Глава 301. Тартар (часть 1)

— Всё должно пройти гладко. Это твой последний шанс доказать свою верность. Понял?

— Я учту.

— Надеюсь, на этот раз ты окажешься полезен.

Беседа наконец завершилась. Однако Эфир не мог даже пошевелиться. Его сжатые кулаки дрожали.

«Сколько мне придётся терпеть такое унижение?»

Когда он не смог достать Табличку Трисмегиста, с ним стали обращаться, как с бродягой. Эфир сохранил своё положение члена Сената Элохима, но на него возложили ответственность за гибель Ионы.

В Армии Дьявола он получил пост 9-го епископа, но Киндред всячески ограничивал его действия, так что он мало что мог сделать. В конечном итоге его посчитали ни на что не годным и не принимали нигде.

Не такого имиджа он хотел.

Он хотел, чтобы в Элохиме его уважали, чтобы им восхищались и считали следующим кандидатом в Консулы. А в Армии Дьявола он хотел стать слугой Небесного Демона и получить силу Небесного Императора. Он мечтал добраться до вершины в обеих группах и править Башней.

Но когда всё пошло не так?

Теперь он не мог даже надеяться ни на что подобное, а сейчас с трудом удерживал своё нынешнее положение.

Эфир слышал, будто преемница Ионы из Семьи Жизни, Панет, подозревает его в чём-то.

«Чёрт, чёрт!»

Эфир стиснул зубы. Его глаза налились кровью. Он добрался сюда, предав товарища и сестру-двойняшку. Он не мог бессмысленно погибнуть. Но не знал, как избежать этой опасности. Надзор в Элохиме стал строже, и его связь с Армией Дьявола могла раскрыться в любой момент.

Киндред из Армии Дьявола, связавшись с ним телепатически, настаивал, чтобы он выполнил приказ. Эфир пытался объяснить, что находится в шатком положении и вынужден залечь на дно, переждать бурю. Но Киндред лишь посмеялся, сказав, что это проблемы Эфира, и его они не волнуют. А если он не в состоянии справиться с обязанностями епископа, то должен уйти в отставку.

И вот Киндред прислал ему последнее сообщение.

— Скоро Элохим получит новый божественный приказ. Узнай, что там, и по возможности возьми исполнение в свои руки.

«Он… говорит мне окончательно предать Элохим».

Конечно, он не испытывал тёплых чувств к Элохиму. Сколько он ни старался, в нём текла кровь предателей. Но Эфир понимал: он ничего не получит, если ударит товарищей в спину.

Однако всё то же самое касалось и Армии Дьявола. Он притворялся верным последователем Небесного Демона, но единственная причина, по которой присоединился к ним — унижения, испытанные в Элохиме. Он не хотел окончательно переходить на их сторону.

«Я всегда буду летучей мышью*. Ха-ха! Ха-ха-ха! Чон У, ты был прав. Прав».

(П.п.: Летучих мышей считают двуличными созданиями, которые никогда не знают, чью сторону принять (Война зверей и птиц).)

Эфир считал, его проклял призрак Небесного Крыла. Поэтому он о многом сожалел. Оказался бы он в таком же незавидном положении, если бы не поддался искушению и остался в Артии?

«Нет. Тогда я бы погиб, как Небесное Крыло. Я принял верное решение. Выбрал правильный путь. Единственное, что не так, — этот грязный мир! — он стиснул зубы, его глаза яростно сверкали. — Я зашёл слишком далеко… Я не могу отступить. Я поставил на кон всё. Всё…»

Он уже пересёк реку и не может повернуть назад. Это несложно. Он просто сделает то, что делал всегда. Единственное отличие: тогда он предал Артию, а сейчас предаёт Элохим.

«Проблема в том, как найти подход к Панет».

Эфир собрался с мыслями и очистил свой разум. В голове созрел чёткий план. Однако, чтобы он увенчался успехом, требуется одно условие.

Как он собирается убеждать Панет, которая всё это время относилась к нему с подозрением?

Панет — приёмная дочь Ионы. Новообретённая надежда вида Протогеноев. Она считалась следующим кандидатом на должность Консула с тех пор, как открылись три вакансии после проигрыша Королеве Лета. Если не заслужить её доверие, все его планы потеряют смысл.

Эфир глубоко задумался, но всё разрешилось так, как он и представить себе не мог.

— Мисс Панет желает встретиться с Вами.

Неожиданное сообщение пришло посреди ночи. Гонец назвался посыльным Панет.

— Тебя прислала Глава Жизни?

— Да. Она сказала, что хочет встретиться с Вами вдали от посторонних глаз.

Эфир прищурился.

«Панет никогда не просила о встрече».

Он встревожился, но гонец молчал, словно ничего не знал, и просто ждал ответа.

— Отлично. Я встречусь с ней в час ночи.

Гонец исчез в налетевшем порыве ветра.

Эфир отбросил волосы назад. Спусковой крючок нажат, отступать некуда.

***

Вид Протогеноев.

Давным-давно они были великими богами, но пали в нижний мир, утратив свою святость. Время шло, их родословная ослабла, они потеряли свою сверхъестественную силу.

Тем не менее, в Элохиме Протогенои считались важной группой и правили им, отличаясь благородством натуры и изяществом облика, обусловленными божественной кровью.

В этом отношении Панет — наиболее выдающаяся личность в Элохиме. Она появилась на свет в Семье Рождения, а потом стала приёмной дочерью в Семье Жизни и естественным образом превратилась в главу обеих семей. К тому же божественная кровь Панет излучала святость, близкую к таковой её предков.

