Глава 421. Драконий Храм (часть 8)

— Проклятье!

Лидер Чёрного Дракона, Лорд Осени Том, не смог сдержать гнев и с грохотом сбросил предметы со своего стола. Это были редкие и дорогие вещи, сокровища, отданные ему матерью, Королевой Лета, как самому младшему. Однако их вид вызывал у него лишь чувство неудовлетворённости.

До него дошли слухи, из-за которых он утратил самообладание: найдена могила Калатуса. Сначала Том не поверил. Разговоры о скрытом уровне на 50-м этаже ходили давно, но даже если могила существует, он никогда бы не подумал, что этот тупой Император Обжорства найдёт её первым. Для Тома Император Обжорства был всего лишь инструментом сокращения сил Белого Дракона и лёгкой добычей в будущем. Однако слухи о его открытии оказались правдой, и Том встревожился.

Теперь, когда Драконий вид вымер, а потомки Королевы Лета развязали войну за право стать её истинными наследниками, открытие древнего драконьего захоронения могло всё изменить. Наследие драконов не просто сокровище само по себе, это ещё и хорошее основание объявить себя истинным наследником Драконьего вида. И сейчас это сокровище в руках Императора Обжорства, а Том уже однажды его предал. Вальтц ввязалась в это из-за вражды с Кровавой Землёй. От ситуации в целом Тому становилось ещё хуже.

— Я должен как-то вмешаться. Любым путём…

Ещё есть время войти в могилу под предлогом помощи Кровавой Земле, но он рискует попасть в ловушку и потерять ещё больше солдат. Том слышал, могила представляет собой лабиринт — один неверный шаг повлечёт огромные потери. Однако ходят слухи, что у Кровавой Земли есть карта.

Нужно задобрить этого мерзкого свина, Императора Обжорства. И победитель в одночасье изменится.

— Придётся предложить свину то, что ему понравится. У меня есть что-то, чего бы он захотел?

Что может понравиться жадному и тщеславному Императору Обжорства?

Том, ломая голову, прошёлся по комнате. Вдруг блеснул покатившийся по полу кристалл.

— Младший, я слышал, твоё положение не слишком отличается от нашего. Как насчёт небольшого сотрудничества?

Раздался знакомый голос. Голос одного из лидеров Зелёного Дракона, Тигро-дракона Хьяла.

Том наклонился и подобрал кристалл. Давным-давно Королева Лета раздала такие кристаллы всем своим детям, и они ими не пользовались с того момента, как перегрызлись между собой. Возможно, его братья и сёстры в таком же отчаянии, как он. Посчитав, что предложение стоит выслушать, Том ответил.

— Давно не виделись, брат.

***

Айвэн с несколькими уцелевшими наёмниками уложил Спартои, перед глазами вспыхнуло. Он ощутил только две вещи: жар и собственную ярость. Зная, что такое огонь, бьющий из стен пещеры, король наёмников почувствовал себя жалким: он ничего не мог сделать, только затаиться и ждать.

Когда он пришёл в себя, его люди уже исчезли, перед глазами стояло ненавистное лицо человека в чёрной маске и плаще, врага, отнявшего у него сына и уничтожившего его клан, Алчного Дьявола Каина.

— Почему ты оставляешь меня в живых? — прорычал Айвэн, глядя на Ён У.

Наёмника опутывали странные цепи, отчего тот не мог воспользоваться своими навыками. Гордость не позволяла Айвэну стать собакой на поводке. Лучше умереть, чем стать пленником в подобной войне. Однако Ён У, словно не слыша его, с помощью теней взял с тела Спартои необычную бусину.

— Почему ты оставляешь меня в живых? — не сдержав гнева, снова крикнул Айвэн.

Только тогда Ён У оторвался от своих дел и медленно повернулся. Его глаза в прорезях маски оставались такими же бесчувственными.

— Ты ошибаешься.

— Что?

— Я не оставляю тебя в живых. Я лишь оставляю тебя в покое. Ради Кана.

Айвэн утратил дар речи.

— Не знаю, что произошло между вами, но Кан мой друг, а ты его отец, я не стану ничего с тобой делать. Пусть Кан решает.

— Ты хочешь унизить меня?

— Если ты считаешь это унижением, можешь откусить себе язык и умереть.

— Что?..

