Глава 426. Без маски (часть 1)

Когда Ён У приземлился, рука Император Обжорства столкнулась с Вигридом. Чёрная аура взорвалась Волной Огня и бешено закружилась вокруг императора, чтобы разорвать того на части.

— Преподать мне урок? Какой урок может преподать мне такой подонок, как ты?!

Император Обжорства разорвал вихрь и бросился к Ён У, его выпирающий живот стал ещё больше, он нёсся вперёд, как таран, пытающийся выбить дверь. Ён У завернулся в крылья, блокируя атаку. От их столкновения в небо снова выстрелил чёрный огонь.

— Алчный Дьявол! Ты наконец показал своё истинное лицо!

— Ты посмел уничтожить драгоценных граждан нашего государства? Нет тебе прощения!

По обе стороны от императора, нацелившись на Ён У, встали герцоги Туан Тьен и Тарбинг. Узнав благодаря ментальной связи с камнем Обжорства, что император в опасности, герцоги бросились к нему. Однако их атаки не смогли даже пробиться через удлинившуюся тень Ён У, их мечи остановили Шенон и Ханрён.

— Эй, эй. Было бы грустно, если бы вы о нас позабыли.

— Я давно хотел увидеть искусство владения мечом герцогов Кровавой Земли.

— Хм? А ты ещё не видел? Мне казалось, ты был маньяком битв?

— К ним трудно было подобраться… пока я не прославился!

Шенон активировал Вулкан, чтобы отбросить герцога Тарбинга. Каждый удар его меча вызывал бурю, заставлявшую герцога отступить.

Ханрён подбросил в воздух девять клинков и начал свой танец. Он уже восстановил былую силу, а после поглощения душ нескольких ранкеров, его движения стали лёгкими, но полными опасности.

— Бог… Сабель?

— Узнал меня?

— Почему погибший Бог Боевых Искусств ЧонХваДо связался с таким сбродом!..

— Потому что сам однажды стал сбродом.

Ханрён двинулся на потрясённого Туан Тьена. Понимая, что он может проиграть, Туан Тьен вытащил клинки и отбил атаку. Когда начался бой между подчинёнными, бой между их господами стал только яростнее.

Когда истинное имя оружия изменилось, тяжёлый меч-убийца драконов стал легче и свистнул в воздухе. Поскольку чёрная аура сконцентрировалась из Волны Огня, получив более мощную разрушительную силу, чем сразу после высвобождения, Ён У использовал это к своей выгоде. Каждый его удар сопровождала Волна Огня, чередующаяся с Восемью Экстремальными Мечами, которая рубила и пронзала Императора Обжорства.

— Ты!

Император Обжорства пришёл в ещё большую ярость. Проглотив плоть и кровь Калатуса, он теперь лучше контролировал капризный Камень Обжорства, но всё равно оставался в невыгодном положении. Он разозлился ещё сильнее, когда его кожа, выдержавшая огонь Главного епископа, не избежала ожогов от чёрной ауры. Пурпурная энергия быстро исцеляла раны, но император не видел возможности избежать атак Ён У.

— Держу пари, ты в бешенстве, потому что всё пошло не по-твоему. Да?

Император Обжорства ощутил, как у него по спине пробежала дрожь, когда золотые глаза в прорезях маски проникли в его мысли.

— Всё потому, что ты неправильно используешь камень. Использовать свойства драконов, чтобы контролировать камень, хорошая мысль, но методы ошибочные.

— Ты?

Император Обжорства понял: о его Камне Души, который он тщательно скрывал, узнали.

— Его используют не так.

Ён У с усмешкой посмотрел на Императора Обжорства и резко опустил Вигрид. Философский камень и Драконье сердце вошли в резонанс, и к земле полетели пылающие молнии, взрываясь на руках Императора Обжорства, когда тот пытался остановить их.

— А-а-а!

— Но кое-что ты сделал правильно. Гуай Лук Нань Шин? Довольно полезно. Хотя сам метод неверен.

