Глава 300. Посейдон (часть 12)

Ён У прекратил рассматривать браслет и сабатон. Конечно, они не ответят на его вопросы, сколько на них ни смотри. Ответы искать придётся самому или навсегда оставить эту загадку неразрешённой.

Вообще, это тоже неплохая мысль.

Брать Власть взаймы удобно, но и неудобств тоже немало. При усилении канала связи прочесть желания и мысли легче. А когда все твои мысли и действия видны как на ладони, это весьма неприятно.

К тому же, Азраил худший их всех.

Можно оставить Агареса, поскольку он довольно прост, если не обращать внимания на его одержимость; Гермеса и Афину, которые весьма благосклонны к нему; и молчуна Хондона.

Азраил же постоянно наблюдал за ним тайком. Иногда он проявлял алчность, иногда прикидывался заботливым. И не поймёшь, что придёт ему в голову в следующий раз. С ним Ён У постоянно казалось, будто он ходит по краю, поскольку он никогда не знал, что у того на уме. По сути, Азраил вёл себя как представитель всех богов и демонов смерти.

И вдруг такое создание исчезло, оставив ему даже б о льшие силы, чем раньше. И сняв печать. Для Ён У это, конечно, неплохо. Он даже благодарен.

«Он как Щедрое Дерево».

Ухмыльнулся Ён У и проверил последнюю функцию. Все функции оказались весьма полезными, но последняя выделялась больше всех.

Используя души из коллекции, он мог силой призывать души, покоящиеся на том свете. Но чтобы призвать душу, нужно знать её при жизни или быть как-то связанным с нею. Время ограничено уровнем поглощённых душ. Однако у призванных душ будет свобода воли.

«Души, призванные силой?»

Он не сможет заставить их делать, что хочет, но многое станет возможным.

«Я могу заключить сделку, чтобы выучить навык или Власть. Или попросить совета».

Ён У использовал часть душ в коллекции и накопил Чёрное зло, чтобы активировать Призыв Мёртвых.

Ён У назвал первое пришедшее в голову имя.

— Бентеке.

Вокруг него закружился чёрный ветер и рассыпался.

«Так и думал, — Ён У сузил глаза, попробовав призвать Бентеке просто на всякий случай — вдруг сработает. — Значит душа Бентеке не смогла уйти и была поглощена Посейдоном?»

Бентеке сломило насильственное пришествие Посейдона. Ён У догадывался, что душа капитана могла быть поглощена и уничтожена, похоже, так и есть.

Он обнаружил новое условие для Призыва Мёртвых.

«Я не могу призвать душу, которой нет ни здесь, ни на том свете».

Крошечная, но важная деталь.

«Хорошо. А теперь…» — Ён У снова накопил Чёрное зло и активировал функцию.

— Кого бы вы хотели призвать?

— Лана.

На этот раз сообщение не появилось.

Чёрный вихрь принял человеческую форму: длинные руки и ноги, маленькая голова. Точь-в-точь, как в дневнике.

— Ничего себе, — удивлённо воскликнул Шенон, стоявший рядом с Ён У.

Ханрён кивнул. Им доводилось наблюдать, как шаманы ненадолго призывали души мёртвых в собственные тела, но впервые видели, чтобы душа выглядела точно так же, как при жизни. Словно Ён У вернул её в мир живых.

— Кто ты?

Лана тревожно посмотрела на Ён У. Её аура излучала огромную мощь, вероятно из-за гнева, который она по-прежнему испытывала по отношению к своему бывшему любовнику. Вместо ответа Ён У медленно снял маску.

— Т-ты…

Глаза Ланы округлились. Она тяжёлой походкой подошла к нему и опустилась на колени, чтобы погладить его по лицу. Её руки дрожали.

— Ты был жив. Жив!.. — у неё в глазах стояли слёзы. — Да. Так вот почему я не могла отыскать тебя, сколько ни пыталась. Ах, моё драгоценное дитя. Сын мой…

Теперь она гладила Ён У по лицу обеими руками, с благодарностью глядя на своего ученика, о новой встрече с которым могла лишь мечтать.

— Наверное, тебе было так страшно. И так одиноко…

Из глаз Ланы катились слёзы. Ён У стоял неподвижно и ничего не говорил. Потом Лана отняла руки, сделала шаг назад и вздохнула. Казалось, она отпустила все свои прошлые обиды и сожаления.

— Ты… не он, дитя.

Только взяв себя в руки, Лана рассмотрела Ён У по-настоящему. То же лицо, но это не тот, кого она искала.

Ён У тяжело кивнул и сказал:

— Здравствуй. Я старший брат Чон У, Ча Ён У.

— Ах-х!

Лана закрыла лицо ладонями. У неё снова потекли слёзы. Но слёзы души развеивались в воздухе, не долетая до земли. Потом она медленно убрала руки, взгляд стал жёстким.

— Итак, в конечном итоге, месть продолжается.

Ён У молча кивнул.

— Нам о многом нужно поговорить, — Лана села, скрестив ноги. — Есть что выпить?

***

Иногда люди задумываются о бессмысленных вещах. Ён У не исключение. А сегодня одна из загадок разрешилась.

«Души тоже выпивают».

Брат говорил, что Лана любит выпить. Сейчас она пила вино, которое Ён У по бутылочке вытаскивал из Интрениана, а Ён У начинал понимать, почему его брат бегал за ней.

«Половину пролила на землю».

