Глава 317. Письмо дружбы (часть 2)

Атран снова исчез в портале. Наверное, он сбежал, догадываясь, что будет дальше. Ён У обвёл взглядом других себя.

— Что это?

— Так и думал. А их довольно много.

— Это будет утомительно.

Они бормотали голосом Ён У. Но большинство молчало, наблюдая за ситуацией — та же реакция, что и у самого Ён У, который в опасной ситуации становится молчаливее, потому что думает.

Наверное, основную мысль 34-го этажа можно назвать Самоотречением. Найти реального себя среди многих. Это самое важное.

В их глазах настоящие именно они, а истинное «я» — фальшивка. С такой задумкой и создавался 34-й этаж. Расставить на уровне бесчисленные зеркала и предоставить отражениям свободу действий.

Основная цель 34-го этажа — поиск своего истинного я.

Разумеется, фальшивки будут притворяться реальными личностями и вести себя как истинное «я». В подобной ситуации способов отличить оригинал от отражения не так много. Они будут убивать, пока кто-то не погибнет, или пока не договорятся. В последнем случае, скорее всего, истинная личность умрёт. А потом исчезнут и копии. Поэтому большинство Игроков пытается заговорить с двойниками, хотя все отражения называют настоящими себя. Это непросто, а в тот миг, когда фальшивки обнаружат истинное «я», испытание закончится.

Брат выбрал второй вариант. Он был настолько хитёр, что сумел заставить копии сдаться, поговорив с ними. И прошёл уровень в кратчайшие сроки.

«Виера Дюн подчинила копии ментальной магией, а Вальбич и Бэйлак сражались на смерть, пока не остался кто-то один».

Бэйлак посчитал, что быстрее преодолеет предел, если выпустит весь свой яд разом. Остальные члены команды находились на почти одинаковом уровне и потому могли проходить испытание двумя путями.

Однако многочисленные «Ён У» не спешили вступать в смертельный бой или уговаривать друг друга.

Каждый пытался понять истинное положение дел в замедленном мире. И все задавались одним вопросом: «Не фальшивка ли я?» Каждый Ён У оставлял часть Осознанности, обращая её вокруг оригинала. Так они пытались выяснить, реальны они или нет. Сначала всё было просто.

Канал связи.

Ён У может быть много, но каждый бог во вселенной уникален. Гермес, Афина, Агарес, Кето, Хондон и даже Персефона и Аид. Каналы связи между горним миром, Тартаром и Ён У в центре, соединялись в такую сложную сеть, что напоминали паутину.

Тот, чья связь слабее, и есть фальшивка. Ён У, выяснявшие, что их каналы связи слабы, разбивали Философский камень внутри себя. У них горлом хлестала кровь, и отражения исчезали, решая покончить с собой.

Погибшие Ён У ни о чём не жалели. Они даже не выглядели расстроенными. Решения принимались холодно и быстро. Таким он стал в Африке и теперь рассматривал жизнь всего лишь как инструмент: создать Кунен и закончить Комплект Чёрного Короля; найти душу брата, — во имя этих двух целей он не мог тянуть и брать перерыв.

— Он сумасшедший.

— М-м.

Сглотнули Шенон и Ханрён, глядя на Ён У.

Эти двое уже проходили 34-й этаж, но никогда не видели Игрока, решавшего покончить с собой. Игроки поднимались на 34-й этаж твёрдо уверенные в своих навыках и не могли принимать рациональные решения относительно себя самих. А решение Ён У было не просто рациональным, оно было нечеловеческим.

Кто ещё способен так легко убить человека? И хотя люди, которым ничего не остаётся, принимают жёсткие решения, в конце концов, живое обычно стремится остаться в живых. А Ён У убивали себя, даже глазом не моргнув. За считанные мгновения от них осталась лишь половина.

И тогда они задали следующий вопрос.

«У меня действительно есть эти благословения?»

Драконье, Божественное и Демонические благословения сверхъестественны, а потому уникальны. Уровень использует данные, но ограничения остаются. Сначала пали те, у кого оказалось недостаточно сильным Драконье благословение, потом — Демоническое, а за ними закашлялись кровью те, у кого было слабым Божественное благословение.

И снова осталась лишь половина копий.

Так Ён У избавлялся от копий, не имевших того, что они должны иметь.

Через некоторое время остались те, чьё физическое состояние ничем не отличалось от состояния оригинала. Каждый из них мог сойти за истинного Ён У, куда бы ни пошёл. Их тело полностью соответствовало телу Алчного Дьявола. Другого способа определения не было.

Потом.

«Внутренне исследование следующего вопроса».

Ён У глубоко погрузился в себя. От тела и разума в мир подсознания.

«Я настоящий?»

Обычному человеку не угнаться за мыслительными способностями Ён У, уже обретшему качества дракона. Двойники спрашивали себя, насколько соответственно они мыслят и всё ли с ними в порядке. Те, кто убеждался в обратном, вытаскивали Магические штыки и перерез, а ли себе горло.

Хлестала кровь, тела падали на землю.

— Отсутствие сомнений в себе в будущем может оставить простор для самоуверенности.

У реальной личности не должно быть таких установок. Бесконечные подозрения и неустанные усилия составляют суть нынешнего Ён У. Он не может быть слишком самоуверенным.

Далее.

«Я подозреваю того, кто рядом?»

Ён У, обнаружившие в себе подозрение, вонзили Магические штыки в собственные сердца. И снова половина отражений исчезла.

— Потому что он не может правильно судить…

Следующими стали те, кто заподозрил себя.

Те, кто мыслил иначе.

Те, чья Разница во времени сбилась, потому что дрогнул фокус.

Ён У, неоднократно заподозривший самого себя, уверенно находил ответ. Магический штык постоянно оказывался у его шеи, чтобы без промедления пронзить её, если ответ запоздает или он усомнятся.