— Как я уже сказал, у меня нет причин, кроме Кана, сохранять тебе жизнь. Если хочешь умереть, пожалуйста. Потом я решу, отдать твоё тело Кану или спрятать его.

Айвэн не смог ответить.

— Если хочешь умереть, тихо покончи с собой. Не разбивай сердце своему единственному сыну.

Айвэн прикусил нижнюю губу. В конце концов, осознав, что для Ён У он ничто, как и для Главного епископа, Вальтц и Магнуса. Осознал, насколько он вообще бесполезен.

Глядя на Айвэна, Ён У цокнул про себя языком.

«Какой надоедливый».

Между Каном и Айвэном что-то произошло, Ён У злился, потому что сам пережил нечто подобное на Земле: когда коснулось семьи, его отец оказался совершенно безответственным. Ён У было противно, что Айвэн, несмотря ни на что, так гордо держится. Он посчитал, лучше оставить решение о его убийстве Кану.

«К тому же при необходимости я могу использовать его как заложника».

Ён У бросил взгляд на молчаливого Айвэна, который, похоже, больше не собирался нести чушь. Потом перевёл взгляд на каменную дверь впереди.

«Согласно дневнику, логово, должно быть, здесь».

Драконий Лабиринт запутанный, словно муравейник, в нём много тайных помещений. Одни предназначены для хранения оружия, в других располагаются лаборатории, тогда как в остальных — библиотеки, фермы и склады материалов. Пройдя тест, можно что-нибудь получить, и это гарантированно будет нечто невероятное, поскольку осталось оно от Драконьего вида. Однако Ён У такие вещи не интересовали.

«В помещениях остались плоды неудачных экспериментов или низкокачественные предметы массового производства».

Истинное сокровище, скорее всего, хранится в логове Калатуса. Снаружи оно выглядело как любое другое каменное помещение, но, когда Ён У положил на дверь руку, полную магической силы, на двери засверкали руны.

Послышался скрип. Шумно заработали шестерёнки, и дверь открылась.

— Подожди, я хотел бы кое-что…

Когда Айвэн окликнул Ён У, тень последнего вдруг протянулась к пленнику и поглотила его. Если чужак увидит, что внутри, ничего хорошего из этого не выйдет.

Обстановка каменного помещения, куда вошёл Ён У, оказалась сравнительно бедной. В нём не было ни структур, ни оборудования, только чёрный хрустальный шар на пьедестале в центре. Для Игроков, ищущих сокровища, это немного, но Ён У нужнее всего именно шар.

Он медленно поднялся на пьедестал и рассмотрел его. Шар треснул, часть фрагментов отпала. При ближайшем рассмотрении он больше походил на яйцо, чем на шар. По поверхности бежали трещины.

Ён У вытащил все собранные фрагменты зуба Калатуса. Чёрное яйцо и фрагменты зуба поднялись в воздух и завертелись, сливаясь воедино. Яйцо переворачивалось, словно кубик Рубика, потом превратилось в крошечного эльфа.

— Вы меня разбудили?

Эльф, светящийся голубоватым светом, медленно открыл глаза. Его взгляд, совершенно лишённый эмоций, напоминал взгляд машины. Ён У кивнул.

— Да. Ты Убалла, центральный процессор лабиринта, верно?

— Вы узнали меня, хотя я вижу Вас впервые.

— Можно и так сказать.

Пять защитников Калатуса наделены уникальными силами. Их лидера, Убаллу, можно считать центральным процессором всей сети защитников. Кроме того, у него есть мотив, чтобы защищать лабиринт…

— Меня нельзя было бы назвать посетителем, если, посещая могилу, я бы не знал, как звали сына её владельца.

Сын Калатуса, которого тот не мог не потерять, и по кому тосковал всю свою жизнь. Хотя Калатус был великим королём драконов, потеря ослепила его и привела к вымиранию всего Драконьего вида.

— Я и представить не мог, что кто-то назовёт меня этим именем, пробудив после столь долгого сна.

Голос Убаллы по-прежнему звучал механически и неэмоционально, но Ён У показалось, будто собеседник вздохнул.

— Мой господин, Калатус, сохранил во мне воспоминания своего любимого сына, но я всего лишь хранилище данных. Во мне нет его личности. Я обычная система под названием Убалла, которая присматривает за лабиринтом, — бесстрастно произнёс Убалла, словно больше не хотел это обсуждать. — Как бы то ни было, Вы, наверное, тот, кого упоминали Лорд Калатус и господин Ча Чон У.

