Глава 984. Союз

Когда он начал дёргаться, пытаясь использовать силу своего первого ранга Божественного уровня для регенерации тела, свет и тени поменялись перед ним местами. Он был выслан из Реальности Меча и оказался в маленьком дворе.

Голос Фана Синцзяня раздался в его разуме: – Ты напомнил мне. Я чуть не забыл пригласить тебя на отличное шоу.

Глаза Дуаня Тяньхао были спокойны, словно он уже ничего не боялся.

Однако затем он услышал стоны из комнаты перед ним и его глаза чуть не выпрыгнули из орбит.

Он уставился на комнату, его рот, закончивший регенерацию, был стиснут и скрежетал зубами, выплёвывая через зубы слова: – Фан… Син… Цзянь…

Но в этот момент его тело поднялось и подлетело к окну, сцена за которым заставила его глаза налиться кровью от ярости. Он почувствовал как капли крови текут по щекам из уголков глаз.

Дуань Цзыянь была в объятиях Фана Синцзяня, пока он медленно снимал с неё одежду. Лицо девушки было красным, она обнимала и целовала парня так, словно перед ней было величайшее сокровище.

Зубы Дуаня Тяньхао затрещали и пошли трещинами. Он пытался остановить их, пытался закричать, но не мог сделать ничего.

Он даже отвернуться или закрыть глаза не мог, ему пришлось смотреть от начала и до конца, пришлось слушать слова и звуки, что могли свести его с ума.

Настоящий Фан Синцзянь стоял за его спиной и смотрел за тем как лицо того сперва краснеет, затем переходит в фиолетовый оттенок, от него к зелёному, а следом, будто кончились краски, белеет как полотно. Чувства Дуаня Тяньхао были хаотичны в этот момент.

Затем он бросил взгляд в окно. Пустая, заправленная постель, и абсолютно никого. Весь этот двор и комната на самом деле были иллюзиями в Реальности Меча.

Разве мог он выпустить Дуаня Тяньхао в Чудесный Мир? Ни в коем случае. Так он рисковал тем, что Септет узнает о его заложнике.

«Хотя его сознание было защищено силами Септета, сам он слишком слаб для такой силы. Каждый удар в его сердце вызывает дрожь всего сознания…»

Сейчас сознание Дуаня Тяньхао было похоже на разъярённую бурю. Но сила в его разуме, защищающая воспоминания, не активировалась. Эта сила спокойно наблюдала за разрывающейся бурей, пока не видела что его атакует кто-то посторонний.

В это же время тело Дуаня Тяньхао скакало взад и вперёд между бессчётными сценами, каждая из которых могла бы разрушить сердце и разум обычного человека.

– Я уже давно достиг шестого ранга. Даже Септету не отомстить за тебя.

Этот голос был как последняя соломинка, переломившая спину перегруженного коня. Гром раздался в буре сознания и оно полностью превратилось в хаотичное нечто.

Фан Синцзянь коснулся пальцем его лба и луч мрачной энергии пронзил его разум. Где бы ни проходил луч, его будто бы окружали таинственные шёпоты несравненного магического очарования.

В момент когда сознание Дуаня Тяньхао поддалось хаосу и было переполнено уязвимостями, семя меча Фана Синцзяня незаметно проникло в его сердце. В мгновение ока оно проросло на бушующих эмоциях и отправилось в его воспоминания.

Взгляд Фана Синцзяня зажёгся: «Успех».

В следующий момент воспоминания Дуаня Тяньхао начали появляться перед ним. Это всё были воспоминания и информация с самого его детства.

Фан Синцзянь принялся спокойно их читать, как если бы сидел перед раскрытой книгой.

Церковь Вселенской Истины, Бюро Священных Писаний.

В потайной комнате, Ульпиан, Святой Бессмертия, и Фан Синцзянь сидели на полу.

Святой Бессмертия сказал: – Итак, план в том, чтобы объединив наши общие знания и силы, создать беспрецедентное по силе Виртуальное Изображение?

Ульпиан, как наиболее информированный, спокойно сказал: – На самом деле, Виртуальное Изображение всего лишь способ применения силы. Так как все эксперты шестого ранга выбрали для себя свой путь совершенствования, их Виртуальные Изображения отличаются. Но если мы объединим наши знания и техники, то сможем создать единое и величайшее Виртуальное Изображение.

