Глава 1463. Ненависть

Чжао стоял с палашом в руке. Длинна его оружия превышала один метр, а из-за длинной рукояти он напоминал укороченный шест или Глефу с удлиненным клинком.

Совершенно очевидно, что именно глава клана Буда являлся тем, кто отбил удар Баррика. Тем не менее, это не прошло для него бесследно, так как лицо Чжао побледнело. Похоже, что он получил травму.

В данный момент все с удивлением смотрели на главу клана Буда. Ведь Баррик достиг стадии Разделения духа, а Чжао являлся лишь Молодым мастером. Иными словами, разрыв между ними невероятно огромен. Но, тем не менее, глава клана Буда сумел остановить этот яростный удар.

До этого момента Тан Цзе и так весьма высоко оценивал силы Чжао, но сейчас обнаружил, что все еще недооценивал его.

Тем временем глава клана Буда посмотрел на Баррика и холодным голосом произнес: «Неужели все Гиганты так любят использовать подлые приемы?»

На самом деле Баррик не планировал атаковать, просто он попался в ловушку, устроенную Чжао и Конг Мяо. Именно поэтому молодой монах даже не думал реагировать на этот удар. Они заранее договорились, что Конг Мяо разозлит Баррика, а затем Чжао выйдет вперед, чтобы заблокировать удар. Разумеется, что, осознав, кто именно остановил его атаку, лидер мира Гигантов может практически полностью потерять разум.

Что может заставить людей сойти с ума? Правильный ответ — ненависть. Чжао сделал все это, чтобы Баррик возненавидел его и потерял рассудок. Ведь, впав в подобное состояние, он будет штурмовать остров Осьминога, даже имея лишь небольшие шансы на победу.

Конечно же, как только Чжао сказал эти слова, лицо Баррика посинело. Он посмотрел на главу клана Буда и, заскрежетав зубами, спросил: «Ты Чжао?»

Тот в свою очередь лишь фыркнул: «Да, я Молодой мастер Чжао».

Баррик фыркнул, а потом выкрикнул: «Сдохни!» После чего он махнул рукой, и его клинок снова устремился к Чжао. Клинок выглядел невероятно тяжелым, однако Баррик орудовал им с невероятной ловкостью.

Безусловно, Чжао был способен избежать этого удара, но не мог этого сделать. Ведь ему следовало как можно сильнее разозлить Баррика. Поэтому обычное уклонение тут будет совершенно неуместно.

Поэтому Чжао взмахнул рукой и призвал Плутона, когда же тот появился рядом с ним, то вместо того, чтобы сесть на корабль, он направил судно прямо на меч Баррика.

Естественно, что, исходя из его текущей силы, глава клана Буда мог и не использовать корабль для борьбы с Барриком. Однако Чжао не хотел, чтобы его соперник осознал, насколько силен враг, с которым он сражается.

Как только Плутон вылетел вперед, он тут же столкнулся с мечом Баррика. Затем раздался громкий лязг, и на корпусе судна появилась довольно заметная вмятина, однако клинок все же оказался блокирован.

В то же время лицо Чжао в один миг стало красным, а потом он стремительно побледнел и что-то проглотил.

По мнению стороннего наблюдателя, Чжао не пожелал сплевывать кровь, которая появилась у него во рту после удара Баррика, и был вынужден проглотить ее.

Но на самом деле Чжао вообще не пострадал. Он просто проглотил свою слюну, а затем немного изменил цвет лица. Его сила достигла такого уровня, что подобные манипуляции больше не являлись такой уж проблемой.

Когда Баррик увидел, что он уже атаковал дважды, но так и не смог убить противника, то почувствовал еще более сильную ярость. Однако в этот момент он ощутил, как его руку уколола игла.

Баррик прекрасно знал, что это чувство возникло у него, так как кто-то запечатал его левую руку. Более того, это было своего рода предупреждение.

Тем не менее, для подобного этот человек обязан обладать сопоставимой с ним силой. Баррик обернулся и обнаружил, что это проделки Тан Цзе. Этот парень был хорош в скрытых атаках, но теперь это скорее предупреждение, а не удар.

Баррик забрал свой меч, а потом посмотрел на лидера сил мира Сокровищ и сказал: «Тан Цзе, и что это должно значить? Ты хочешь показать, что равен мне по силе?»