Не обращая внимания, слушает ли его Император Обжорства, Ён У передал Нань, хаос, хранимый в Философском камне, Ву. Нань — сила, искажающая законы и разбивающая истины. Идеальная способность для Ву.

Взгляд Преисподней Древнего лича засиял в небе, как блуждающий огонёк.

— Приди… смерть…

По приказу Ву тени, укрывшие поле боя, стали плотными, как трясина. Огонь, испепеляющий землю, почернел и взметнулся выше. Глаза Духовных предвестников зажглись пурпурным светом. Оскалившись, они терзали свою добычу. В небе появилась огромная дыра, из подземелья Ву хлынула нежить.

Император Обжорства не мог понять, где он находится. Это адский огонь в Преисподней? Или 50-й этаж? Драконий Храм? Но он не мог рассматривать вопрос о том, чтобы просить помощи Девяти Королей.

Разъярённый Калатус вошёл в третью фазу, его уязвимости разделились, и другие Девять Королей оказались связаны, не говоря уж тяжёлых ранениях.

— Проклятье!

Император Обжорства растерялся. Его рука исцелилась, но только для того, чтобы её снова отрубили. Равное количество пурпурной энергии и крови хлынуло из тела, а сила, переданная его подчинённым, была украдена и использована прямо у него на глазах. Разум готовился взорваться. Из-за Драконьего Проклятия его возможности были ограничены, он ничего не мог сделать.

Оставалось одно: запечатанная сила, которую он использовал в юности, но её последствия оказались слишком разрушительными. Именно она позволила ему пожрать всех братьев и родственников, чтобы сесть на трон.

— Аргх-х-х!

Он разбудил Камень Обжорства, спавший в животе. Тело императора, словно воздушный шар, увеличилось вдесятеро от своего изначального размера.

— Кра-а-а-а-а!

Его тело расширилось больше, чем на метр, став огромным, как у великана. Из Камня Обжорства выплеснулась пурпурная энергия, усиливая инстинкты и желания императора.

Съесть. Съесть всё. Всех там внизу, не оставляя в живых никого, кто смотрит на тебя свысока. Император Обжорства никогда не забывал, что он император, и считал, все должны стоять перед ним на коленях. Нынешнее положение он расценивал как попытку кучки ничтожеств восстать против него. Ему нужно показать своё императорское могущество и врезать разницу между ним и остальными в их сердца.

— Я… убью… тебя!..

Разумеется, первым он должен поставить на колени Ён У.

От шагов императора дрожала земля. Безумие, сопровождающее пурпурную энергию, наполняло голову лишь одной мыслью: убить Ён У. Глаза Императора Обжорства покраснели.

Ён У стоял лицом к лицу с императором, осторожно анализируя его движения в своём замедленном времени. Он хотел посмотреть есть ли методы использования Камня Души, которые он мог изучить, как, например, Гуй Лук Нань Шин.

«Никаких».

Император использовал камень в том виде, в каком он попал ему в руки, а не как следует. Он просто наркоман, опьянённый собственной жадностью. Ён У подпустил его поближе, только чтобы изучить, но, кажется, ему это больше не нужно.

«Он с самого начала не подходил на роль одного из Девяти Королей».

Оставить ему Камень Души, всё равно что метать бисер перед свиньями. Ён У вернул время к нормальному течению и прыгнул вперёд.

Кулак Императора Обжорства ударил туда, где только что стоял Ён У. По земле побежали трещины, шириной в метры, валуны подпрыгнули. Ён У активировал Мерцание и возник за спиной у Императора Обжорства, взмахнув Вигридом.

— А-а-а!

Император упал с перерезанным ахилловым сухожилием. Ён У не приходилось волноваться о пурпурной энергии, усиливающей тело противника. Насколько видели его Драконьи глаза, он мог просто рассечь магическую силу, идущую от Камня Обжорства, и прижечь порез, чтобы рана была серьёзнее.

Вокруг щиколотки Императора Обжорства расцвели Кровавые цветы.

Ён У не упустил эту возможность и быстро применил Вигрид, один за другим стремительно высвобождая тайные навыки Восьми Экстремальных Кулаков. С каждым взмахом меча он активировал Восемь Триграм, от Цянь до Сюнь. Он отсёк императору все конечности, пролив море крови.

