Глава 1485. Друг познается в беде

Ван Линь был спокоен и невозмутим. Он смотрел на сияющее россыпями звезд пространство перед собой и отчетливо ощутил, как по бесконечной пустоте прокатываются волны возмущений. Кто-то приготовил свои способности и уже готов атаковать ими Ван Линя.

— Видимо, мое возвращение привлекло внимание многих людей… Что ж, так даже лучше! — проговорил Ван Линь.

Губы его растянулись в недоброй усмешке. Сейчас он обладал такой силой и таким уровнем культивации, что мог безбоязненно встретить любую опасность, которая может здесь таиться.

Даже тот факт, что о его возвращении мгновенно узнали, ничуть не испугал его.

Ван Линь продолжил неспешно продвигаться по необъятному звездному пространству. Каждый его шаг покрывал огромное расстояние. При этом Ван Линь внимательно рассматривал планеты на своем пути, подмечая знакомые ему.

Вдалеке показался большой отряд из сотни культиваторов. Превратившись в сияющие потоки, они летели и тащили огромную планету культивации, от которой исходили густые потоки духовной силы. Планету окутывали тонкие, едва заметные нити. Культиваторы держали эти нити в руках, таща планету за собой.

Среди этих культиваторов был один мужчина средних лет и весьма приятной наружности. Он достиг полной завершенности Очищения Границ Тьмы, и глаза его сияли яркими молниями, придавая ему грозный вид.

— Будьте осторожнее! Мы должны постараться, чтобы не повредить планету! Иначе Громовой дворец сдерет с нас шкуру и скажет, что мы мешаем готовиться к войне! Тогда каждому из нас останется только вернуться домой и засесть в затвор! — голос этого человека звучал, словно гром, и эхом прокатывался по окружающему пространству.

Услышав это, многие из культиваторов заулыбались.

— Чжань Кунле! Мы, может, и уйдем в затвор – нам это не страшно! Но ты – самый выдающийся культиватор клана Чжань этого поколения! Патриарх ни за что не позволит тебе уйти в затвор!

— Когда отправляют в затвор в качестве наказания – это нормально. Но сейчас мы готовимся к войне! Когда она начнется, никто не захочет сидеть в затворе!

— Брат Чжань, говорят, что сейчас все четыре звездных региона готовятся к войне. Но почему главным считается регион Юнь Хай? Мы не понимаем, почему мы должны слушаться его приказов? Может быть, ты нам это объяснишь? — смеясь, заговорили культиваторы.

Их смех разносился вдаль по звездному пространству. Прилагая большие усилия и напрягая свою Изначальную силу, культиваторы с грохотом тащили огромную планету.

Мужчина средних лет, который оказался Чжань Кунле, тащил планету, как и все остальные. В правой руке его были зажаты тонкие нити, окутывавшие это небесное тело.

Чжань Кунле улыбнулся и ответил:

— Так решили патриарх Ло Тянь господин Лу Фуцзы и старшие культиваторы других звездных регионов. Сам я знаю об этом не очень много. Если я что-то узнаю, то обязательно вам расскажу. Не волнуйтесь.

Культиваторы не на шутку взволновались, когда Чжань Кунле упомянул Лу Фуцзы. Сами они, да и сам Чжань Кунле узнали о нем не так давно. И все они искренне считали его сильнейшим культиватором Ло Тянь, его стражем и защитником. Пока жив Лу Фуцзы региону Ло Тянь ничего не угрожает!

Посмотрев на всех своих спутников, Чжань Кунле тихо вздохнул. В отличие от них, он не был взволнован. В его глазах было лишь почтение. Волноваться и радоваться он разучился много лет назад, повстречавшись с одним человеком.

Когда-то его взор горел такой же восторженной радостью и приятным волнением, как и у культиваторов вокруг него. Тогда Чжань Кунле готов был сделать все что угодно по первому требованию того человека.

Сейчас он уже больше не испытывал к этому человеку такого восторга и лихорадочной радости. Но не потому, что прошло очень много лет, а потому, что сам Чжань Кунле узнал много нового. И чем больше он знал, тем меньше он понимал, кем на самом деле был этот человек.

— Интересно, где же он сейчас… — пробормотал Чжань Кунле, и в его голове начали оживать глубоко запрятанные воспоминания.

Это человек пришел в регион Ло Тянь и оказал огромное влияние на жизнь не только самого Чжань Кунле, но также и Шэньгун Ху. Вспомнив о Шэньгун Ху, Чжань Кунле вздохнул. В последнее время они только враждовали, и их противостояние становилось все яростнее.

Культиваторы медленно летели по пространству, таща планету за собой. Спустя некоторое время вдалеке перед ними появилась белая фигура. Увидев отряд культиваторов, человек в белом остановился и молча стал наблюдать.

Культиваторы тоже его заметили, и на лице Чжань Кунле появилось обеспокоенное выражение. Он никак не мог разглядеть уровень культивации этого таинственного человека.

— Здесь что-то не так! Будьте настороже! — воскликнул он. Выдвинувшись вперед, культиватор выпустил поток Божественного сознания.

Расстояние до человека в белом постепенно сокращалось. Он продолжал все так же спокойно стоять, ничего не предпринимая, глядя на приближающихся к нему культиваторов.

Взгляды многих людей скрестились на этой фигуре, но никто не мог ее рассмотреть. Пространство вокруг нее словно искажалось, искривляя и поглощая свет.

Когда, наконец, культиваторы миновали этого человека, каждый из них выдохнул с облегчением.

