Глава 1089. Влияние


Чудовищная сила пронизала каждый сантиметр мира, бессчётная материя начала испаряться.

Гигант решил стереть все следы существования Фана Синцзяня в этом мире.

Чиновник открыл дверь своего кабинета и оцепенел. Внутри не было ничего, только голые стены.

Евнух Ван почесал затылок. Он потянулся купавшей книге, но она просто исчезла.

В кабинете Фан Юань, у Марии дёрнулись брови, когда прямо на её глазах начали растворяться книги, плакаты, и письма.

Гигант атаковал из другого измерения, его влияние на мир приходило из ниоткуда и исчезало бесследно. Не было ни света, ни теней, ни даже пыли от того, что раньше несло в себе информацию. Кронпринцесса была единственной, кто заметила изменения в мире. Только она, способная видеть мир со стороны высшего измерения, сохранила свои воспоминания за прошедшие три года.

В звёздном небе, два луча света столкнулись, в одно мгновение обменявшись мыслями и намерениями.

Фан Синцзянь сказал: — Ты лишь разрушаешь, но не творишь. Неужели даже ты не способен исправить все факты трёх лет за два дня?

Разрушение было гораздо проще, потому как требовало просто затирать следы существования Фана Синцзяня. Если он хотел замести следы творением, то нужно было придумать мириады лжи и оправданий.

Истину может закрыть лишь тысяча лжи.

Если он хотел замести следы Фана Синцзяня, ему требовалось объяснить все события произошедшие за три года. Но чтобы стереть следы, требовалось всего лишь устранить все улики, указывающие на его существование.

Гигант засмеялся: — Ха-ха, признаю, это грубо, но разве не эффективно?

Фан Синцзянь ответил: — Грубо, но не обязательно эффективно. Ты пытаешь закрасить лист бумаги, но лишь привлекаешь к нему больше внимания.

Этот разговор закончился за одно мгновение. Удалив все следы существования Фана Синцзяня, гигант начал стирать воспоминания каждого в этом мире.

Но и Фан Синцзянь не прекращал бороться. В то время как гигант стирал воспоминания и следы о Фане Синцзяне, люди записывали свои собственные воспоминания, каждый пропавший документ отмечался в учётных журналах.

Ещё большее влияние производилось на уровне эфирных частиц, оставленных Фаном Синцзянем во всём высокотехнологичном оборудовании.

Система совершенствования Рыцаря значительно превосходила потенциал систем Тяньган и Диша, родных этому миру, а потому, в течение этих двух лет, она быстро распространилась во всему миру. Высокие технологии тоже стали неотъемлемой частью мира, потому как они значительно упрощали жизнь.

Фан Синцзянь, в своей борьбе против гиганта, использовал влияние Императора для создания различных великих событий.

Боевые искусства системы Рыцаря, созданной Императором, распространялись по всему миру бесплатно. Новые технологии создавались арсеналом каждые десять дней. Армия была экипирована по последнему слову техники.

За короткий период времени, люди забыли, что произошло за три прошедших года, как если бы не было хаоса, в пучину которого пал весь мир, как если бы не было ни восстаний, ни феодалов, ни неожиданно воскрешения Великой Династии Цзин.

Тем не менее, нынешнего Императора всё равно считали величайшим человеком. Он не только создал систему Рыцаря, но и стал величайшим мастером боевых искусств. И он создал величайшие технологии, ставшие фундаментом законов в стране.

— В таком случае, я просто сотру их всех.

В это мгновение вся столица Империи превратилась в пыль. Все военные были испарены невидимой силой, мир снова оказался на пороге войны.

На вершине высокой горы, столкнулись два сильных порыва ветра.

Гигант спросил: — Видел? У меня абсолютное преимущество в силе. Какие бы изменения ты ни пытался внести, я могу стереть их в одно мгновение. Тебе никогда не получить контроль над этим миром.

Династия была уничтожена, всё Средиземье опять испытало ужас войны. Бессчётные люди были сожжены в пламени раздора.

Но Фан Сюань не был забыт. Даже когда Империя была уничтожена, а все технологии стёрты, гигант не мог убить — или, вернее, не хотел -убивать всех людей мира, а потому совершенствование при помощи эфирных частиц продолжалось.

Люди могли забыть о том, кем и когда был Фан Синцзянь, но они никогда не забудут величайшего мастера, подарившего им систему боевых искусств.

В высшем измерении сознаний, Спираль Девяти Жизней снова начала углубляться в общемировое сознание.

Холодный смех гиганта раздался в небе: — Какой в этом смысл? Как бы ты ни пытался, между нашими силами разница абсолютна. Я могу легко устранить любые твои козыри грубой силой.

В одно мгновение абсолютное могущество наполнило всю планету целиком. Воспоминания каждого человека за последние десять лет были стёрты.

Однако даже это не устранило следы Фана Синцзяня полностью. Совершенствование в системе Рыцаря стало частью жизни каждого, люди интуитивно находили эту систему и постепенно обнаруживали следы Фана Синцзяня.

Из-за вмешательства этих двоих случалась любовь и вражда, раздор на уровне семей и целого мира, история искажалась всё сильнее и сильнее.

Два года продолжалась их борьба, но для них не прошло и мгновения.

В своей борьбе они использовали целый мир как свою шахматную доску, а каждую жизнь как шахматную фигуру. Они вмешивались в настоящее, изменяли прошлое, направляли весь мир, пытаясь взять жизни в нём под своей контроль.

В это время Фан Синцзянь очень многое узнал: «Демонические боги ощущают себя также? Но при этом их борьба происходит не в одном мире, а во всех мирах мультивселенной на протяжении всего безграничного времени-пространства. Тогда сколько же вмешательство произошло ещё задолго до моего рождения?».

Гигант устремил свой взгляд в будущее: «Если я не сотру эти боевые искусства полностью, его дух продолжит существовать».

Он продолжать вмешиваться и дальше, но ему было не победить, пока он не устранит систему боевых искусств Рыцаря из этого мира полностью.

Но это означало, что ему придётся изменить свою систему Тяньган Диша. Иначе его система, созданная лишь с целью вылечить собственные ранения, не сравнится с боевыми искусствами, в которых любой простой человек имеет шанс достичь божественности.

— Доставил же ты мне проблем, — вздохнул гигант. Естественно, он не мог просто отказаться от системы, которая была его единственным шансом на выздоровление, а потому оставалось только стереть вообще всех людей этого мира, после чего заселить его людьми других миров.

Это было как рестарт мира, чтобы удалить все следы вируса по имени «Фан Синцзянь».

— Ты хочешь убить вообще всех? — прозвучал голос Фана Синцзяня.

Гигант улыбнулся: — Всё ещё считаешь, что сможешь остановить меня?

— Твои силы пропитали насквозь бессчётные миры, ресурсы полученные тобой я не могу даже представить, — спокойно сказал Фан Синцзянь. — Но на твоём месте я бы этого не делал… потому что этот мир тебе больше не принадлежит.