но что вам это дало? Не стоит забывать, что Царство бессмертных это средний мир, а если точнее то даже один из крупных средних миров. Мы не маленькое пространство на которое остальные не будут обращать внимания. Так что поступив подобным образом с нами, вы очень сильно подорвали свой авторитет и теперь больше не сможете считать себя крупным миром. Никто из находящихся в здравом разуме не станет выбирать себе покровителя, который в случае возникновения опасности откажется протянуть руку помощи. Иными словами своим предательством вы убили самих себя!»

После этих слов на лице у Бамула вздулись синие вены. Более того в этот момент один из Гигантов закричал и попытался снести своим огромным топором голову Чжао.

Это произошло невероятно внезапно, никто и подумать не мог, что Гигант решится на подобное. Его атака оказалась настолько быстрой, что Чжао попросту не успевал уклонится от нее.

В этот момент лицо Конг Мяо буквально посинело, но уже через мгновение Чжао протянул руку и осторожно ударил безымянный пальцем. Удар попал прямо в горло его противнику и тот упал на землю. Что же касается гигантского топора, тот так и не долетел до главы клана Буда.

Чжао же взглянул на гигантов, а потом произнес: «Это было довольно безрассудно. Даже не знаю на что вы рассчитывали. Тысячи людей из мира Сокровищ нападали на нас, но мы выстояли. Вас же куда меньше пятидесяти человек. Бамул, вы тоже так сильно стремитесь умереть?»

Действия главы клана Буда очень сильно потрясли не только Бамула, но и Конг Мяо. Никто из них не понимал, что же сейчас произошло.

Тем временем Чжао подошел к Конг Мяо и произнес: «Мастер, капитан сил мира Сокровищ Тан Цзе, выслушал меня, но сказал, что не в праве принимать подобные решения. Поэтому он должен связаться со своим начальством. Тем не менее, как мне кажется, мир Сокровищ все же примет наше предложение».

Конг Мяо кивнул, а потом посмотрел на Бамула и спросил: «Хорошо, что будем делать с ними?»

Тот в свою очередь посмотрел на бледное лицо Гиганта и усмехнулся: «A, что тут думать? Если будут доставлять нам неприятностей, то просто убьем их».

Конг Мяо кивнул, потом посмотрел на присутствующих здесь защитников Старого лагеря. Те в свою очередь немедленно, окружили Бамула и его подчиненных.

Лишь после этого, Конг Мяо, повернулся, чтобы посмотреть на главу клана Буда: «Чжао, как ты это сделал? Почему я не видел как ты напал на Гиганта?»

Чжао же слегка улыбнулся, а потом подошел к молодому монаху и прошептал: «В то время как я говорил с ними, маленькая частичка моего Серебряного союзника зашла сзади. А когда смотрели на его удар, она, внезапно, пробила шею моему противнику. И так как все произошло слишком быстро, то никто этого не заметил. Тем не менее, пусть все думают, что я атаковал Гиганта при помощи безымянного пальца».

Как только Чжао сказал это, Конг Мяо не мог не пробормотать: «Ты уверен, что все будет хорошо?»

Чжао же с улыбкой ответил: «Конечно, более того со временем произошедшее перестанет кого-либо удивлять. Ведь подобные приемы довольно часто используются в техниках мира Сокровищ. К тому же вы ведь и сами уже способны провести такую атаку при помощи своего оружия».

Как только Чжао сказал эти слова, глаза Конг Мяо не могли не засверкать. Тем не менее все остальные не могли услышать о чем именно говорили эти двое.

В это время к ним подошел Сюй Вузунь и засмеявшись сказал: «Младший я никогда не забуду увиденного. Честно говоря эти парни уже достали меня. Но теперь они, наконец, опустились с небес на землю».