Сияющий зеркальный лес окрасился кроваво-красным.

Шенон и Ханрён смотрели на эту сцену, утратив дар речи. Ребекка отвернулась, а Немезис с озабоченным видом закрыл Нику глаза.

— Сколько он будет продолжать в том же духе?

Дракон думал, Ён У становится человечнее, но в нём оставалась нечеловеческая сторона. Тот, кто готов пожертвовать жизнью ради цели, — таким в глазах Немезиса был Ён У.

Когда многочисленные вопросы закончились, остались только два Ён У. Оба открыли глаза одновременно. В прорезях их масок сиял странный огонь. Они выглядели так же, как раньше, но чувствовали, как что-то изменилось.

Если раньше они испытывали тоску, сейчас…

«Как надоело».

Оба заключили, что они настоящие. Задавать какие-то вопросы дальше бесполезно. Всё равно оба придут к одному и тому же результату. Оставался только один способ.

Оба Ён У бросились друг на друга.

***

Голова убитого Ён У со стуком упала на землю. Никто не сказал ни слова, словно исход был очевиден. Брызги крови погибшего исчезли во вспышке света.

Над ним открылся портал, и снова появился Атран. С каменным выражением лица. Здесь пролилось столько крови, что его ноги погрузились в неё по щиколотку. Сколько Ён У тут погибло? Зная, как они покончили с собой, торговец почувствовал себя странно. Всегда случались моменты, когда Ён У казался бесчеловечным.

«Может, он монстр в человеческом обличье? Или робот, притворяющийся человеком. Уф».

Что бы там ни думал Атран, Ён У просмотрел всплывшее перед ним сообщение.

И как всегда, Ён У занял первое место. Он занял первое место на всех этажах, кроме 10-го.

А ещё.

На месте последнего отражения Ён У остался странный стеклянный предмет. Не очень большой — если не присматриваться, можно и не заметить. Но даже проверив…

…Их легко было принять за нечто бесполезное. Однако.

— Подъём.

Осколки отражений легко воспарили над рукой. Благодаря тому, что каждый из них обладал той же магической силой, что и сам Ён У, найти их оказалось нетрудно. Осколки со свистом закружились и слились в один.

Клак, клак. В ладони Ён У образовалась чёрная бусина.

Магический Меч относительно хорошо известен. Поэтому его нельзя назвать скрытым элементом. Но получают его только те, кто прошёл испытание с первой попытки, к тому же, собрать все фрагменты трудно. А поскольку они содержат данные своего носителя, выставить камень на продажу — всё равно, что раскрыть все свои слабые места, так что обычно его используют для создания артефактов.

Божественный артефакт, содержащий данный о своём владельце. Любой этого захочет.

С помощью Камня Магического Меча брат создал Убийцу Драконов и смог развить его от ранга S до EX. Убийца Драконов был выдающимся оружием, среди Игроков о нём до сих пор ходят слухи.

Ён У хотел использовать его для усиления Магического штыка, но Вигрид почти так же силён, как Убийца Драконов, а Ён У нужно воссоздать Кунен.

[Вы собрали Камни Магического Меча (2/2).]

«Итак, остались только три Ликёра Джамшида и Адамантиновая Звезда».

Поскольку добыть Звезду могло Застолье, Ён У не приходилось об этом беспокоиться, а значит осталось собрать лишь три Ликёра Джамшида. Но есть одна проблема…

«Джамшид с 70-го этажа».

Джамшид долго правил 70-м этажом и давно умер. Он носил прозвище Король Тысяч. Его жадность и жестокость оказали такое огромное влияние, что его помнили в Башне даже спустя тысячу лет.

Он любил от скуки готовить алкоголь, и то небольшое количество приготовленных им напитков, что изредка встречалось на рынке, продавалось за огромную цену. Ён У никогда не увлекался спиртным, но среди людей, ценивших алкоголь, к ним относились как к эликсиру.

«Хотя я не знаю, как их использовать при изготовлении Кунена».

Главное их раздобыть.

Конечно, Ён У в состоянии добраться до 70-го этажа. Но как бы он ни спешил, за отведённое время ему туда не успеть. И даже если он успеет, придётся добираться, отказываясь от поисков скрытых элементов и получения Кармы, так что лучше и не пробовать. Да и беспокойство Восьми Больших кланов возрастёт.

То есть он должен найти способ.

«Это не значит, что способа нет вообще».

Ён У знал кое-кого, кто обожает ценные вещи. Он так же жаден и экстравагантен, как сам Джамшид в прошлом. К счастью, Ён У ему нравится.

«Император Обжорства».

Похоже, пора нанести визит Кровавой Земле, который он откладывал с 23-го этажа, Леса Демонов, а также после истребления Вальпургиевой ночи.

***

— Я уже даже не удивлён.

Паря высоко в небе, Крейтц наблюдал, как Ён У сражается со своей копией. Его глаза мрачно смотрели из-под шлема.

Вопреки предположению Ён У, Крейтц не ушёл вперёд, он призвал летучего дракона и поднялся высоко в небо, чтобы понаблюдать за Ён У и не столкнуться с собственными копиями.

Крейтц сначала удивился, увидев, что тот устроил.

Зеркало лопнуло, землю запятнала кровь. Вид отражений, которые сами убивали себя, не выходил из головы. С одной стороны рыцарь всё понимал, но с другой, задавался вопросом, а тот ли перед ним Ён У, какого он знал.

«Никогда не сталкивался с ним как с врагом».

Однако теперь, когда у него в руках дела Тартара, Крейтц не знал, как отвести Ён У к лидеру Полка.

***

Письмо, переданное Атраном начиналось так:

— У тебя всё хорошо, друг?