Глава 983. Информация

Благодаря своей чудовищной силе, Фан Синцзянь снова захватил столицу равнин за следующие пару дней. Однако он не стал снимать с трона Да Юэ. Вместо этого он продолжил использовать её в качестве марионетки во главе страны.

В этот момент Да Юэ докладывала Фану Синцзяню нынешнюю ситуацию в столице Империи:

– Городские стены и улицы ещё чинят, но граждане уже успокоились. Тем не менее… – Да Юэ устало подняла голову и посмотрела в глаза сильнейшему человеку Империи, а может и во всём мире. Она продолжила медленно: – Последнее время в равнинах распространился один слух.

– Говори, – раздался холодный голос Фана Синцзяня.

– Кто-то распространяет слух, что Вы захватили столицу Империи снова и хотите забрать сокровища Божественного Императора Солнца себе. По слухам Вы нашли какую-то важную информацию об этих сокровищах.

– Да? – Фан Синцзянь зловеще улыбнулся. «Это Септет распространяет слух? Значит, они хотят привлечь в равнины как можно больше людей? Но зачем?».

Фан Синцзянь помотал головой: «Я слишком мало знаю. Не представляю ни их силу, ни в чём их цели. Более того, их основные тела скрыты в маленьком мире, и я не могу найти их Внезапным Прозрением. Мне нужно больше информации о них».

На этой мысли он вспомнил о Дуане Тяньхао.

Он бросил взгляд на Да Юэ и сказал: – Понятно. Ты хорошо постаралась. Можешь идти.

Да Юэ поклонилась и медленно ушла. На ходу она даже покачивала бёдрами и показала свои стройные ноги. Словно пыталась очаровать Фана Синцзяня, который, к несчастью, уже даже не был в этой комнате — он перенёсся во двор.

«По информации Да Юэ и документам Военного Исполнительного Ордена, единственный живой родственник Дуаня Тяньхао — его младшая сестра по имени Дуань Цзыянь. Вернее не сестра, просто крёстная дочь, которую взял себе его отец. Они выросли вместе и даже просили разрешения сыграть свадьбу. Придя в равнины, Дуань Тяньхао оставил сестру под защитой дворца.»

Воля Фана Синцзяня прошла сквозь дверь перед ним и он увидел девушку с фиолетовыми волосами, рыдающую на краю кровати. На ней была чёрная роба для тренировок, а на ногах узкие фиолетовые штаны, помогающие в развитии мышц ног.

Фан Синцзянь провёл рукой по подбородку, задумавшись: «Она — величайшая слабость Дуаня Тяньхао. Я могу попробовать оставить в его сердце семя меча с её помощью, в обход ментальной защиты».

Фан Синцзянь вошёл в комнату. Когда Дуань Цзыянь испугалась и тут же приняла боевую стойку, как маленький котёнок, он улыбнулся. В этот момент будто бы вся комната озарилась светом.

Перед этой улыбкой ненависть, тревога, и ужас Дуань Цзыянь превратились в неуверенность.

– Ты…

Фан Синцзянь медленно подошёл к ней. С каждым шагом его лицо будто бы становилось мягче, она чувствовала в нём безграничную доброту и любовь. Её сердце затрепетало, а лицо покраснело.

С нынешним уровнем Фана Синцзяня, повлиять на её чувства было плёвым делом. Даже эксперты Божественного уровня не могли устоять перед Мечом Сердца, не говоря о Дуань Цзыянь, которая даже этого уровня не добилась.

– Ты… Не подходи! – Выдавив из себя эти слова, она начала задыхаться, после чего её ноги подкосились и она упала на кровать. Коленки у неё дрожали как у испуганного зверя.

Фан Синцзянь медленно подошёл к ней и провёл рукой по волосам. Дуань Цзыянь почувствовала как по всему её телу проходит дрожь, а следом за ней в сердце появились волны тепла.

Голос Фана Синцзяня, способный очаровать даже демона раздался у самого её уха: – Скажи мне, кто помогает твоему брату?

Спустя десять минут обессиленная Дуань Цзыянь лежала на кровати. Её лицо до сих пор было немного покрасневшим, а взгляд оцепеневшим. Периодически она вся вздрагивала.

Фан Синцзянь провёл по её подбородку и подумал: «Как и ожидалось, в её разуме нет ни защиты от проникновения, ни информации. По крайней мере, она знала, что Дуаня Тяньхао взял в ученики какой-то толстяк, а другой человек помог ему завоевать равнины. Придётся выбивать информацию из Дуаня Тяньхао».

В это время, в Реальности Меча…

Всё небо состояло из фантомных клинков, проносящихся над землёй как очень быстрые облака.

По всей земле торчали острые клинки, вонзённые вертикально вниз своими рукоятями. Они были так плотно расположены, что заменяли здесь землю, но вряд ли по этой земле мог пройти хоть кто-то.

Вдалеке виднелись мечи длиной в километры, формирующие в этом мире горы.

В Реальности Меча всё было из мечей и намерений меча Фана Синцзяня.

Сейчас всё тело Дуаня Тяньхао будто бы состояло из чёрных шрамов меча, лишь его голова оставалась различима.

Он был бледным, его глаза налиты кровью. Он захохотал и закричал: – Ублюдок, выходи! Делай что хочешь, но даже не надейся получить от меня информацию! А когда я умру, то дождусь тебя в аду! Учитель отомстит за меня! Весь твой клан, все твои знакомые умрут из-за тебя! Они убьют всех членов твоего клана, тр**нут всех женщин твоего клана, и продадут их в самые грязные бордели, самые безмозглые и жестокие варвары будут наслаждаться ими!

В Реальности Меча, Дуань Тяньхао и не надеялся на выживание. Он был готов отказаться даже от своего рассудка ради мести.

– Ха-ха-ха, думаешь ты можешь победить? Ты видел меньше процента нашей силы. Когда они покажут тебе на что действительно способны, то даже Церковь ничего сделать не сможет. Твой клан будет растоптан, все женщины проданы, все твои знакомые испытают жизнь полную боли и страданий-

В следующий момент Дуань Тяньхао почувствовал боль во рту, прежде чем понял, что от его рта не осталось ничего. Он завыл, не способный сказать ни слова.

–––

ПП: кажется о клане Фана Синцзяня уже позаботился сам Фан Синцзянь ( ͡° ͜ʖ ͡°)