Глава 1090. Захват


— Ха-ха-ха, ну насмешил! Не принадлежит мне? А кому тогда? Тебе, что ли?

Гигант засмеялся и ужасающая сила начала испепелять всю разумную жизнь в этом мире.

Однако в этот момент планета неожиданно прекратила двигаться. Сами облака стали твёрже камня, и гигант резко остановился. Вся материя мира неожиданно прекратила движение.

С перспективы людей остановилось само время.

— Время остановлено на целой планете? Фан Синцзянь не мог добиться такого, — удивлённо осмотрелся гигант. А в следующее мгновение почувствовал, как мир вырывается из его контроля. Будучи сознанием мира, он чувствовал как мир изгоняет его.

— Как такое возможно? Кто это делает?! Кто здесь?!

В высшем измерении пространства-времени, бессчётные лучи белого света пронзили прошлое и будущее времени. Всё, что пыталось вмешаться в судьбу этого мира, изгонялось из него.

— Белый? Но почему он?

Гигант знал демонических богов, и как только мир остановился, он почувствовал, кто это сделал.

И именно по той причине, что он узнал вмешавшегося, у него не возникло и мысли о сопротивлении. Это было бесполезно.

Когда мир снова пришёл в движение, никто кроме Фана Синцзяня и гиганта не заметил разницу.

В это же время, они оба не чувствовали что именно мешает им забрать этот мир, но всё равно не могли по-настоящему забрать контроль над его будущим.

Потому что в тот момент как мир на мгновение остановился, некая высшая сила забрала этот мир. Использовав метод, который не удалось понять даже Фану Синцзяню.

Фан Синцзянь всё ещё мог вмешиваться в судьбу мира и влиять на общемировое сознание, но будущее более не было ему подконтрольно.

И как только он понял это, догадка появилась в его разуме: «Возможно, мгновение назад этот мир был перенесён в более крупную вселенскую сеть. Больше влиять на его историю недостаточно, чтобы изменить будущее».

В точности как когда народы Жёлтого Императора и Императора Ян* начали расширять свои владения, а бессчётные племена запада присоединились к ним, так и Средиземье присоединилось к остальным мирам Белого Демонического Бога.

(*Китайские легенды)

Поэтому теперь, когда появились внешние факторы, выбрать будущее мира при помощи только внутренних факторов уже было невозможно.

Фан Синцзянь снова выпустил в мир свою проекцию. Он встал над облаками и выпустил волю в мир, пытаясь что-то почувствовать.

В это же время перед ним снова появился гигант и сказал холодным голосом: — Я не ожидал, что ты окажешься приспешником Белого.

— Белый…

Белый — Бог пустоты и туманностей — был высшим даже среди тринадцати демонических богов. Бог Вселенской Истины, которому поклоняются в Чудесном Мире, всего лишь его клон.

Уже давно Фан Синцзянь считал, что система Девятиранговых Небес принадлежит Белому.

Из-за того что Фан Синцзянь выполнил испытание, наполнив мир эфирными частицами, этот мир тоже присоединился к власти Белого, и теперь только он выбирал его будущее.

В итоге именно сила Белого остановила гиганта. И это было главным доказательством того, кому принадлежит система Девятиранговых Небес.

Фан Синцзянь начал догадываться об этом ещё когда узнал о том, как долго Церковь Вселенской Истины удерживает власть в Чудесном Мире.

Это как шахматная доска, на которой весь Чудесный Мир всего лишь шахматная фигура Белого.

Гигант вздохнул: — Потрясающий метод. Признаю, ты победил. Я не ожидал, что твоя борьба со мной будет всего лишь способом отвлечь меня, пока на самом деле ты призывал сюда великого бога.

— Я правда пытался бороться с тобой, но твой уровень силы слишком велик, ты накопил гораздо больше сил, чем я. Когда я обнаружил, что мне не вырвать кусок мяса у тигра из-под носа, осталось прибегнуть только к этому, — спокойно сказал Фан Синцзянь. — Так что теперь тебя должна больше волновать защита столицы, чем какая-то маленькая деревня, фигурально выражаясь.

Гигант холодно усмехнулся: — Не беспокойся, я был готов отказаться от этого мира, ещё когда только начал сражаться с тобой. Он уже давно не часть моего мира.

Фан Синцзянь удивился и взглянул на мир с высшего измерения. Это было правдой, он больше не мог увидеть гиганта, лишь один мир в пустоте.

Они обменялись взглядами и тут же поняли, какие друг у друга планы.

Фан Синцзянь не ожидал, что ему удастся отнять мир своими силами, поэтому сразу же планировал приманить Белого, чтобы он забрал этот мир или вообще все миры тела гиганта.

При таком исходе он терял часть ресурсов планеты, но лишь небольшую. При этом победа гиганта означала бы, что он потерял всё.

Однако гигант почувствовал дух Ли Аньпина, Серебряного Демонического Бога, а потому решил сразу разорвать связи мира со своим телом.

— Пацан, а ты неплох, реально неплох, — сказал гигант. — Давно я не встречал таких интересных юношей.

— А я давно не встречал таких интересных оппонентов, — сказал Фан Синцзянь в ответ. — Знать бы ещё, как к тебе обращаться.

Гигант засмеялся: — Хе-хе-хе, считаешь, что мы можем стать друзьями, после того как ты украл у меня мир?

Фан Синцзянь действительно так считал. Гигант был невероятно силён и обладал безумным множеством техник боевых искусств, а ещё он хорошо понимал мультивселенную и знал всех Демонических Богов. Фан Синцзянь хотел получить от него информацию.

Но не каждый мог простить вражду.

Люди вроде Тирана, Ульпиана, и Кронпринцессы, что уважали и боялись силу, могли стать друзьями. С другой стороны, Первый Принц и Александр его друзьями стать никак не могли.

То же, похоже, относилось и к гиганту. Хотя вряд ли его сильно волновал потерянный мир, учитывая миллиарды миров, из которых состояло его тело.

В следующее мгновение чёрные трещины разошлись из проекции гиганта, мгновенно разорвав проекцию Фана Синцзяня на крошечные клочки. Но на этом он не остановился и сразу потянулся в высшее измерение, пытаясь вырвать всё, что было связано с Фаном Синцзянем, из общемирового сознания.

Потеряв мир, он решил хотя бы убить виновника.

Однако в этот момент Фан Синцзянь исчез, словно его присутствие было не более чем иллюзией.

— Он сбежал?