— У него наверняка немаленький уровень культивации. На вид мне кажется, что он не из нашего звездного региона! — воскликнул один культиватор.

— Скорее всего, так и есть. Сейчас же был снят барьер между четырьмя звездными регионами, и теперь путешествовать стало гораздо проще. Нужно лишь знать правильную дорогу, — подхватил другой.

Обернувшись, Чжань Кунле посмотрел на человека в белом, который продолжал все так же молчаливо стоять.

«Он… кажется мне немного знакомым», — в задумчивости нахмурился культиватор.

Ван Линь тоже увидел Чжань Кунле, и тот показался ему немного состарившимся. Он вспомнил, что в Громовом пруду уровень культивации Чжань Кунле был чуть-чуть выше, чем у самого Ван Линя. Но тогда Ван Линь обладал силой Грома и получил понимание силы Основ. Ему хватило одного взгляда, чтобы Чжань Кунле покрылся холодным потом. После этого Чжань Кунле начал превозносить Ван Линя и относится к нему, как своему хозяину. Вспомнив об этом, Ван Линь растянул губы в улыбке.

— Встретить старого друга – одна из самых приятных вещей в мире… — проговорил Ван Линь и устремился вдаль. На душе у него было весело и легко.

Ван Линь становился все дальше, а Чжань Кунле все так же хмурил брови. Он задумался так крепко, что не слышал даже речь пролетающих мимо него культиваторов. Он продолжал смотреть вслед этому человеку в белом, даже когда тот скрылся вдали.

— Я точно откуда-то его знаю… — пробормотал Чжань Кунле. Развернувшись, полетел обратно к группе культиваторов. Но в его голове то и дело возникала эта таинственная белая фигура.

— Я уверен, что где-то уже видел его! — прокричал Чжань Кунле. Правая рука его, которой он тер себе лоб, вдруг замерла. В его голове образ этого белого человека наложился на другой образ из его памяти.

В голове Чжань Кунле будто прогремел оглушительный гром. Изумленный, он замер на месте с расширившимися от удивления глазами.

Лицо его покраснело от волнения, и сердце культиватора забилось на порядок чаще.

— Это… это он! — вскричал Чжань Кунле.

Больше не сомневаясь, он стремительно помчался в направлении, в котором исчез Ван Линь. Сопровождающие его культиваторы в растерянности смотрели ему вслед.

Выжав из себя все, что можно, Чжань Кунле на огромной скорости преодолевал огромные расстояния, но Ван Линя словно след простыл.

Прошло довольно много времени, прежде чем уставший культиватор остановился. В глазах его были печаль и разочарование.

— Почему он ничего мне не сказал?.. — расстроенно подумал он и довольно долго так и стоял, пытаясь справиться с потрясением.

Затем он отправился обратно к планете и своим спутникам.

Тем временем в одном безлюдном и пустынном месте в глубине звездного региона Ло Тянь плыла одна планета. В этой области почти все планеты бедны духовной энергией, но конкретно эта планета источала мягкий белый свет.

Семь десятых площади этой планеты были покрыты водой. Суша же была представлена небольшими лоскутками земли, и потому издалека планета казалась светло-голубой как капля воды.

Планета Цин Лин!

Культиваторы, проживающие на этой планете, не могут похвастаться высокими уровнями. Лишь трое из них достигли уровня Трансформации Души. Все трое в этот момент сейчас стояли на вершине высокой горы, согнувшись в почтительном поклоне перед седовласым старцем.

Старик был облачен в халат самого обычного покроя, и был скорее похож на ученого из числа простых людей, а не на культиватора. Подогнув ноги, он сидел на каменной платформе.

В такой позе он просидел восемьсот лет. И сделал он это лишь из-за одной фразы, сказанной его учителем.

— За всю свою жизнь я никогда не набирал учеников. Но твое Дао, твой путь каким-то образом связаны со мной, и потому я хочу, чтобы ты стал моим первым учеником! Я оставляю тебя здесь, на горе Хэнъюнь, чтобы ты занялся здесь культивацией. Я не стану показывать тебе, как использовать способности, но я дам тебе понимание! — сказал тогда учитель.

Старик раскрыл глаза и скользнул взглядом по стоящим перед ним трем культиваторам. Затем он молчаливо уставился вдаль.

— Уходите, — наконец промолвил он. – Эта планета принадлежит моему учителю. Пока он не вернется, никому нельзя трогать ни травинку, ни каплю в озерах этой планеты!

— Сейчас Ло Тянь готовится к войне, и Громовой дворец отдал высочайший приказ. Через три дня они придут, чтобы забрать эту планету. Мы же… — заговорил было один из трех культиваторов уровня Трансформации Души, но сидящий на каменной платформе старик тут же припечатал его взглядом, заставив замолчать.

От одного только взгляда культиватор затрепетал и, согнувшись в почтительном поклоне, удалился.

Старик продолжал молчать, глядя, как в небесах собираются гряды облаков. Спустя время вдали прогремел гром, и подул сильный ветер. Черные тучи, застилающие небосвод, начали бурлить и клокотать, поглощая солнечный свет.

Гром становился все громче, и первые капли оросили землю. Вскоре лил уже настоящий ливень. Потоки воды хлестали по горным склонам, и все очертания вокруг стали расплывчатыми и нечеткими.

Одежда старика промокла насквозь, и потоки холодного ветра свистели у него в ушах, но он все продолжал сидеть, молча глядя в небо и словно чего-то ожидая.

Затем в небесах раздался чей-то вздох, и старик, услышав его, округлил глаза от изумления.

— Я помню… Тебя зовут Се Цин! — прозвучал голос.