Тан Цзе взглянул на Баррика и холодно голосом произнес: «Баррик, ты не можешь одолеть Молодого мастера из небольшого мира и при этом хочешь конкурировать со мной?»

Баррик же сузил глаза, а потом внимательно посмотрел на Тан Цзе. После чего усмехнулся и произнес: «Мне давно говорили, что твоя репутация в мире Сокровищ сравнима с моей, так что я давно хотел встретиться с тобой. Но люди из мира Сокровищ похожи на мышей. Они практически не покидают свой лагерь, так что мне не выпадало подобной возможности. Тем не менее, сегодня, когда ты наконец вылез из своей мышиной норы, будь готов сразиться со мной».

Тан Цзе же посмотрел на своего соперника и вдруг засмеялся: «Баррик, ты что-то путаешь? Разве у мира Сокровищ в последние годы были какие-то проблемы? Или может быть это твой мир Гигантов испытывает определенные трудности? Разве не по этой причине вы предпочли отказаться от Царства бессмертных? Как по мне, это попросту жалко!»

Баррик, услышав это, лишь ухмыльнулся: «Не стоит просто сотрясать воздух. Если хочешь сравнить наши силы, то давай сделаем это?»

Тан Цзе, в свою очередь, ответил: «Если ты думаешь, что я боюсь тебя, то ошибаешься. Хорошо, давай посмотрим на что ты способен!» После этого он махнул руками, и его подчиненные отступили на некоторое расстояние. Точно также поступили Палпусы и эксперты Царства бессмертных.

Баррик тоже махнул рукой, и корабль отступил на некоторое расстояние, оставив двум мужчинам достаточно места. Последние не стали моментально переходить в наступление. Вместо этого они смотрели друг на друга, ища слабости.

Эти двое прекрасно понимали, что репутация другой стороны далеко не просто пустой звук, и поэтому им следует быть крайне осторожными.

Тан Цзе не очень хотел сражаться с Барриком, но понимал, что ему придется это сделать. Более того, чтобы увлечь Гиганта, ему придется проиграть. Естественно, при этом он должен будет получить ранение, правда лучше всего все же легкое. Этого будет достаточно, чтобы убедить Баррика, что он может выиграть в этой войне.

Именно из-за подобных мыслей он и решился на поединок с лидером сил мира Гигантов. Однако, когда пришло время начинать, Тан Цзе больше не смел воспринимать происходящее не всерьез. Ведь за многие годы сражений мир Сокровищ так и не смог получить какого-либо преимущества над своими смертельными врагами.

Баррик же не слишком много думал. Он всегда пристально следил за Тан Цзе. Хотя тот все это время лишь просто стоял и смотрел на происходящее. Баррик знал, что Тан Цзе готов отразить любой его удар, и его не удастся убить одной атакой, так как в защите нет изъянов.

Естественно, что отсутствие недостатков не означает неуязвимость. Более того, все это актуально лишь до тех пор, пока эксперт на стадии Разделения духа не начал атаковать. Так как при нанесении удара нельзя не оказаться уязвимым в тех или иных местах.

Размышляя об этом, Баррик что-то прошептал холодным голосом, а затем махнул рукой, и его клинок устремился вперед. Этот удар был очень похож на тот, что он использовал против Чжао.

Тан Цзе же фыркнул, а потом его тело качнулось влево, естественно, что меч Баррика тоже изменил свою траекторию. Тем не менее, в этот момент тело лидера сил мира Сокровищ внезапно замерцало, а потом сместилось вправо. Естественно, что из-за этого клинок пролетел мимо, а уже через мгновение в сторону Баррика полетели 5 кинжалов.

Последние оказались разделены на пять цветов, а именно: золотой, зеленый, синий, красный и желтый. Это оружие также являлось довольно известным на Поле битвы Ваньцзе. Оно называлось Метательные ножи пяти элементов.

Когда Баррик заметил этот удар, то фыркнул, а затем махнул рукой, и перед ним появился большой щит. В то же время его клинок развернулся и снова устремился к Тан Цзе.

Махнув рукой, Тан Цзе призвал некий пластинчатый инструмент, который появился у него под ногами, и начал медленно вращаться.

Когда острый меч ударил его, пластинчатое оружие резко повернулось и перенаправило атаку Баррика. В то же время пять кинжалов так же не бездельничали, они словно пять рыбок кружили вокруг Гиганта, дожидаясь возможности напасть.