Когда она родилась, на неё возложили огромные ожидания. И она усердно трудилась, чтобы никого не разочаровать, а благодаря выдающимся способностям и прозорливости стала лидером вида Протогеноев после гибели Ионы.

«Никак не могу привыкнуть к её высокомерным взглядам, сколько бы ни сталкивался с ней. Проклятая сука».

Встречаясь с Панет, Эфир едва сдерживался.

Когда он смотрел в её гордые глаза, на ум приходили другие подобные женщины: Королева Лета, Королева Весны и даже его мёртвая сестра, Хемера. Все они считали себя выше других. При виде таких женщин Эфир чувствовал, как у него сжимается сердце.

— Слышал, ты меня звала.

Однако он проклинал их только мысленно, не смея открыто показать свои чувства. Он всегда был таким: слабым с сильными и сильным со слабыми.

Сейчас ему нужно выглядеть хорошо перед Панет. Он мог воплотить свой план, только развеяв её подозрения. Но когда Панет швырнула ему пухлый доклад, в голове стало пусто.

— Э-это…

— Глава Света. Доказательство, что ты сговорился с Армией Дьявола. Вижу, благодаря усердной работе, ты стал девятым епископом.

В докладе, брошенном ему Панет, содержалась информация обо всех контактах Эфира с Армией Дьявола и места́х встреч. Даже подробности заключённых сделок.

Хлоп.

Поняв, что всё пошло наперекосяк, Эфир попытался напасть на Панет.

[Белый Свет]. Этот навык в мгновение ока убивает противника концентрированным светом.

Убить Панет, наверняка, нелегко. Эфир думал, ему удастся её ранить и, пока она в замешательстве, сбежать. Но не успели лучи света взорваться, как с неба спустились две тени и подрубили ему руки.

— А-акх!

Эфир свалился, истекая кровью. Двое подчинённых Панет подрубили ему ноги, чтобы он больше не мог сопротивляться, и проткнули его мечами.

— Нет…

Эфир с содроганием пытался осознать реальность. Нож у него под подбородком — особое оружием, которые Элохим создали, чтобы сражаться с Армией Дьявола.

[Нарушитель Правил]. Когда клинок, зачарованный Священной Кровью, пробивает шишковидную железу, расположенную под большими полушариями головного мозга, Священная Кровь отсекает канал связи с Небесным Демоном.

Разумеется, Эфир не смог воспользоваться силой Небесного Демона, которую тот ссудил ему. И утратил все свои способности епископа.

Панет холодно посмотрела на Эфира сверху вниз. Тот дрожал от страха.

Он ещё жил, хотя его мозг был повреждён, что означало: предатель накопил достаточно сил Элохим и Армии Дьявола. Он и правда отличался огромной волей к жизни. Панет почувствовала жалость, глядя, как он дрожит от страха.

— Хотя мы не родные по крови, Иона был моим драгоценным отцом. Ты не только обрёк его на бессмысленную гибель, но и пытался продать весь наш клан. Как ты можешь считать себя главой семьи?

— Чёрт! Что ты знаешь?! Ты родилась с серебряной ложкой во рту! Ты не понимаешь, каково это, когда тебя всю жизнь бьют и тычут в тебя пальцем!

Эфир плевался проклятиями. Он должен был понять, когда Панет тайно вызвала его к себе. Его привела сюда собственная беспечность. Однако перед смертью он хотел высказать всё, что было на душе.

— Это всё? — холодно спросила Панет.

Эфир встрепенулся. Неужели ей необходимо заходить так далеко, чтобы заставить его заплатить? Могла бы убить на месте.

Её люди только прижимали его к земле. И больше ничего не делали.

«Тут явно что-то происходит», — пришла Эфиру в голову мысль.

Желание жить обострилось. Он ещё многое хотел сделать.

— П-пощади меня!

— Зачем мне тебя щадить? Ты враг моего отца.

— Н-не я убил Иону! Я только сбежал, потому что меня преследовала Королева Лета. Его убили Королева Лета и Король Му! И Армия Дьявола! Я оказался между молотом и наковальней! Пощади меня! Н-нет, пожалуйста, пощади! Я всё сделаю, пожалуйста…

У Эфира не осталось выбора. Он бы продал душу, если бы это означало жизнь.

Глаза Панет стали холодными. Её смущало, что они представители одного вида. Всё же она прислушалась к своим желаниям и кивнула своим людям, которые его держали. Один кивнул в ответ и поднёс что-то к шее Эфира. С щелчком запирающегося замка вокруг шеи пленника обвилась прочная сталь.

— Э-это…

— Золотой обруч.

— Ш-ш-шт…

Золотой обруч. Небесный обруч, которым давным-давно сковали Небесного Демона. Боги и демоны очень не любили эту штуку, вторую после Божественного железа. Как Панет раздобыла такой ценный предмет?

Она холодно улыбнулась и сказала.

— Отныне и впредь ты будешь моим верным псом. Лай, когда я скажу лаять, ползай, когда я скажу ползать. А когда скажу умереть — умри. Только так ты сможешь выжить. Как тебе? Выполнишь?

Эфир сглотнул. И поднял голову, чтобы взглянуть на Панет. Едва он скажет нет, она убьёт его. Он ничего не мог с этим поделать.

— В-выполню…

Панет прищурилась.

— Что говорит собака?

Поняв Панет, Эфир подполз к её ногам, а потом по-собачьи залаял.

— Гав! Гав-гав!

— Хорошо. Похоже, он понял.

— Гав!

Это всё, что мог сделать Эфир.

— Мой первый приказ. Проведи нас в Тартар.

Всплыло над головой сообщение.

Ён У крепко сжал Чёрный Браслет и затих.