Глава 316. Письмо дружбы (часть 1)

— Сегодня в деревне из-за Сеши поднялась суматоха.

Брахам улыбнулся, устраиваясь рядом с кроватью, на которой сидела Ананта. Он всегда находил время посидеть с дочерью и поболтать. Его слишком долго не было рядом, поэтому он стремился бывать с ней почаще.

— Трое мальчишек затеяли драку. Выясняли, кто будет с ней встречаться. Ха-ха. И в кого она такая популярная?

Брахам взглянул на дочь поверх фруктов, которые нареза́л.

Ананта пустыми глазами смотрела в окно. На миг на лице Брахама появилась грусть, но он быстро подавил её, не показав виду.

— Обычно в таких случаях родители разрешают конфликт. Но они только смотрели и подбадривали своих сыновей, чтобы те победили. Я пробыл здесь уже почти год, но встретил столько удивительного. В любом случае, на то, что случилось после, стоило посмотреть.

Закончив нареза́ть фрукты, Брахам наколол кусочек на вилку и вложил её в руку Ананте. Но вилка выпала из руки и упала на одеяло. Зная, что Ананте предстоит долгое восстановление, Брахам аккуратно протянул дочери упавший кусочек. Ананта чуть приоткрыла рот и начала пережёвывать кусок. Чрезвычайно медленно. Удивительно, как он смогла его проглотить.

— Один с трудом победил и попробовал признаться Сеше, но она его отвергла, обозвала уродом. То же самое она сказала двум другим. Все трое расплакались… поднялась настоящая суматоха. Мальчишки так не плакали, даже проиграв бой. Надо же. Любовь удивительна, не правда ли? Наша Сеша такая прямолинейная. Думаю, она так популярна, потому что похожа на тебя. Или я слишком тороплюсь?

Хотя он говорил о Сеше, Ананта продолжала безучастно смотреть в окно. Она очень любила Сешу, но не успела сказать. А теперь сидела, как кукла. Это расстраивало Брахама. Он не мог смотреть на свою дочь, которая раньше непочтительно кричала на него, а теперь настолько слаба.

Что заставило её так страдать? Если бы только она могла рассказать.

Когда-то Брахам был богом, но сейчас ничего не мог поделать. И поэтому ненавидел своё божественное положение. Он постоянно испытывал чувство вины, считая себя плохим отцом.

И тут Брахам вспомнил о цветочном печенье, которое при случае раздобыл Ён У. Тот сказал, печенье сделано с добавлением Нектара. Брахам вспомнил, как наслаждался им в горнем мире. Персефона часто угощала знакомых.

— Может, пойти приготовить кофе.

Он подумал о том, чтобы накормить печеньем дочь. Это всё, что он мог сделать.

***

— А? О, нет! Ой. Только не туда.

В сад вдогонку за мячом вбежала Сеша. Она случайно загнала его сюда. Её чистое лицо стало печальным. Дедушка очень заботился о саде. Он всегда был очень добр, но, когда Сеша заходила туда, сурово её отчитывал. Девочку пугала эта его сторона. Разыгравшись неподалёку, она допустила ошибку.

Думая, что ей достанется, Сеша быстро огляделась, высматривая мяч, пока Брахам его не заметил. Но мяч, наверное, залетел на клумбу, и Сеша его не нашла. В конечном итоге она забралась довольно глубоко. Но этого делать не следовало: с каждым её шагом цветы сминались, а Сеша не могла сдержать слёз.

Наконец она подошла к окну. Когда она была здесь впервые, окно оказалось слишком высоким, чтобы заглянуть в него, но теперь находилось прямо на уровне её глаз, и Сеша увидела происходящее внутри. Там сидела… мама. Которая с утра первым делом приходила к ней, а по вечерам читала ей сказки. Однако она больше не улыбалась.

Брахам сказал, мама крепко спит и пока не может увидеться с Сешей. Вернувшись, она даст ей столько любви, сколько не давала раньше, — обещал он. И с серьёзным лицом говорил, что Сеша не должна плакать, а должна вырасти большой, чтобы мама была счастлива, когда проснётся.

