Глава 448. Король Теней (часть 4)

— О-ох…

— Дойл? Дойл! Ты очнулся?

Дойл разлепил веки, голова раскалывалась от боли. Ему казалось, он изо всех сил старался вырваться из бесконечной тьмы и даже не понимал, почему до сих пор дышит. Когда в глазах прояснилось, Дойл увидел обеспокоенно склонившихся над ним Кана и Викторию. Они стали для него названными братом и сестрой, куда ближе, чем родной отец.

— Где… я? Это не похоже на Тартар.

Он помнил только, как богиня, которой он служил, Пересефона, воплотилась и продемонстрировала силу Матери Земли, и как взбесилась его собственная магическая сила. Апостолы всё равно что верховные жрецы своих богов. Они никогда не отвергают их волю. Ему пришлось последовать её желаниям. Это были болезненные воспоминания.

От Небесного Демона до Матери Земли — почему его постоянно используют божественные существа? Он чувствовал себя обиженным. Словно только для этого и родился. Потом Дойл понял, что его тело очень изменилось.

«Что? Они исчезли?»

Он всегда чувствовал контакт с неким великим духовным существом или вмешательство тех, кто избирал его своей целью. Но сейчас ничего этого не было. Ничего. Ни одно существо не пыталось овладеть им или влезть в его дела. Небесный Демон, Мать Земля и все остальные просто исчезли.

Нет, кое-что осталось. Одно, но очень слабое присутствие, оно окутывало его теплом, словно птица, оберегающая своих птенцов от холода. Оно сняло все вмешательства других духовных существ. По сравнению с Небесным Демоном или Матерью Землёй это была крошечная, но сильная искра, словно внутри него свернулось нечто могущественное.

И такое знакомое.

«Это…»

И тут маленькая искра разрослась и разгорелась.

— Брат Каин?

Кан мрачно кивнул.

— Именно. Каин помог нам. Это его клановый дом.

Только тогда Дойл понял, что произошло, пока он был без сознания.

— Брат Каин оборвал все каналы связи.

— Да.

— Наверное, это было очень трудно.

Кан не ответил. Состояние Дойла было ужасным, даже Анастасия говорила, что его больше не исцелить. Тем не менее, Кан обратился к Ён У, чтобы найти другой метод. Ён У долго рассматривал Дойла, потом тихо пробормотал:

— Я попробую.

Кан не знал, что именно сделал Ён У. Он лишь видел, как Ён У проделывал какие-то пассы руками, после чего лицо Дойла сразу стало спокойнее. Однако Анастасия, наблюдавшая за ними, еле слышно проворчала, что все здесь с ума посходили, а потом ушла. Кан повернулся к Виктории, но она как будто тоже не знала всех подробностей.

— Во мне сохранилась часть священной силы Небесного Демона и Матери Земли. Когда каналы связи разъединили силой, то, что осталось, заражало и оскверняло мою душу. Брат Каин избавился от него. Было непросто…

Наконец Кан понял. Дойл говорил о полном уничтожении остатков — легче сказать, чем сделать. Видимо, душа Дойла полностью синхронизировалась со священной силой. Если бы что-то пошло не так, она пострадала бы.

И ведь это остатки не одного, а целых двух существ. Что ещё хуже, Небесного Демона и Матери Земли. Жалким смертным такая сложность не под силу, но Ён У справился. Хотя, если подумать, Анастасия, встретившись с Ён У, что-то такое говорила.

— Ты уже научился управлять душами? Что ж, видимо, ты не просто так получил частицы святости и продвинулся до божественной должности… Не удивительно, если ты скоро перелиняешь.

Она сказала, Ён У унаследовал Аидов Трон Смерти не из-за простого стечения обстоятельств и оказался достаточно силён, чтобы выдержать это.

Судя по всему, за всю прошлую, а может, и будущую историю Башни, с точки зрения управления душами Ён У никому не превзойти. Поэтому он смог излечить Дойла.

— Если бы остатки не заменили, это было бы опасно… думаю, он заполнил пустоту своей силой.

— Ты хочешь сказать…

— Да. Видимо, брат Каин сделал меня своим апостолом…

На ладони Дойла шумно вспыхнуло черновато-синее пламя. Священный Огонь — фирменный знак Ён У.

— Я, наверное, первый апостол смертного. Неплохо, — слабо улыбнулся Дойл.

По сравнению с богами и демонами Ён У не просто не хватало уровня, но он имел право брать апостолов. И даже больше, поскольку, не развив в полной мере свой потенциал, уже владел Троном Смерти.

«Он что, пытается создать новый культ, и для начала взял меня?»

Назначение апостола, по сути, верховного жреца, означало, что Ён У может основать новую религию. Чем больше последователей, тем шире распространяется вера, а это мощный источник поддержки для бога. Дойлу казалось, он знает, чем займётся в будущем, и какова его задача.

Он стал чьим-то подчинённым, но, если ему в любом случае суждено служить, он с радостью примет эту участь. По сравнению с загадочным Небесным Демоном и коварной Матерью Землёй, Ён У заслуживает куда больше доверия. А насколько ему известно, рост Ён У не ограничен.

