Глава 192. Лес демонов (часть 7)

— Вот сволочь.

— Я слышал, что он полоумный, но не думал, что настолько.

Слушая потрясённые возгласы Шенона и Ханрёна, Ён У повернулся, чтобы спросить у Гальярда:

— Что это?

Гальярд усмехнулся, видя, как дрожит Ён У. Тот, всегда похожий на холодную куклу, наконец стал выдавать в себе человека. Что ж, предсказуемо, Гальярд тоже чуть не потерял голову, когда впервые увидел это место.

Вся земля от холма до дома Брахама поросла Бесовскими Деревьями. И на всех были пурпурные цветы!

Гальярд скрестил руки на груди и фыркнул.

— Разве не видишь? Ферма.

Ён У с ошарашенным выражением спросил:

— Бесовские Деревья можно выращивать?

Если такое возможно, Драконий вид давным-давно тоже мог бы их выращивать. И тогда бы не вымер.

Гальярд с ухмылкой, словно понимая чувства Ён У, сказал:

— По словам Брахама, демоны — самые обычные существа, созданные из растений, так что они действительно растут, если поливать их и удобрять почву.

Очевидно, сравнение демонов с растениями привело их в бешенство. Но даже если они в бешенстве, их возможности ограничены. К тому же Брахам на таком уровне, что даже демонам будет непросто его достать.

«Но как он это сделал? То, что он выращивает только пурпурные цветы означает… Можно создавать не только бесов, но и демонов».

Что если научиться намеренно создавать демонов достаточно сильных, чтобы противостоять богам? Одна мысль об этом повергала в ужас.

Едва Ён У подумал об этом, его будто обухом по голове ударило. Он быстро открыл Драконьи глаза, чтобы проверить ферму. И оказался прав. В точности, как он ожидал, вся ферма была заключена в круг трансмутации. Круг трансмутации, созданный благодаря самому большому достоянию Брахама — Книге ртути.

— Гальярд.

— Что?

— Брахам что, собирается развязать войну против Элохима… нет, против всей башни?

— Почему ты так думаешь?

Ён У задумался, его глаза потемнели.

— Если нет… Зачем готовиться подчинить демонов?

— Что? Какой в этом смысл?

— Подчинить демонов… Это невозможно, ни за что…

Шенон и Ханрён уже не могли вспомнить, сколько раз с тех пор, как ступили в этот иллюзорный мир, были потрясены.

Демоны — существа, подобные богам. Конечно, бывали демоны настолько слабые, что не могли добраться до 98-го этажа, но в целом они всё равно оставались выдающимися созданиями, из-за которых вымер Драконий вид.

Брахам собирается их подчинить? Даже если у него личность бога Брахмы, это звучит как нечто невероятное.

— Разве это не опасно, господин?

Ребекка, которая всё это время молча наблюдала, вышла, чтобы посмотреть на Лес демонов. Даже ей это показалось странным.

Круг трансмутации — результат применения разных видов алхимии и чёрной магии, но их можно классифицировать на пять основных процессов.

Первый снабжал Дьявольские Цветы необходимыми питательными веществами.

Второй — стимулировал гены, чтобы пурпурные Дьявольские Цветы быстрее набирали цвет.

Третий — заставлял новорождённых представителей Демонического вида пожирать друг друга.

Четвёртый — использовал сильнейших представителей Демонического вида для призыва чего-то.

Круг призыва — с этого момента активировался пятый процесс.

Круг печати. Как только появлялся демон, активировалась связующая магия, наложенная на круг. Среди неё была магия, знакомая Ён У.

«В магической формуле есть даже Божественное Железо. Такое возможно?»

Ён У заинтересовали познания Брахама в алхимии. Это потому, что он бог?

Однако в круге трансмутации много незамкнутых секций. Похоже, Брахам усиливал этот барьер и замыкал круг трансмутации, когда уходил.

«Видимо, чтобы получить Дьявольские Цветы, он применяет первые два процесса, а остальные приберёг на потом, чтобы призывать демонов».

Чем больше он всматривался в круг трансмутации, тем сложнее он представлялся.

Гальярд немного удивился появлению духа, но не придал этому особого значения, потому что эльфы привыкли к духам. Только посмеялся, будто его это развлекло.

