Глава 449. Король Теней (часть 5)

«Ограничения испытания?»

При виде этого сообщения Ён У нахмурился. Испытания напоминают задания, проверяющие Игроков, желающих пройти этаж. Башня временно устанавливает определённые ограничения, чтобы дать им возможность развить способности через аскезу и помочь в тренировках.

Однако масштабы испытания гораздо шире, чем у обычного задания. У получивших его Игроков нет выбора, кроме как пройти их. Из-за закона причинности для их создания требуется много усилий, так что давать их могут только боги-прародители и понятийные боги, владеющие огромным спектром законов причины и следствия.

Чтобы создать испытание для Ён У, Олимпу пришлось разделить последствия на всех членов сообщества. Дополнение в виде ограничений означало, что он не может отказаться от испытания. Ён У почти видел, как вокруг его души затягиваются цепи.

Недавно случился крупный инцидент, и правители сообщества сменились. Титаны, его былые правители, и гиганты, утратившие право на трон, объединились, чтобы свергнуть нынешних правителей. Посейдон с б о льшей частью свергнутых богов успешно бежал, но для спокойствия титанам и гигантам нужны их головы.

Титаны и гиганты осознавали всю важность деятельности божественного сообщества, однако «Смерть» и «Владычество над Тартаром» ими утрачены. Новые правители желают пленить или убить вас, дабы восстановить утраченную власть над смертью и Тартаром.]

«Значит Олимп захвачен титанами и гигантами».

Самые большие опасения Ён У оправдались. Восстановив священную силу, союз титанов и гигантов стал сильнее, а их объединённая с Персефоной и Матерью Землёй атака позволила одержать победу над Олимпом. Похоже, помешать титанам и гигантам подняться на Олимп по столбам света не удалось.

Ён У подумал об Афине и Гермесе. Порой они относились к нему как родители или как старшие заботливые сестра и брат. Он был благодарен им двоим за помощь. Что с ними сталось?

Но его мысли занимали не только они. Он вспомнил об Аресе, уверенно заявившем, что хочет сделать его своим апостолом, об Аполлоне, Артемиде и Дионисе, помогавшим ему бежать. И даже о Посейдоне, который хоть и не скрывал своей враждебности, признал Ён У преемником Аида.

Все они были ему хорошо знакомы, и Ён У расстроился, потому что не знал, живы они или нет. Мать Земля только усмехнулась, не собираясь отвечать на вопросы.

Ты. Мой.

В лаборатории поднялась буря. Оборудование задрожало и рухнуло на пол. Стеклянные капсулы тряслись, готовые разбиться. Ён У чувствовал мощное давление, прижимающее его к земле. Как Ад проклял Элохим, чтобы связать его, так теперешний Олимп пытался не позволить Ён У вступить в бой.

Их влияние запаздывало из-за стены между мирами и причинно-следственных связей, но этого хватило, чтобы ослабить Ён У — настолько велика сила божественного сообщества и могуче влияние Олимпа.

Ён У чувствовал, как с неба на него взирают многочисленные взгляды. Раньше он ощущал их из Тартара. В Тартаре он мог убивать богов, но сейчас, в горнем мире, когда на них не наложены никакие ограничения, они стали несравнимо сильнее.

Однако давление, прижимающее его к земле, было снято другой рукой.

Ответ Агареса означал, что Ад будет защищать Ён У и Артию. Зная это, Олимп всё равно сохранял враждебность, так что Ад решился на крайние меры. Гордые демоны не могли не думать, что Олимп смотрит на них. Это больше не представление в нижнем мире. Это великая война, которая продлится до тех пор, пока Олимп не будет вырван с корнем.

Демон высочайшего ранга и лидер Ада, Баал, внимательно изучал причину этой войны — Ён У. И хотя ничего не предпринимал, не отводил взгляда.

[Война на истребление начинается.]

Внешнее пространство неистово дрожало, словно в любой момент могло рухнуть. Столкновение между двумя сообществами, начавшееся в горнем мире, выходило за рамки того, с чем могли справиться законы причинности, и начинало влиять на нижний мир.

Даже совершив столь подлый поступок, воплощение Матери Земли спокойно смотрело на дрожащий воздух перед собой. На губах Виеры Дюн играла холодная улыбка, словно она на это и рассчитывала.

Ён У смутно догадывался, о чём она думает.

«Она… пытается захватить горний мир?»

Мать Земля враждует со всеми богами и демонами, а Виерой Дюн овладело страстное желание обладать горним миром. Желание захватить горний мир имеет смысл. Титаны и гиганты — всего лишь авангард. Зверь не остановится на Олимпе и Аде. Он поднимет меч против сохраняющих нейтралитет Дэвы и Асгарда или Секты Цзе.