Став просто королём, он этим не удовлетворится. Он наверняка преодолеет стену 77-го этажа и однажды бросит вызов божественным престолам 98-го. Как Мать Земля, Небесный Демон и остальные. Служа ему, Дойл тоже вырастет.

Другие могли счесть это безумием, но Дойл повидал немало богов и демонов, и ещё больше в этом уверился. Не потому ли, что решил стать частью чего-то большего?

Пламя Ён У разгоралось в его сознании, снимая головокружение и отталкивая тьму. События, произошедшие, пока он был в коме, пронеслись в голове. Он вспомнил бесчисленных богов и демонов, пытавшихся наполнить его тело собственным остатком. У них разные основы и ранги, Дойл смутно припоминал их духовные остатки и вдруг резко выпрямился.

— Что такое?

Увидев, как трясёт Дойла, Кан во все глаза уставился на него, думая, что это побочный эффект. Дойл лихорадочно забормотал.

— Опасность…

— Что?

— Брат Каин в опасности!

Оглушительный крик Дойла эхом разнёсся по комнате.

***

— Ползучего Хаоса оказалось недостаточно… и ты спелся со шлюхой вроде неё? А ты вездесущ.

Ён У понял, что невольно ухмыляется. Бэйлак связался не только с Ползучим Хаосом, но и с Матерью Землёй.

Ползучий Хаос и Мать Земля. Неожиданная пара. Насколько ему известно, понятийному богу и богу иного мира почти не найти точек соприкосновения. Понятийный бог устанавливает законы и истины Башни, а боги иных миров полагаются на внешние беспорядки и хаос. Они никак не могли встретиться, но Бэйлак, похоже, неплохо справлялся. А поскольку Матерью Землёй овладела Виера Дюн, возможно ли, что он сделал это преднамеренно?

[Мать Земля наблюдает за вами.]

Мать Земля не реагировала, лишь наблюдала за Ён У. И это было неприятно.

Бэйлак ответил:

— Шлюха? Вообще-то, ты сам с ней спал. Не слишком ли грубо?

Неужели Мать Земля не знает его истинной сущности? Бэйлак, видимо, не знал о Ён У, но Ён У не видел необходимости поправлять его.

Бэйлак продолжил.

— Хочу тебя поправить. Ты не так понял. Сначала я начал сотрудничать с Виерой Дюн, сделал её Матерью Землёй, а потом заключил договор с Ползучим Хаосом.

— Когда ещё был в Артии?

— Именно.

— Предатель и шлюха, отличная парочка. Ух ты, а как те, кто ст о ит друг друга, объединили силы?

Ён У мог докопаться до истины. Он подозревал: план слишком сложный, чтобы Бэйлак мог воплотить его в одиночку. А теперь выяснил, что тот всё время сотрудничал с Виерой Дюн.

Неизвестно, кто всё начал, но Виера Дюн отравила Чон У ради Бэйлака, а Бэйлак изучил Камень Души, который она добыла, и превратил её в Мать Землю. Взамен Виера Дюн дала ему возможность получить новые знания от Ползучего Хаоса. Казалось, они зашли так далеко только потому, что Виера Дюн получала желаемое в горнем мире, пока Бэйлак преследовал свои цели в нижнем.

«Виера Дюн стала Матерью Землёй, чтобы угрожать Тартару и Олимпу, а Бэйлак использовал Элохим, чтобы создать Божественного Человека? Ха! Умора».

Те, кого он хотел разорвать на части, оба здесь. Однако Ён У не понимал, зачем Матери Земле являть свою волю.

Работая с Бэйлаком, возможно, она интересовалась Ён У, хотя должна была заниматься войной с Олимпом. Война окончена? Он не знал, что произошло после его ухода и не мог не беспокоиться.

— Я думал, тебя больше не интересует нижний мир.

Вдруг туман возле Бэйлака заколебался и превратился в человека. Это была Виера Дюн. Она обошла лабораторию по кругу и аккуратно села не стеклянную капсулу в глубине помещения, обняв её, как драгоценность.

Лицо Ён У застыло. В стеклянной трубе, которую поглаживало воплощение Виеры Дюн, лежал один из гомункулов Чон У. Не хотелось бы ему видеть подобную сцену. Мать Земля водила руками по капсуле, словно ласкала куклу, гладила стекло над лицом гомункула. Потом повернулась к Ён У и заговорила.

Ты. Не. Знаешь.

Будучи концептуальным существом, она не могла говорить нормально. Ён У использовал Драконье знание, чтобы понять её слова.

— Чего я не знаю?

Чтобы. Ты. Знал.

Это. Моя. Кукла.

— Что?

Мой. Партнёр.

Нам. Суждено.

Воплощение Матери Земли продолжало шевелить губами, не обращая внимания на всевозрастающую ярость Ён У.

Наша. Любовь.

Охладела.

Но. Я. Не. Потеряю. Его. Снова.

Не. Беспокой. Меня. Человек.

Чёрный. Принадлежит. Мне.

И. Ты. Тоже. Мой.

Отдай. Мне. Трон.

На этом воплощение Матери Земли посмотрело в небо и издало протяжный вой.

— О-о-о. О-о-о-о-о.

Духовное заклинание, не слышное смертным. Ён У различил его только благодаря Трону Смерти. Его лицо стало жёстким — он знал, что это.

Объявление войны.