— Подчинение демонов, говоришь. Вообще, похоже, но это не совсем то.

— Можно узнать подробнее?

— Ты же видел Сешу?

— Да.

— Не знаю, почувствовал ты или нет, но это дитя не может жить долго.

Ён У онемел. Улыбка Гальярда стала горькой.

— Не знаю, причина в том, что она лишь на четверть дракон, или в чём-то ещё. Сеша была слаба с самого рождения. Даже если мы снабжаем её лучшими лекарствами, ей лишь ненадолго становится лучше. Вскоре после этого она оказывается прикована к постели.

Ён У понимающе кивнул. Увидев Сешу впервые, он почувствовал, что девочка слаба. Человекодракон рождается с трудом, по биологическим причинам — они дети двух совершенно разных видов. У них мощный потенциал, но они редко когда рождаются здоровыми. Α Сеша дракон только на четверть.

Древний Калатус знал это, поэтому поделил свою силу на восемь ступеней.

— А когда ей становится лучше? Наверное, когда она проглатывает Благословение Демона.

Гальярд кивнул.

— Именно. Вообще-то прошло не так много времени с тех пор, как Сеша могла бегать и есть приготовленные тобой лакомства.

Ён У вспомнил сияющие её глаза, когда она ела блинчики.

— Но даже это средство начинает слабеть. Кажется, она выработала устойчивость к нему.

Ён У понял, зачем здесь круг трансмутации.

— Τак вы собираетесь поймать взрослого демона и…

— Да. Когда появится глупый демон, мы собираемся его запечатать и дать Сеше поглотить его.

Ён У невольно засмеялся, не веря. Сама мысль о том, чтобы поймать демона ради спасения больного ребёнка, была невероятной, но действительно попытаться осуществить это ещё более невероятно.

«Он без ума от своей дочери».

И это действительно так.

— Что происходит между Сешей и Брахамом? Он не такой, как я о нём слышал…

— Совсем другой, да? — усмехнулся Гальярд. — Ηа самом деле, я сам толком не знаю. Он никогда не говорит об этом, но одно я знаю наверняка, — уголок губ Гальярда приподнялся. — Если Сеше понадобится, он попытается раздобыть и бога.

***

Ён У набрал охапку пурпурных Дьявольских Цветов и вернулся в дом.

Как и говорил Брахам, среди них было полно цветов с концентрацией 4 и выше, так что Ён У мог взять столько, сколько нужно. Поскольку время использовать их ещё не пришло, он убрал цветы в Интрениан.

— Ты здесь?

Брахам оторвался от книги, которую читал, и поправил очки. Ён У огляделся и спросил:

— А где Сеша?

— Она сказала, что хочет погулять, и быстро убежала. Βижу, ты принёс цветы. Можешь положить подпространственный карман сюда.

Ён У положил карман на стол и невольно засмеялся. Теперь, глядя на него, он понимал, что всё в этом мире сделано только для Сеши: освежающий лесной воздух, милая обстановка и ферма, чтобы делать лекарство. Сколько времени Брахам потратил на всё это? Он и правда совершенно без ума от своей дочери.

Подумав об этом, Ён У почувствовал, что стал ближе с Брахамом.

— Почему ты смеёшься?

Брахам слегка нахмурился, услышав тихий смех Ён У. Кажется, он понял, что Ён У посмеивается над ним.

— Просто так. Так что ты там читаешь?

Брахам недовольно глянул на Ён У и ответил:

— Книга ртути. Я проверял, не пропустил ли чего.

Ён У вытаращил глаза. Он никогда бы не подумал, что самая обычная книжка в его руках — то самое вместилище всех знаний Брахама. К тому же он знал, что книга представляет собой гримуар, наделённый собственной личностью.

— Забудем об этом. Ты понял то, чему я учил тебя вчера?

— Если ты спрашиваешь о равноценном обмене, я его пересматриваю.

— Расскажи.

— Обычная магия подчиняется своим законам, но особым свойством алхимии является то, что она забирает ровно столько, сколько отдаёт…

Пока Ён У продолжал рассказывать, взгляд Брахама менялся.

Хотя это была его первая лекция, Ён У, по-видимому, усвоил больше, чем он ожидал. Даже с учётом Драконьего знания — гораздо больше, чем ожидал Брахам.

