Глава 313. Король Подземного Мира (часть 3)

— Аид… Аид! Как ты смеешь!..

Аид рассёк воздух, с силой взмахнув мечом. Но каждый его удар как будто рассекал само небо. Концентрированная тьма рухнула вниз проливным дождём, а поднимавшийся от клинка жар ринулся к Персу.

Ён У замер, изумлённо наблюдая за этой сценой.

«У них… нет слабых мест».

Абсолютное совершенство. Еле заметные слабые места, которые он видел у Гермеса и Афины, напрочь отсутствовали у Аида.

Какова же сила истинного «верховного бога»?

От каждого его удара Тартар сотрясался сверху до низу, Ён У казалось, он сойдёт с ума, просто наблюдая. Как всегда, если бы не Хладнокровие, он бы этого не вынес.

Бог.

Увидев Аида, Ён У теперь в полной мере понимал значение этого слова. Все слабые места и первоосновы вращались вокруг него.

Аид смог произвести впечатление на богиню мудрости и войны. Тем самым доказав, он поистине старший из богов Олимпа.

— Как ты смеешь? Ты спрашиваешь, как я смею?

Перс протянул руку, чтобы схватить Аида, но тот легко увернулся.

— Перс, всё-таки ты сошёл с ума. Пожрав тело Кроноса, ты стал больше. И наглее, да? Думаешь, стал самим Кроносом?

Аид крепче сжал меч.

По его руке прошла тьма, а меч налился смоляной чернотой.

— Сначала я должен развеять твои иллюзии.

Аид опустил клинок, и тот с чавканьем провёл линию от правого плеча до пояса Перса.

— У-у-у.

Тело гигантского бога вспыхнуло. Что-то потекло из ран. В воздух поднялся чёрный дым, и невероятно огромное тело сжалось, словно сдули воздушный шар.

— Нет!.. Не-е-ет! — пронзительно закричал гигантский бог, пытаясь удержать дым.

Перс хотел исцелить свои раны священной силой, но Аид снова взмахнул мечом, не оставив ему такой возможности.

Каждый взблеск меча увеличивал количество чёрного дыма. Дым заполонил всё вокруг.

«Что это?»

Ён У молча смотрел на чёрный дым. Он понял, именно эта сила делала Титана аномально огромным и вызвала странные события в Тартаре.

Но.

«Почему она так знакома?»

Лицо Ён У стало напряжённым.

Отчаяние и Печаль Чёрного Короля вдруг тоже закричали. Ён у пытался понять почему.

Аид нанёс последний удар. Отсечённая голова Перса отлетела. Летящая по воздуху огромная голова — то ещё зрелище. На месте тела Титана остался чёрный объект, похожий на бусину.

— Вот крыса. Уже успел удрать?

Аид фыркнул и шевельнул пальцем, чтобы уничтожить чёрную бусину. И повернулся к Ён У. Несмотря на расстояние, их глаза встретились.

Аид в мгновение ока вырос прямо перед ним. Вблизи он казался намного насмешливее. Ён У от удивления попятился и попытался дотянуться до Вигрида, но его тело застыло, он не мог пошевелиться. Хотя Аид сдерживал свою ауру, Ён У казалось, его душу иссушают. Он встречался с Посейдоном и множеством других богов, но всегда мог полагаться на свою характерную черту и успокоиться. Однако перед Аидом не смог. Черта попросту не активировалась. Его тело не шевелилось, словно он утратил над ним контроль.

Аид превосходил всех богов и демонов, с которыми ему до сих пор приходилось сталкиваться.

Но.

«Мне это не нравится».

Лицо Ён У исказилось. Крайне неприятно, когда тебя удерживает кто-то другой. Он активировал Разницу во времени и быстро пробудил свои клетки, разогнав в замедленном мире Магический контур.

К тому моменту, как Аид заговорил, а время потекло в обычном темпе, Ён У смог восстановить самообладание. Теперь он спокойно смотрел на бога мёртвых.

На миг глаза Аида остро сверкнули.

— Как много знакомых лиц, я почти соскучился. Ты то самое дитя, которое пестуют дети моего брата? Агарес. Давненько я не видел Короля Демонов. И…

Он не договорил, смерив Ён У взглядом с головы до пят.

Ён У казалось, Аиду известно о нём всё. Взгляд бога остановился на чёрном браслете и сабатоне. Отчаяние и Печаль Чёрного Короля зазвенели в ответ. Однако их нынешняя вибрация заметно отличалась от того, что обычно чувствовал Ён У — артефакты дрожали от ярости.

— И Его наследие? — уголки губ Аида приподнялись, он как будто усмехнулся, но усмешка вышла горькой. — Я думал, ты всего лишь принёс сообщение от Персефоны, но ты куда более интересное дитя, чем я полагал.

Аид хихикнул.

— А у вон того человека довольно любопытные игрушки.

Он взглянул на Крейтца, тот тяжело дышал, сжимая священный меч Зульфикар, и испуганно смотрел из-под шлема.