Тот, кого упоминали Калатус и господин Ча Чон У… Глаза Ён У сверкнули. Чон У оставил что-то и здесь? Духовный след брата говорил, что не помнит свою смерть. Возможно, это как-то связано.

— Да.

— Желаете получить права доступа господина Ча Чон У?

— Да.

— Есть. Нужно пройти простую процедуру идентификации. Принимаете?

— Да.

— Пожалуйста, введите код.

Перед Ён У вспыхнул огонёк, и открылось прозрачное окно. Ён У положил на него ладонь и влил магическую силу — у каждого свой, уникальный отпечаток магической силы — а поскольку Ён У получил тело подобного типа от брата, оно было таким же, как у Калатуса.

— Подтверждено. Пользователь Ча Ён У получает права доступа пользователя Ча Чон У.

Вдруг Ён У почувствовал, как его тело поднимается в воздух. Обстановка изменилась. Он больше не стоял в тёмной пещере, а парил в воздухе, глядя на лабиринт сверху.

— Думаю, я раскрыла секрет этого места. Как насчёт сотрудничества, Главный епископ?

Ён У видел Вальтц, говорящую с Главным епископом.

— Чёрт! Каин! Где ты, Каин?! Всё не так, как ты говорил! Где ты?!

— Ваше Величество, пожалуйста, возьмите себя в ру… а-а-а!

— Я сожру здесь всё! Всё проглочу!

Не сумев справиться с магической силой из-за Драконьего Проклятия, Император Обжорства утратил разум.

— Так это и есть Драконий Лабиринт.

— Тут много мотыльков, летящих на огонь.

Объединённые силы Чёрного и Зелёного Дракона отгоняли от входа в лабиринт сотни Игроков, чтобы войти туда самим.

— А-а-а! Проклятье! Что это? Страж? Что за…

Кто-то сражался с Балнантой.

— Штаб! Почему я не могу связаться со штабом?!

— Вся связь просто отключилась!

Он видел, как огромное количество Игроков, попавших в случайные локации лабиринта, гибнет от рук стражей. И это не всё. Он видел все ловушки, установленные в каждом туннеле и помещении, всех активных защитников. Теперь он мог изменять настройки, потому что его брат обладал правами главного администратора.

С постоянным доступом к системе он получил возможность изменять лабиринт на своё усмотрение. От потока информации кружилась голова.

— Будьте осторожны, чтобы Вас не смыло потоком информации. Запутавшись в лабиринте, Вы потеряете свою личность.

На миг Ён У закрыл глаза, переводя дух, потом снова открыл. Расширенный Демоническим Божественным Драконьим телом мир его сознания спокойно обрабатывал информацию о лабиринте, постепенно с ним синхронизируясь.

— Теперь у Вас полный доступ.

В эти мгновения Ён У казалось, он может делать с лабиринтом всё, что угодно, как будто он обладает силой сверхсущества, вроде бога или демона. Он ни о чём не волновался и был готов, скорее, усилить замешательство, чем прервать его. Он определил местонахождение Эдоры и, убедившись, что та благополучно пробирается по лабиринту, поднял голову и взлетел ещё выше, рассекая облака.

Наконец, он достиг центра лабиринта и увидел величественный парящий замок — Лапуту. Логово Калатуса и его последнее пристанище. А также тайное местоположение кланового дома Артии — внутри лабиринта находились скрытые иные миры.

Ён У попытался приблизиться к замку, но не успев взмахнуть Огненными Крыльями, остановился. Небо над замком должно быть ясно-синим, но его пятнала тьма, а к Лапуте тянулись странные объекты, похожие на щупальца.

— М?

Глаза Ён У расширились, такого не было даже в дневнике. Вдруг ему пришло в голову, что, возможно, именно об этом предупреждал Калатус.

— Что это?

Он повернулся к Убалле. Будучи центральным процессором системы тот мог знать.

— Я не знаю. Не знает и духовный след моего господина. Известно лишь, что это существо явилось из таких далёких краёв, о которых даже древние мудрецы нашего вида не знали. У него нет имени, обычно его называют просто «богом другого мира». Он пытается захватить остров и использовать его как врата, — бесстрастным голосом ответил Убалла, глядя на чёрные щупальца. — Древние мудрецы великого вида звали его Ползучим Хаосом.