«Не потому ли, что он учился у Хеновы и Βиктории?»

С этими двумя Брахам уже встречался. Оба были из тех немногих, кого он признавал. Если Ён У настолько обучаем, это обретает смысл.

Но дело в том, что, чтобы понять это, Ён У всю ночь изучал раздел, используя разницу во времени. Со стороны можно было сказать, будто Ён У очень талантлив, но это лишь видимость. Ён У из тех, кому, чтобы что-то получить, приходилось усердно трудиться.

«И он совсем не ленится».

Они заключили сделку, но Брахаму действительно хотелось учить Ён У, тот всегда внимательно слушал всё, что он говорил.

Брахам погладил свой подбородок. Скоро Ён У, наверное, поймёт всё. Ему пришло в голову, что завершение круга трансмутации займёт не так много, как он думал.

Брахам закрыл Книгу ртути и встал.

— Иди за мной. Буду учить тебя дальше.

***

С тех пор, как Ён У пришёл к Брахаму, миновало около двух недель.

Ён У при свете крошечного огонька что-то писал посреди ночи на куске бумаги. Потом устало потёр глаза. Он больше не полагался на собственные органы чувств так, как раньше, но морально всё равно уставал.

— Это совсем не просто.

Может, от того, что он постоянно использовал Разницу во времени? Иногда ему казалось, что мозг вот-вот взорвётся.

Ему нужно отдохнуть.

В эти две недели Ён У всё своё время посвящал занятиям алхимией. С самого начала Брахам сказал, что обучит его только основам, но сейчас учил его гораздо большему, и Ён У совсем вымотался, стараясь понять всё. Он столько не занимался, даже когда был студентом. В обычной ситуации он бы спихнул всё на Ву, но сейчас не мог себе этого позволить. Благодаря Разнице во времени он был в состоянии более-менее что-то понять. Ву и Ребекка помогали советами.

Около пяти дней назад Брахам начал брать его с собой, когда работал над кругом трансмутации. Ён У просто выполнял мелкие поручения и прочее, но и успевал многому научиться. Видимо, Брахам тоже это видел.

А теперь он мог попытаться расшифровать Изумрудную табличку.

1.

1.

1.

1. Неопровержимый факт, это самое верное.

1.

1.

1.

1. Дно есть вершина, а вершина есть дно для уникального существования.

1.

1.

1.

1. Всё берёт начало из одной медитации, всё связано.

Он одно за другим расшифровывал слова Леонте и избавлялся от неправильно истолкованных разделов. Со знаниями, полученными от Брахама, он попытался дать им своё толкование.

На бумаге он записывал и стирал разные формулы, а заканчивалось всё тем, что лист оказывался смятым в кулаке Ён У. Возле него набралась уже куча мятой бумаги.

— Как же это расстраивает…

Достаточно ли ему знаний, чтобы понять Философский камень? Голова болела от того, что у него до сих пор не было ни одной зацепки.

— Как ни посмотрю, забавная формула. Философский камень… Я даже представить не могла, что такое возможно.

— На этот раз. Думаю. Раздел. Неправильный.

Если бы рядом не было Ребекки и Ву, Ён У бы давно бросил ручку.

— Ха-а-а. Попробуем ещё раз.

Ён У сделал глубокий вдох и взялся за неё крепче.

Раздался скрип и дверь внезапно отворилась, Ён У поднял голову и посмотрел на неё. В узкую щель просунула голову Сеша.

— Каин, ты спишь?

Она слегка помахивала хвостом, постукивая по полу. Значит, хотела о чём-то попросить — эмоции Сеши можно было понять по её хвосту.

Ён У отложил ручку и сказал:

— Нет. Ты проголодалась?

Сеша смущённо засмеялась. Ён У засмеялся ей в ответ и встал. Она всё утро неустанно крутилась неподалёку.

— Хорошо. Я сделаю тебе блинчики, подожди тут. Но Брахаму не говори, это секрет.

— Хорошо! — Сеша прикрыла рот ладошкой.

Ён У взъерошил ей волосы и пошёл на кухню.

Он недавно ходил во внешнюю секцию Башни за ингредиентами, так что у него их было много. Наблюдая, как Ён У тихо достал сковородку, Шенон и Ханрён заговорили странными голосами:

— Ух, как ни посмотрю, наш господин интересный человек. Никогда бы не подумал, что он настолько мягок с детьми.