Фан Синцзянь предложил: – Я могу вложить все свои техники меча. – Информация из его головы сформировала яркие потоки намерений меча, превратившиеся в множество ярких слов.

Святой Бессмертия был немного ошарашен уровнем этих техник, но потом засмеялся: – Хорошо, очень хорошо! Ха-ха, в таком случае и я не буду ничего скрывать! – Его роба засияла и золотые руны сформировали ядро чистого света. – Это все боевые искусства Церкви Вселенской Истины, которые мне известны, плюс три моих божественных искусства. Но я знаю только как их использовать, принципы их работы мне не ясны. Позже я могу принести вообще все искусства Церкви.

Ульпиан кивнул. Меч Зенита Белого Императора стал немного ярче и несколько сфер света сформировали буквы, заполнившие все стены потайной комнаты.

– Это все известные мне вселенские истины, а также все знания моего родного мира.

От такого вклада лицо Святого Бессмертия засияло. Хотя за десять тысяч лет* Церковь накопила колоссальное количество техник и знаний, Фан Синцзянь был гением, каких не видел свет. Его боевые искусства включали в себя боевые искусства Империи, сущность техник чуть ли ни каждой фракции, включая Древний Путь Ада и Дворец Мириады Звёзд, и даже магические печати Земли ему удалось как-то совместить. Кроме того, знания собранные им из нескольких миров были обширнее, чем библиотеки большинства стран.

(*ПП: опять тысяч. То тысяч, то миллионов, то снова тысяч. Когда он определится?)

Но Ульпиан удивлял даже больше. Он обладал знаниями о силах тринадцати демонических богов из своего прошлого мира. Более того, эти знания были подкреплены теориями и экспериментами современного мира.

Святой Бессмертия не мог сдержать эмоций думая о том, какое чудовищное Виртуальное Изображение они могут создать с таким фундаментом.

Однако Фан Синцзянь неожиданно оцепенел, после чего провёл по ним взглядом и сказал: – Есть информация о Септете Пленарной основы. Прочёл её в разуме Дуаня Тяньхао.

– Оу? – глаза Святого Бессмертия вспыхнули ещё ярче. – И что там? Где они прячутся? Какие у них цели? Сколько сил у них осталось?

– Дуань Тяньхао был слишком слаб, поэтому их сила ему не была известна. Их цель — выпустить лидера Септета, которого они зовут Кронпринцем, – медленно произнёс Фан Синцзянь. – Только с шестерых были сняты печати, сильнейший из них, Кронпринц, всё ещё запечатан.

Святой Бессмертия был озадачен: – Но ты разве не говорил, что все семь печатей сняты?

– Так и есть, видимо мы чего-то не понимаем, – покачал головой Фан Синцзянь. – Они скрываются в маленьком мире, Божественной Стране кого-то из них. Не знаю как их найти, но теперь, когда их цели известны, мы можем предпринять меры.

Фан Синцзянь поднял голову и медленно сказал: – Я решил рассказать миру новость. Через три месяца, в столице Империи, я объявлю о том, где спрятаны сокровища Божественного Императора Солнца.

Святой Бессмертия задумался, но быстро понял ситуацию: – Они собирают Встречу через месяц, а ты сейчас объявишь о том, что через три месяца сообщишь точное местоположение, и таким образом удержишь большинство обычных людей в Империи?

– Хотя я не представляю как они собираются спасти Кронпринца, необходимо противостоять им всеми доступными методами. Если они решили играть на сокровищах Божественного Императора Солнца, то и я присоединюсь к игре, – кивнул Фан Синцзянь. – А трёх месяцев нам точно хватит на Виртуальное Изображение.

– Не слишком ли это быстро? – спросил Святой.

– Нет. В этот раз я победил одного из Септета силой пятого ранга. Хотя он тоже использовал только способности пятого ранга, его низкий уровень чистой силы показал, что они потеряли очень много за эту тысячу лет. Через три месяца нам будет хватать сил, чтобы убить их всех.

В глазах Фана Синцзяня промелькнула и другая мысль: «Через три месяца, по заключённому мной договору, у меня останется последний год жизни…»