Глава 1486. Дождь

Последние дни шли проливные дожди. Гулко ударяясь о каменные склоны, капли воды собирались в бурные ручьи и стекали вниз по горным тропам.

Дождь барабанил по склону, выстукивая странную, неритмичную мелодию. Вместе с дождями пришел и ветер. Его порывы закручивали льющиеся с небес потоки, заставляя горные склоны потерять четкие очертания и поплыть на фоне бушующей стихии.

На вершине горы Хэнъюнь молчаливо стоял человек в белой одежде и смотрел на сидящего перед собой старика, который тщетно пытался справиться с охватившим его волнением.

Ван Линь не стал разгонять тучи, как сделал бы это раньше. Ему было безразлично, что одежда его уже промокла насквозь. Он просто молча стоял, чувствуя, как потоки воды хлещут по его телу, принося с собой прохладу.

Волосы его тоже были мокрыми, но это не доставляло культиватору никаких неудобств. Все было так легко и естественно, что Ван Линю казалось, что и он сам лишь частичка этой горы, как трава, покрывающая ее склоны.

Он продолжил смотреть на старика, и на губах его заиграла легкая улыбка.

— Учитель! — сидящий на каменной платформе старик в волнении вскочил на ноги, чтобы сразу же опуститься на колени. Лицо его было мокрым: но от слез или от дождя – непонятно.

Восемьсот лет спустя Ван Линь вернулся на планету Цин Лин, где некогда пытался найти Дао. Он вернулся, чтобы посмотреть на своего ученика и последователя.

Знакомство с Се Цином было мимолетным, но благодаря ему Ван Линь сумел достичь полной завершенности своего Домена и даже добиться понимания кармы. Поэтому Ван Линь и решил взять его в ученики.

Но даже сам Ван Линь и подумать не мог, что его последователь проведет эти восемьсот лет, сидя на вершине горы Хэнъюнь.

Все это время Се Цин пытался понять дарованный ему Ван Линем Домен. Он сидел, погруженный в глубокие думы и размышления. Будучи ученым и высокообразованным человеком, Се Цин активно использовал свои знания, и благодаря этому очень быстро прогрессировал как культиватор!

Се Цин не занимался изучением Техник и способностей, и в этом он очень сильно отличался от всех других культиваторов, включая самого Ван Линя!

Ван Линь же соединил понимание Дао со своими способностями. Изучая Техники, он таким образом все глубже понимал свой Домен и великое Дао.

Се Цин же намеренно отказался от изучения способностей и целиком посвятил себя пониманию Домена!

Сейчас Се Цин был дряхлым и ослабевшим стариком. Одного-единственного летающего меча хватило бы, чтобы оборвать его жизнь. Его усохшее тело было таким слабым, что жизнь в нем едва теплилась. Однако сам культиватор обладал неистощимыми потоками жизненной силы, которые не позволяли ему умереть.

Пускай тело его слабо, эти восемьсот лет Се Цин не провел без пользы. Свой Домен он понимает на множество порядков лучше, чем любой другой восьмисотлетний культиватор.

Даже культиваторы, достигшие Понимание Границ Тьмы, не могут сравниться с Се Цином в понимании Домена и намерения Дао.

Се Цин пошел по своему собственному пути. В этом он отчасти похож на Древних богов, которые развивали свое физическое тело, но только Се Цин развивал свой Домен!

В его теле не было ни Изначального духа, ни Зарождающейся души – обычных вещей, которыми должен обладать каждый культиватор. У него была лишь душа, наполненная огромным количеством жизненной силы.

Сам Се Цин об этом не думал, да он и не подозревал, что есть другие способы культивации. Ван Линь даровал ему понимание, и последние восемьсот лет он занимался изучением этого понимания.

— Ты культивируешь свою душу… — пробормотал Ван Линь, глядя на Се Цина. – Стремящийся к вечной жизни, мечтает стать Бессмертным и никогда не умирать. Стремящийся к истине, хочет найти истинного себя и освободиться от оков этого мира. Желающий найти Дао, стремится к источнику всего и идет своим собственным путем. Тот же, кто культивирует душу, соединяет ее со своей жизнью…

Ван Линь ощутил, что падающие ему на лицо капли дождя стали заметно холоднее.

Се Цин продолжал стоять на коленях, и на лице его было растерянное и глупое выражение. Промокшая одежда неприятно липла к телу. Се Цин в растерянности поднял правую руку вверх и применил одну маленькую способность, которой овладел сам без чьей-либо помощи.

В следующий миг черные тучи, застилавшие небо, начали расползаться в разные стороны.

— Вижу, ты не стал полностью отказываться от изучения способностей… — тихо проговорил Ван Линь, качнув головой.

— Се Цин, посмотри на эту гору. Разве она может разогнать тучи и прекратить дождь? Посмотри на реку, на море. Когда капли дождя попадают в их воды, разве они пытаются от них избавиться? Посмотри на эти растения и траву вокруг! Разве что-то, кроме нас, людей, может приказать дождь перестать?

Ты культивируешь свою душу, но, к сожалению, это бренное тело сковывает тебя. Даосы говорят о возвращении к первозданной природе. Обычные люди думают, что могут это понять, но на самом деле на это способны лишь единицы из них. Даже мне, твоему учителю, пришлось пройти долгий путь, чтобы самому понять, эти четыре слова – возвращение к первозданной природе. Откровение посетило меня только, когда я вновь вернулся в Ло Тянь.