Ён У не любил алкоголь, он просто хранил его в подпространстве для Брахама и Гальярда, так что не считал это пустой тратой. Вдруг в памяти всплыли слова Гальярда о том, что вино дорогое, но Ён У решил не думать об этом.

— В таком состоянии я не могу напиться. Какая жалость.

Прищёлкнув языком, Лана отставила бутылку. Она могла лишь ощущать вкус, едва сохранившимися чувствами, но не могла напиться. Но даже будучи не в состоянии напиться, она хотела думать, что может.

Они долго проговорили, делясь воспоминаниями о Чон У.

«Все бросили тебя, но многие по-прежнему скучают и лелеют воспоминания о тебе».

Ён У вздохнул с облегчением. Брахам, Гальярд и Лана. Он чувствовал облегчение от того, что смерть его брата и оставленный им след были не напрасны.

— Времени мало. Хотя, я хотела бы остаться подольше, — Лана посмотрела на свои исчезающие руки.

Время, в течение которого душа может оставаться здесь не фиксировано. На него влияет уровень души, её собственная воля тоже важна. Если душа хочет вернуться, время сокращается, а если она хочет задержаться, может оставаться столько, сколько сможет.

Лане пришло время возвращаться.

— Я снова позову тебя, в другой раз.

— Буду очень признательна. Я счастлива впервые за долгое время вдохнуть воздух мира живых. Я встретила брата своего ученика. Но будь осторожен. Если истратишь все возможности, благодаря которым, я могу прийти сюда, мне будет тоскливо.

— Да, мэм. Я понимаю.

— Отлично. Перед уходом сделаю тебе подарочек. Наш бог постоянно торопит меня, чтобы я передала его тебе.

Усмехнулась Лана и протянула руку.

— Можешь дать мне на минутку своё ожерелье?

Ён У передал ей Чары Морской Воды. Лана взяла ожерелье и погладила, словно вспоминая былые времена. Подарок, подаренный ей братом на День учителя. Чары Морской Воды сверкнули. Повреждённые участки восстановились, и ожерелье снова превратилось в священный артефакт.

[В качестве награды вы получили священный артефакт Кето (Чары Морской Воды), Благословение Кето (Хроники морского короля) и Власть Кето (Камень морского короля).]

— Возьми.

Ён У взял ожерелье у Ланы и надел себе на шею. Едва он это сделал, как священная сила наполнила его тело. Божественное благословение начало двигаться интенсивнее, чем раньше.

— Короче, я выбрала то, что тебе больше всего нужно. Поскольку у тебя уже есть Божественное благословение, нужно использовать священную силу. Использовать священную силу, если ты не апостол, непросто. Этот артефакт поможет тебе, так что используй его с умом.

— Спасибо.

— У него есть сродство к водным свойствам и тому подобное… но можешь проверить позже. Важнее, что Кето ты нравишься. Вероятно, она одолжит тебе силы, равные силам апостола.

Когда Лана погибла, Кето проиграла бóльшую часть своей силы Посейдону. Ён У частично вернул её, вероятно, Кето восстановила некоторое могущество. Конечно она будет благосклонна к Ён У. Для него это хорошо. Теперь, когда место Азраила опустело, лучше получить поддержку благосклонного бога, чем бога, который играет в свои игры.

Тело Ланы стало прозрачным.

— Полагаю, здесь всё почти закончено. Какая жалость. Хотелось бы мне съесть и выпить ещё кое-что. В следующий раз, надеюсь, ты позовёшь меня на пир.

— Так и сделаю.

— Хорошо. Будь осторожен и внимательнее смотри по сторонам. Башня полна злодеев.

Лана знала обо всём, что сделал Ён У ради мести за брата, но не переставала подтрунивать над ним. Она хотела отдать ему всё, что могла. Она понимала: Ён У не бессилен, но всё равно беспокоилась. Они встретились ненадолго, однако Лана уже привязалась к нему.

«Теперь я понимаю, почему Чон У называл её своим учителем».

— И…

Перед исчезновением, она слабым голосом, который ей совсем не подходил, попросила:

— Разреши задать тебе ещё один вопрос.

— Да?

— Как… погиб Бентеке?

В ней говорила тоска по бывшему любовнику или обида? Ён У не мог сказать.

Лана взяла себя в руки, она понимала, почему Бентеке сделал такой выбор. Тогда она превратилась в полоумную.

— Он…

Ён У не мог забыть взгляд Бентеке перед пришествием Посейдона: в измученных глазах капитана оставалась негасимая искра. А в конце…

— Он смеялся…

Ха-ха-хал. Ён У помнил этот странный смех. Буйный и уверенный.

— Вижу, он до самого конца оставался самим собой. Не то что я, — усмехнулась Лана и исчезла.

Она словно избавилась от былых сожалений и обид.

***

Настала тяжёлая тишина.

Ён У потрогал отданное ему Ланой ожерелье и вытащил карманные часы. На потёртой крышке виднелась еле различимая надпись: Ч. У. Ча.

Он открыл крышку, и стрелки часов дрогнули. Сколько бы он ни узнавал о магии и алхимии, карманные часы оставались для него неразрешимой загадкой.

«Сколько времени мне потребуется, чтобы дойти туда, куда дошёл ты?»

Пробормотал Ён У себе под нос и влил в карманные часы Чёрное зло.

Одно из условий Призыва Мёртвых — знакомство с душой при жизни, или что-то общее с ней. У него в руках вещь брата, а в голове — воспоминания о нём.

Ён У прикрыл глаза и активировал функцию.

Ён У дрожащим голосом произнёс:

— Ча Чон У.