Но Сеша уже не маленькая девочка, она понимала: мама не спит, её душа серьёзно больна. Тем не менее, она активно заводила друзей и старательно учила уроки, чтобы мама могла улыбнуться, когда откроет глаза. И мечтала создать лекарство, которое исцелит её.

«Интересно, что мама делает?»

Сеше вдруг стало любопытно, чем она занята. И раз уж она всё равно здесь, девочка встала на цыпочки и заглянула в окно.

Прислонившись как обычно к стене, мама смотрела невидящим взглядом прямо перед собой и казалась такой беспомощной, но всё равно красивой. Сеша, глядя на неё, всегда думала, что она прехорошенькая. И хотела стать такой же, когда вырастет. Брахам сказал, Сеша — копия мамы в детстве. И та безоговорочно ему поверила.

«Мама, ты сможешь!»

Сеша сжала кулачки, ободряюще глядя на неё. И тут…

— Сеша! Я сказал тебе не ходить в сад! — прокричал Брахам.

Сеша подпрыгнула от неожиданности и умчалась прочь от деда. К счастью, мяч оказался рядом.

Когда недолгая суматоха в саду стихла… Ананта шевельнула большим пальцем правой руки. Но никто не заметил.

[Испытание: С давних пор люди смотрят на себя в зеркала, а зеркала считаются священными артефактами, отражающими целый мир. Зеркало создано как тропа в другой мир. Иногда оно оказывается бесовским артефактом, поглощающим реальность. Здесь расставлены сотни тысяч подобных зеркал. Они отражаются друг в друге, и трудно понять, которое из них настоящее, а которое — лишь отражение.

Сейчас в них отражаетесь вы.

А теперь найдите «настоящее» зеркало и пройдите испытание.]

Быстро пройдя этажи с 31-го по 33-й, Ён У столкнулся с головокружительным количеством зеркал. С целым миром, созданным из зеркал.

На земле, в воздухе, в небе — куда ни поверни голову, Ён У видел себя самого, его отражение попадало на другое зеркало и создавало ещё больше Ён У. Он понял, что заперт среди своих бесчисленных двойников, и не мог сказать, где перед ним настоящая тропа.

Ён У решил закрыть глаза и использовать Осознанность.

«Как же кружится голова».

Понимая, что, действуя без плана, он подвергнет себя опасности, Ён У лёг на землю.

«Крейтц должен быть где-то поблизости».

Он подумал направить Осознанность на его поиски, но в итоге решил этого не делать. Это Крейтц идёт за ним, а не наоборот. Рыцарь мог уйти вперёд, на 35-й этаж, поскольку уже проходил здесь давным-давно, наверное, лучше ему так и сделать и подождать Ён У там, чем оставаться на этом запутанном уровне.

Ён У тоже не собирался задерживаться. И даже сейчас карманные часы тикали. Нужно кое-что проверить, прежде чем продолжить испытание этажа.

— Атран.

Земля содрогнулась, из портала развязно выскочил Атран.

— Ты меня звал, неуда… То есть, Вы меня звали, клиент?!

Уголки губ Атрана неудержимо ползли вверх.

Он ликовал, впервые за долгое время сорвав куш. Все предметы, запрошенные Ён У, оказались бесценными. Такое на рынке не купишь, сколько бы денег у тебя не было.

«Материалы для создания Кунена».

Ён У спросил:

— Ты получил предметы?

— Пока вот, сэр. Пожалуйста, взгляните.

Ён У быстро открыл окно задания.

— Ох!.. Не может быть.

— Он за такое короткое время столько собрал?

У Бронтеса, возникшего рядом с Ён У, отвисла челюсть, когда циклоп увидел собранные предметы. Самый рассудительный из трёх братьев, Стеропс, тоже был потрясён: собрать материалы для создания Кунена невероятно трудно. Даже у Аида их было недостаточно, они считались редкостями. Но Атран достал б о льшую их часть всего за несколько дней.

Ён У, зная, на что способно Застолье, не слишком удивился и вёл себя так, словно ждал этого.