Возвращение к первозданной природе означает полное слияние с растениями, горами и реками. Это означает уход от человеческой природы и становление частью мира. Вот что это такое! — проговорил Ван Линь.

Се Цин в волнении опустил голову, словно осознав что-то важное.

Ван Линь взмахнул правой рукой, и примененная Се Цином способность исчезла. Тучи прекратили расползаться и исчезать.

— Если ты станешь частью этого мира, то ты сам будешь и небом, и землей, и даже этим дождем. Эти капли станут твоей кровью. Зачем же тебе тогда останавливать дождь?

Ветер, дождь, снег, гром – ты воплотишься во всех явлениях природы, а они станут тобой. Зачем им мешать?.. За восемьсот лет ты так и не понял до конца то, что я тебе дал тогда. Однако ты можешь сбросить оковы смертного тела. Забудь все свои способности, и когда у тебя останется лишь твоя душа, найди меня… — пристально глядя на Се Цина, Ван Линь взмахнул правой рукой.

Со всех четырех сторон подул сильнейший ветер. Черные тучи, покрывающие почти половину планеты Цинлин, начали бурлить и клокотать. Прогремел гром и эхом отозвался вдали. А из туч с новой силой хлынули потоки дождя.

Ливень сплошной стеной обрушился на гору Хэнъюнь. Дождевые потоки с грохотом обрушились на каменный склон, а затем взметнулись вверх, превратившись в огромный дождевой меч!

Новый взмах рукой, и дождевой клинок вонзился в склон горы, дойдя почти до половины. От меча хлынули потоки огромной силы. Окутав планету Цин Лин, они устремились в звездное пространство, где и рассеялись.

Сотворив дождевой меч, Ван Линь дотронулся до лба. Глаза культиватора ярко вспыхнули, и поток силы Древних богов и частичка силы основ Грома и Огня вошли в клинок.

Таким образом, простые капли воды превратились в оружие ужасающей мощи, сочетающее в себе силу Основ! Получившейся мощи хватило, чтобы весь регион Ло Тянь содрогнулся в ужасе!

— Этот клинок не позволит никому навредить этой планете! — голос Ван Линя звучал спокойно и в то же время так уверенно, что никто не усомнился бы в сказанных им словах.

Теперь даже достигший уровня Пустоты Духа культиватор дважды подумает, стоит ли связываться с этой силой Основ и в особенности с пугающей мощью Древнего Дао!

— Изучай этот клинок. Пусть он будет моим подарком в память того, что ты стал моим учеником! — бросив прощальный взгляд на Се Цина, Ван Линь устремился прочь с горы.

Вскоре его фигура скрылась за льющимся с небес водопадом.

Стоящий на коленях Се Цин смотрел вслед Ван Линю, а затем медленно отпустил три земных поклона, коснувшись лбом каменной платформы.

Дождь продолжал идти, и учитель все дальше отходил от своего ученика.

Люди из клана Избранных Бессмертным давным-давно покинули планету Цин Лин, и здесь от них не осталось и следа. Теперь эту планету покинул и Ван Линь.

Вернувшись в Ло Тянь, он хотел посетить четыре места и сделать четыре вещи. И вот сейчас он выполнил первый пункт из своего списка. Тем временем Ван Линь летел по сияющему звездному пространству, и в глазах его постепенно разгоралось намерение Убийства.

— Патриарх клана Сян… У нас с тобой остался нерешенный вопрос… — взмахнул руками культиватор, быстрее молнии устремляясь в направлении планеты клана Сян, где некогда он лишился почти всей своей жизненной силы из-за Техники Семи Ночей.

Спустя несколько часов Ван Линь удалился от планеты Цин Лин на тридцать миллионов ли. И здесь, в этом месте необъятного звездного пространства, он столкнулся с отрядом культиваторов, возглавляемых мужчиной средних лет, облаченным в сияющий молниями балахон. Они летели в сторону планеты Цин Лин!

Это были люди Громового дворца, и они искали планету, которую можно использовать для создания легендарной Формации Семи Возмездий Разрушения Планет!

Планета Цин Лин соответствовала всем нужным параметрам, и поэтому эти культиваторы собирались забрать ее с собой! Но даже на этом далеком расстоянии они уже почувствовали сильнейшее намерение меча.

Оно было невероятно сильно и могло сокрушить все звездное пространство. Глава отряда замер на месте, ошеломленный этим напором, и затем бросился назад, обливаясь кровью.

Все его спутники поступили так же, и отряд культиватор обратился в бегство.

Когда Ван Линь покинул вершину горы Хэнъюнь, оставив Се Цина в одиночестве, пространство за старым культиватором начало искажаться, и из этих волн ряби беззвучно вышел человек.

Это тоже оказался старик, облаченный в даосский балахон. Лу Фуцзы!

Он не хотел встречаться с Ван Линем, и потому решил появиться здесь только после его ухода. Нахмурившись, он посмотрел на воткнутый в вершину горы водный клинок.

Ничего не говоря, Лу Фуцзы вскинул правую руку, указав ей на меч, и тут же задрожал, ощутив его силу. На лице его появилось испуганное выражение.

— Эта аура! Она похожа на ауру Древних богов, но очень от нее отличается! Именно она тревожила меня сильнее всего! Но кроме нее… В этом клинке есть два потока силы Основ! — вскричал культиватор.