Аид крикнул распростёртым на земле солдатам Плутона:

— Возвращаемся в храм!

Персефона поручила ему встретиться с Аидом и узнать жив тот или мёртв. Поскольку он встретился с Аидом, известия будут благополучно переданы Персефоне. Поэтому появилось уведомление об успешном завершении задания.

Над ладонью Ён У парило сияющее кольцо — священный артефакт Персефоны, Кольцо Жизни, сплетённое из полевых цветов.

Ён У просмотрел награды.

Для смертных, которые обречены на смерть, душа — запретная территория, до которой трудно дотянуться. Даёт постоянный эффект стимуляции души, помогая познать её предназначение. Власть позволяет использовать душевную силы и душевное давление.

Надев Кольцо Жизни, Ён У почувствовал внутри тела давление, которое, казалось, никогда не исчезнет.

Тартар — тюрьма, предназначенная для богов. Не удивительно, что для смертных он представляет собой враждебную среду, по которой трудно свободно перемещаться. Крейтц чувствовал себя здесь относительно свободно благодаря священной силе Зульфикара. Но только не Ён У.

Хотя у него были Отчаяние и Печаль Чёрного Короля, они ничуть не помогали облегчить давление Тартара. А из-за Драконьего, Демонического и Божественного благословений Ён У ощущал его даже сильнее. Кольцо Жизни укрепляло душу, наделяя её жизненной силой, и тем самым помогало облегчить давление. Иными словами, ему была дарована власть свободно входить и выходить из Тартара.

Щедрый подарок, поскольку это может пригодиться и на других этажах. Выдающаяся награда, в которой нет ни одного недостатка.

Однако.

Он видел лишь названия двух новых наград, дарованных вместе с Кольцом Жизни, и пометку «Просмотр невозможен». Но Персефона кое-что сказала перед тем, как он вошёл во врата.

— В окне задания говорится, что тебе будут даны три награды, но, скорее всего, после встречи с моим мужем ты сможешь воспользоваться только Кольцом Жизни.

— Почему?

— Кольцо Жизни — подарок, в котором я собрала свою священную силу, чтобы дать её тебе, ты, бесспорно, сможешь им воспользоваться. Но не двумя другими наградами. Потому что в Тартаре совершенно иная окружающая среда.

Объяснение Персефоны оказалось простым.

Тартар отрезан от внешнего мира. Говорят, это единственная область, куда нет доступа представителям горнего мира с 98-го этажа.

«Наверное, поэтому остальные мои Власти, кроме Пробуждения Драконьего тела, рассеялись».

Его каналы связи с Афиной, Агаресом, Хондоном и другие Власти не работали по той же причине.

— Что я должен сделать, чтобы разблокировать две другие награды?

— Тебя должен признать Аид. Тартар — практически священная территория моего мужа.

А значит у Ён У два варианта: добиться признания Аида или покинуть Тартар.

Вдруг всплыло новое сообщение.

Ён У проверил задание.

Ён У щёлкнул языком.

«Нет ничего проще».

Персефона догадывалась, что Аид связан, и утаила продолжение задания. Если он хочет получить её благословение и власть, он должен помочь Аиду. Она притворилась, что отдаст Ён У все награды, как только тот найдёт Аида, но остальные условия скрыла.

Ён У засмеялся.

Вообще, он хотел получить Благословение и Власть Персефоны, но не так уж отчаянно. Сейчас все его каналы связи отрезаны, но множество богов и демонов по-прежнему желают заключить с ним предварительные договоры, дав ему свою Власть. Среди них многое похоже или даже лучше, чем-то, что предлагает Персефона.

Однако Ён У не злился. Наверное, она очень беспокоится о муже, поэтому так поступила. Хотя Игроки не в состоянии сделать для бога что-то существенное, она все равно хочет, чтобы её супруг получил всю возможную помощь. Ён У понимал её лучше, чем кто-либо другой, поэтому не собирался придираться.

«Всё равно мне придётся побыть здесь».

Он ещё не нашёл двух других братьев-циклопов и должен остаться в Тартаре, чтобы помочь Аиду. Только тогда Ён У сможет распечатать карманные часы.

Однако.

«Будет нелегко».

Он снова щёлкнул языком, глядя на руины, мимо которых они проходили, следуя за Аидом и «Плутоном».

Тартар всегда был царством тьмы, лишённым жизни, и выглядел, как ночной кошмар. Повсюду виднелись следы битв и разбросанные по земле тела богов. Похоже, б о льшая часть гарнизонов Аида безнадёжно разбита.

И тут. Он увидел вдали храм.

Хотя назвать это храмом язык не поворачивался. Для храма одного из величайших богов Олимпа он был слишком заброшенным.

Аид заметил взгляд Ён У?

— Ты ни о чём не спрашиваешь. Хотя, должно быть, тебе очень любопытно, — усмехнулся Аид, обратившись к Ён У.

Какой Циничный смех. Ён У почувствовал это ещё по дороге сюда: Аид очень холоден.