Равнодушная Мать Земля спокойно повернулась к Ён У.

Отдай мне. Чёрного Короля. И. Трон.

От её крика трясущиеся стеклянные капсулы открылись.

Послышался звон.

Представители древних видов шаткой походкой вышли. Их взгляды блуждали, в них не было и проблеска разума, но ауры сочились яростью. Легенды не отдавали им должное.

Спуститесь. Дети. Мои.

Вспышка.

Лабораторию вдруг окутало светом, и к тяжёлой ауре древних видов добавилась новая сила — священная. Сила гигантов.

Священная сила не просто уничтожила лабораторию, она смела б о льшую часть зданий Элохима. Словно источаемая Ён У мощь Трона Смерти ничего не значила, священная сила гигантов охватила Внешнее пространство, отчего было трудно даже дышать.

Воплощение. Гиганты по зову Матери Земли спускались в тела представителей древних видов. Монстры взвыли в небо.

Это был результат сотен лет усилий Элохима по созданию монстров, объединённых со знаниями Бэйлака, которые тот получил от Ползучего Хаоса.

Они не могли продемонстрировать свою истинную мощь ввиду меньшей концентрации духовной энергии в нижнем мире и наложенных на них ограничений. И всё же, тел представителей древних видов оказалось достаточно, чтобы проявить способности и священную силу.

Свистнуло.

Ён У защитился Небесными Крыльями и едва удержал равновесие перед лицом бури. Он не верил своим глазам.

«Спускается так много, но Оллфован не вмешивается?»

Потом он понял, почему закон причинности не останавливал их. Смерть членов Элохима стала жертвоприношением, а их Божественных Факторов и крови хватило, чтобы заплатить за призыв гигантов.

Элохим старались стать богами и всё для того, чтобы принести себя в жертву. Может, они даже были бы рады, поскольку умерли за богов, которым служили. Но он всё равно не понимал. Оллфован не из тех, кто будет молчать после такого. Пусть он позволял появляться случайным воплощениям, однако воплощения такого масштаба могли нарушить порядок вещей в нижнем мире. Он не мог закрыть на это глаза.

Казалось, Оллфован не собирался включать контроль.

— Не знаю, что случилось, но я слышал, руки Оллфован связаны благодаря тебе, — широко улыбнулся Бэйлак, словно прочитал мысли Ён У.

Тот напрягся.

— Что?

— Все здесь благодарны тебе.

Ён У наконец понял, почему Оллфован не вмешивается.

«Из-за боя с Демонизмом…»

Слившись с Демонизмом, чтобы защитить Чон У, он сбежал, бросив обездвиженного Оллфован на 36-м этаже. Он знал, что начнётся затяжная война против богов-прародителей или создателей, и посчитал, это усложнит вмешательство Оллфован в его дела. Также оно должно было послужить рычагом воздействия на Оллфован, когда Ён У свершит свою месть.

Враги извлекли из этого выгоду. Его обыграли.

— Ха-ха-ха! Я слышал, ты устроил знатное представление в мире богов, докуда нам не дотянуться. Он очень хотел на это посмотреть. Я замучился его отговаривать.

Бэйлак маниакально хохотал, а рядом кружилась священная сила. Фрагменты Ползучего Хаоса, частично связанные с ним, покатились по земле, выпуская щупальца.

— Он только разозлится, если я продолжу тратить время, так что позволь представить. Мой лучший шедевр.

Бэйлак закончил говорить, и стеклянная капсула, возле которой сидела Мать Земля, открылась. Гомункул внутри неё выглядел в точности как Чон У, но отличался от других гомункулов. Он был темнее и сильнее, у Ён У возникло странное впечатление, будто этот гомункул очень похож на его брата.

Гомункул резко открыл глаза. На Ён У посмотрели знакомые зрачки. Точно такие же некогда наблюдали за ним с неба.

Тифон. Король гигантов и апостол Матери Земли.

— Рад встрече в нижнем мире, человек, — сказал Тифон голосом Чон У. — Убейте этого человека. Верните Трон Смерти.

Все воплощения бросились на Ён У, излучая свирепую священную силу.

— Чёрт.

Ён У расслабленно засмеялся, несмотря на ошеломительные ауры. И раскрыл свои трёхслойные крылья.

— Всё к лучшему.

Он хотел отплатить им и испытал некоторое разочарование, когда ему не представилось такой возможности. Но так даже лучше, они сами пришли за ним.

Разве они не знают? Это место уже принадлежит Ён У и Подземному Миру.

— Я сожру вас всех.

Послышались щелчки.

Ён У кинулся вперёд с Мечом Аида, Пожирающим Души, чтобы проглотить идиотов, которые сами сунули головы в тигриное логово.