Чжао же слегка улыбнулся, а потом произнес: «Так как Гиганты решили отказаться от нас, то и мы не обязаны забоится о них. Что же касается этого отряда, то если мир Сокровищ не примет нас, нам придется покинуть Поле битвы Ваньцзе. В этом случае совсем не лишним, будет обвинить людей мира Сокровищ в убийстве Бамула и его подчиненных. Таким образом мы сможем вызвать новый конфликт между двумя огромными мирами и получим хотя бы небольшую передышку».

Сюй Вуцзунь и Конг Мяо, услышав слова Чжао кивнули. Похоже, что глава клана Буда не просто так решил не убивать экспертов мира Гигантов, на самом деле он хочет сделать все возможное, чтобы подготовить запасной путь для отступления.

Вот только в тот момент пока эти люди озадаченно смотрели друг на друга, лицо Чжао, внезапно, изменилось: «Эх, похоже, что этот парень не собирается сдаваться».

Услышав подобное Конг Мяо немедленно спросил: «Что случилось? Бамул снова создает какие-то проблемы?»

Чжао в свою очередь кивнул и сказал: «Да, он тайно выпустил нефритовый клинок. В этом сообщении он описал все, что здесь произошло. Но не стоит переживать моя нежить заметила это. Мастер, прошу меня простить, но я пойду первым». После этих слов Чжао попросту растворился в воздухе.

Увидев, что Чжао исчез, Конг Мяо вздохнул, а Сюй Вузунь сказал: «Что не говори, а нам весьма повезло с Чжао. Он способен совершить те вещи на которые никто из нас не отважился бы. Но вместе с этим ему прекрасно известно, когда нужно быть беспощадным, а когда нет».

Сказав это Сюй Вузунь горько улыбнулся. В его словах не было ни тени лжи. Так как у Царства бессмертных уже довольно долго не было масштабных конфликтов, его представители порой не знали как лучше справиться с некоторыми критическими ситуациями.

Более того каждый из них обладал определенным набором моральных принципов которые мешали им использовать те или иные трюки. Из-за этого Пальпусам пришлось едва ли не уговаривать Конг Мяо использовать именно их тактику.

С одной стороны подобный моральный кодекс являлся огромной слабостью, но с другой же он позволял намного быстрее зарабатывать положительную репутацию и авторитет.

Тем временем Бамул тихо и не заметно для окружающих его защитников Старого лагеря выпустил нефритовый клинок. Естественно, это произошло не потому, что его плохо охраняли.

На самом деле подобное стало возможно лишь благодаря четкому взаимодействию всех его подчиненных. Эксперты мира Гигантов довольно умело отвлекали внимание людей охранявших их, что позволило Бамулу отправить столь важное сообщение.

Фактически, все это произошло потому, что защитники Старого лагеря слишком сильно расслабились. Сразу же после того как Чжао одним движением руки убил своего противника, эксперты мира Гигантов оказались слишком ошарашенны и совершено не сопротивлялись. Тем не менее защитники и представить себе не могли, что их пленники настолько быстро придут в себя.

Когда Бамул увидел, что нефритовый меч был успешно выпущен, на его лице тут же появилась усмешка. Но когда он смотрел на защитников Старого лагеря, его глаза становились холодными. Теперь он мог думать только о том как же за них отомстят их товарищи?

Но в в этот момент перед Бамулом внезапно появился человек. Когда он увидел его, лицо Гиганта не могло не стать очень уродливым. Тем не менее Бамул совершенно не боялся, что глава клана Буда способен перехватить его сообщение. Нефритовый клинок очень быстрый и довольно маленький, поэтому поймать его попросту невозможно.

Разумеется, что появление Чжао привлекло внимание не только Бамула. Все кто находился в этом месте озадаченно посмотрели на главу клана Буда. Чжао же холодно посмотрел на Бамула и сказал: «Я ведь предупреждал вас, не играйте со мной. Но вы предпочли ослушаться и поэтому сейчас должны заплатить определенную цену».

Бамул, в свою очередь взглянул на Чжао и с сарказмом, произнес: «Мы ничего не делаем и даже не собираемся. Так за, что же ты собираешься наказывать нас?»