— А-а-а-а!

Кровавые Цветы с жадностью поглощали здоровье и магическую силу императора, вместе с энергией Камня Обжорства передавая их Ён У. Философский камень не потерял ни капли, впитывая всё и улучшая Камень Души.

— Т-ты!..

Император Обжорства был потрясён: его секретное оружие не просто подвело, оно было отнято у него. Наконец он понял, что пытается сделать Ён У. Он тоже владелец Камня Души, только более умелый!

— А-а-а!

Император Обжорства швырялся магической силой и бил во все стороны, боясь потерять Камень Обжорства, но поспевать за Ён У было слишком трудно. Поскольку он стал намного больше, то, соответственно, замедлился, став более уязвимым.

— Шевелись! Я сказал шевелись!

Он испугался возможного поражения. Обычно он вселял страх в других, а теперь оказался на их месте.

— А-а-а-а-а!..

Его наполнял ужас перед неминуемой смертью.

Император Обжорства понял: многочисленные боги и демоны, стоящие за Ён У, насмехаются над ним. А смерть уже держит его за горло. Ён У отрубил Императору Обжорства руку и пронзил Вигридом его грудь. Но не остановился на этом. Он снял Кинжал Каршины и Магический Штык с пояса и вспорол Императору Обжорства живот. В потоке крови показались извивающиеся органы и Кровавые Цветы. А над ними лежал Камень Обжорства, сияющий пурпурным светом.

Камень Обжорства выпустил больше магической силы, боясь, что его поглотит Камень Гордыни, но Кровавые Цветы всасывали энергию и наполняли Философский камень.

Ён У без колебаний погрузил левую руку во внутренности императора. На ладони открылись чёрные бугры, и острые клыки впились в камень.

Камень Обжорства не мог сопротивляться алчному Камню Гордыни, который начал его пережёвывать. Тело Императора Обжорства, у которого отнимали душу и камень, странно извиваясь, распадалось на части, а на лице прорастали Кровавые Цветы.

— Спасите… меня!.. — отчаянно закричал он от страха.

Ён У наклонился к его лицу и холодно улыбнулся.

— Ты говорил, ты дашь мне всё, что я захочу, когда мы закончим исследовать лабиринт, верно? Твоей жизни будет достаточно.

— Но… почему?! Почему ты делаешь это со мной?! Я… Я был добр к тебе!..

— Не волнуйся. Ты скоро найдёшь выход.

Ён У, увеличивая скорость высасывания энергии, погрузил Вампирический меч Батори глубже, наблюдая, как лицо Императора Обжорства сминается, словно бумага.

— Н-нет!..

Слова Императора Обжорства растворились в воздухе.

Чувствуя, как враждующие Камни Гордыни и Обжорства в Философском камне избегают конфликта, Ён У медленно выпрямился и огляделся.

Другие Игроки застыли, потрясённые. Им и так было нелегко, когда пришлось иметь дело с Духовными предвестниками и нежитью, но они не могли представить, что погибнет один из королей.

Королева Лета погибла от рук другого короля, Короля Му. Для новичка победа над королём огромное событие.

Магнус и остальные испытывали одинаковые чувства.

— Кто… ты?

Глядя в потрясённые глаза Магнуса, Ён У вместо ответа поднёс руку к маске.

Магнус и другие Игроки, похоже, ужаснулись, когда Ён У открыл лицо. Знакомое лицо. Лицо того, кто, как они думали, давно умер!

— Уверен, вы знаете, кто я. Да?

У погибшего были сияющие серебристые доспехи и белоснежные крылья, тогда как Алчный Дьявол носил чёрный плащ, а его крылья наполняла чернота — две полные противоположности, отчего чёрный огонь, окружавший Ён У, казался ещё более зловещим и пугающим.

Тогда Ён У прикинулся своим братом и осклабился.

— Я отправлю вас в ад, как когда-то вы отправили меня.

Это было объявление войны. Впервые во имя Чон У и Артии.