— Согласен.

Ён У несколько удивили их слова.

«Что вы обо мне всё это время думали?»

— Железная кровь.

— Я ничего не говорил.

Рядом возникла Ребекка и кивнула.

— Неплохо выглядит. Дай немножко и мне.

Ён У подумал, что чем больше он будет говорить, тем будет хуже, так что просто замолчал. Над ним посмеивался даже Ханрён, видимо, они очень сблизились.

Ён У положил блинчик для Сеши на тарелку и унёс в свою комнату.

Эти двое отчасти были правы, а отчасти ошибались. Ён У действительно любил детей. Но между теми, кто ему нравился, и теми, кто не нравился, была тонкая грань. К счастью, Сеша её не переходила.

Когда он вернулся в свою комнату, Сеша что-то черкала, сидя на стуле за его столом. От неожиданности девочка подпрыгнула, как будто сделала что-то плохое, и быстро слезла со стула.

— Ох, я…

— Я не сержусь, так что не волнуйся. Ешь, пока не остыло.

— Хорошо!

Просияла Сеша и взяла тарелку, нетерпеливо помахивая хвостом.

Ён У улыбнулся, глядя на неё, потом снова взялся за ручку. И увидел каракули Сеши.

Но что-то было не так. На первый взгляд это были самые обычные каракули, но в них во всех прослеживалась некая формула. Форма, созданная на основе золотого сечения.

— Сеша, ты…

— М-м? Хи-хи. Что ты нарисовал? Я пыталась это перерисовать, — непринуждённо ответила Сеша, откусив от блинчика большой кусок.

Она тоже училась у Брахама, так что знала много такого, чего не знало большинство детей. Всё же, она потомок дракона, пусть всего лишь на четверть.

Однако Ён У показалось, что ему дали пощёчину.

Простенький способ, но он будто указал Ён У новую дорогу.

***

После того, как Ён У уложил Сешу спать, он всю ночь просидел за формулами. Он продолжал работу, стараясь не упустить вдохновение.

«До сих пор я считал Философский камень чем-то, что может дать неограниченную магическую силу».

Сейчас, когда он работал над этим, его руки писали быстрее. На этот раз он не стал ни на чём зацикливаться.

«Но если всё не совсем так, а на самом деле он помогает применять силу…»

Когда он добрался до последнего фрагмента, забрезжил свет. Глаза Ён У засияли.

— Да. Вот оно.

Философский камень не даёт бесконечное количество магической силы. Он экспоненциально увеличивает её.

— Вот почему Немезис и Ник говорят, что это удобное место для отдыха.

Просто находясь внутри его мощной магической силы, эти двое сильно увеличили скорость своего роста.

«На этой табличке информация о тропе солнца», — так гласила последняя фраза на Изумрудной табличке. Ответ всегда был там. Тропа солнца. На самом деле так называлась циркуляция магической силы.

Ён У прищёлкнул языком. Он словно понял, почему Леонте и Бильд не смогли закончить Философский камень. Они думали, что это всего лишь инструмент магической силы. Если бы не Сеша, Ён У, наверное, потратил на это несколько лет.

— Значит, недостающая часть камня — источник?

За окном вставало солнце. Свет, пролившийся в окно, осветил бумагу, исписанную фигурами и цифрами.

Глаза Ён У тоже засияли ярче.

Источник. Ему просто нужно найти магический источник, хоть это будет и нелегко. Ён У вспомнил кое-что, что можно было использовать в качестве источника.

Демон, которого ищут Гальярд и Брахам. Если ему удастся раздобыть нечто похожее и заключить его в Философский камень, этого будет более чем достаточно. Он действительно сможет получить «неограниченный» источник магической силы.

«Я мог бы создать источник магии, равный по силе Драконьему сердцу».

Ён У облизнул губы. Создав настоящее Драконье сердце, он мог бы достичь 5-й ступени. Но если раньше он сумеет заполучить орган, который может функционировать, как Драконье сердце…

«Я могу получить два органа магической силы».

Круг трансмутации, установленный Брахамом. На этот раз он сможет его изучить.

Ён У крепче сжал ручку.