— Не хватает одного Камня Магического Меча, трёх Ликёров Джамшида и Адамантиновой Звезды. Некоторых других материалов тоже недостаёт.

— Дайте мне больше времени, и я их достану. Разве вы не знаете? Собрать последние три предмета в нужном количестве невероятно трудно, сэр.

Ён У цокнул языком. Он понимал, что повёл себя неразумно. Материалы в списке предназначены лишь для того, чтобы придать Кунену форму и поддерживать его действие. Однако последние три наименования находятся на совершенно разных уровнях.

Камень Магического Меча, Ликёр Джамшида и Адамантиновая Звезда — эти предметы трудно достать в нижнем мире, а Атран уже собрал, впечатляет.

«При том, что Ликёр Джамшида и Адамантиновая Звезда считаются священными артефактами».

На создание Кунена уйдёт свыше семи предметов, считающихся священными артефактами.

«Они столько собрали, лишь из-за этого я уже в огромном долгу у Застолья».

Вычищая Внешнее Пространство, он истратил почти все богатства Королевы Лета. Ён У подписал с Застольем договор о спонсорской поддержке, но всё равно считал себя в долгу у организации. А для Атрана он просто мешок с деньгами.

— Я что, должен добывать остальное сам?

— Мы пытались договориться с владельцами других предметов и сделали всё, что в наших силах, чтобы заключить с ними сделку. К счастью, в настоящее время мы торгуемся по поводу цены за Адамантиновую Звезду, так что скоро ждите хорошие новости.

— За Адамантиновую Звезду?

Ён У выглядел удивлённым. Как и Бронтес со Стеропсом.

— У кого-то в нижнем мире она есть?

— Удивительно.

Адамантиновая Звезда — мистический камень, созданный из легендарного материала, адамантина. Камень получил такое название из-за сходства с сияющей звездой. Обрабатывать его сложнее, чем адамантин, он считается редким минералом, так что лишь боги могут использовать его в качестве материала для своих священных артефактов.

И им владеет кто-то из смертных?

— Владелец не известен широкой общественности, прошу прощения, что мы не можем раскрыть его имя.

Ён У кивнул и щёлкнул языком.

«Башня, поистине, огромна».

Этажи Башни покоряют бесчисленные Игроки. Разумеется, среди них есть неизвестные и очень опытные.

— Какое облегчение, что оставшийся Камень Магического Меча можно добыть на этом этаже.

Ён У холодно усмехнулся в ответ на слова Атрана.

— Ты не забыл, потому что хотел убедиться в моих способностях?

— Ха, ха-ха! О, конечно, нет. Зачем мне это?

Отступил Атран.

Видя, что деваться тому некуда, Ён У фыркнул. Намерения Застолья, его спонсоров, очевидны. Если тот, кого они поддерживают, не развивается, их инвестиции могут стать пустыми тратами. А поскольку Ён У нужна Карма, он не собирался проходить этот этаж обычным путём.

— Ах, да. Пока вы были в Тартаре, вам пришло письмо.

Атран хлопнул в ладоши. Услышав хорошие новости, он немного испугался, поскольку не знал, что намерен делать Ён У.

— Письмо? От кого?

«Письмо передали через Застолье?»

— Да, сэр. Мы тоже сначала удивились, но отправитель — сын человека, с которым мы сотрудничаем. Сын Железного Льва. Он давно не выходил на связь, но раньше был известен как Кровавый Меч.

— Кан?

Ён У вытаращил глаза. Кан вдруг прислал ему письмо? Ён У уже собирался прочесть его, как…

— Боюсь, вам лучше… вскрыть письмо после окончания испытания. Слишком много любопытных глаз.

Атран отступил ещё на шаг. И быстро огляделся. Как и Крейтцу, ему совсем не нравился 34-й этаж. А в зеркальном лесу начали появляться всевозможные Ён У, очень похожие на оригинал. Многочисленные Ён У.

В глазах Атрана как будто угасали отблески ядерного взрыва.

— Чтобы отдать письмо, я должен знать, кто настоящий.