Глава 925. Двуглавый птеролик (часть 1)

Мерлин последовал за хранителем Эру в ту часть музея, которая была закрыта для посетителей. Легким нажатием на поверхность стены, старик открыл вход в туннель, ведущий прямо под землю.

Это явно был секретный подземный ход, возможно никто кроме самого Эру о нём не знал. Подумать только, что старик, приехавший в Боулдер всего на десять с лишним лет, умудрился построить под зданием музея подвал, о котором никто не подозревал.

В подвале было темно и холодно, но вездесущего для подземных помещений запаха пыли не было. Его должно быть часто посещали. Мерлин просто шёл за куратором Эру и вскоре увидел впереди каменную дверь.

Эта дверь, открыла вход в сам подвал, который оказался очень просторным. Как только Мерлин оказался внутри, он почувствовал резкий запах крови и смеси каких-то травяных настоев. Это был неприятный запах, и он невольно сморщил нос.

В подвале царил беспорядок. Серая плитка была покрыта жирной грязью, что выглядело отвратительно. По углам, попискивая сновали мыши.

В центре комнаты располагалось несколько столов, на которых стояла наполненная чем-то непонятным стеклянная посуда. Взглянув на открывшуюся ему картину, Мерлин не смог удержаться и нахмурился. Однако, когда он перевёл взгляд на старика, стоявшего подле него, он увидел, что взгляд Эру был наполнен ностальгией, как если бы всё это были драгоценные для него предметы.

Словно почувствовав опасения Мерлина, куратор Эру спокойно сказал:

«Мастер Леон, это моя лаборатория. Вы должны знать, что для человека, посвятившего свои усилия исследованию паразитизма, лаборатория — его величайшее сокровище. Жалко, что угроза прорыва на эту территорию ополчения так быстро приближается. В противном случае я бы смог перенести и свою лабораторию.»

Сейчас стало предельно очевидным то, что на самом деле Эру покидал эту территорию не из-за графа Стэнвина, поскольку это решение уже было принято задолго до этого.

«Какова функция лаборатории? Она мне понадобится?»

У Мерлина было лишь ограниченное представление о системе совершенствования в этом мире. Так произошло благодаря графу Стэнвину. Он мог быть очень грозным противником, но, поскольку Леон не унаследовал родословную клана дейнозухов, граф Стэнвин не стал вдаваться в вопросы, касающиеся культивации.

Эру тихим голосом сказал:

«Для большинства людей, унаследовавших родословную всемогущего зверя, не потребуется строительство лаборатории, но все обстоит иначе, если идти по пути паразитизма, тут без лаборатории не обойтись. Поскольку нужно не только подчинять себе волю всемогущего зверя, но и изготавливать зелья для стимуляции тела, крови и даже собственного потенциала. Только так можно будет увеличить силу до приемлемого уровня!»

После краткого объяснения Эру Мерлин понял, что путь паразитизма действительно не из приятных. Для него требовались различные зелья, чтобы стимулировать своё тело, увеличивая его физическую силу, чтобы получить в итоге мощь, совместимую со всемогущим зверем.

Что же до тех, кто унаследовал родословную всемогущего зверя, им нужно было только усердно тренировать её силу. Этого было вполне достаточно для того, чтобы со временем они, естественным образом совершенствовались. Паразитизм, на первый взгляд похоже, не имел ни малейшего преимущества.

«Вам наверняка кажется, что этот путь опасен и при этом совершенно лишён преимуществ? Ха-ха, успех в паразитизме находится в собственном контроле. Если полагаться на силу родословной, то максимальный предел роста способностей всегда заранее определён. Чем выше концентрация родословной в крови, тем сильнее человек будут в будущем. Однако, несмотря на все приложенные усилия, в конечном итоге у развития этой способности есть предел.

Паразитизм же совсем другое дело. Когда воля всемогущего зверя, выбранная Хозяином, больше не соответствует требованиям, предъявляемым к её силе, Хозяин может выбрать слияние с волей более мощного всемогущего зверя или даже объединить в своём теле волю нескольких всемогущих зверей. Если ему это удастся, то его потенциал будет ужасающим до невообразимой степени …»

Глаза Эру на этих словах пылали фанатичным пламенем. В этот момент он выглядел настоящим безумцем. Тем не менее, Мерлин уже сейчас мог с уверенностью сказать, что слияние в себе воли различных зверей или поглощение воли второго более сильного всемогущего зверя было невероятно сложной задачей, практически не оставлявшей шансов на выживание.

Мерлин всё сильнее убеждался в том, что все, кто выбрал паразитизм, должно быть были сумасшедшими.

Если подумать, не был ли сам Мерлин сумасшедшим? Возможно, в глазах, окружающих отказ от легкого пути становления графом в пользу самоубийственного пути паразитизма был как раз-таки актом безумия.

«Что я должен делать?» — хрипло спросил Мерлин.

«Паразитизм, конечно опасен сам по себе, но в данном случае воля всемогущего зверя не так уж велика. Здесь я могу вам предложить только волю Двуглавого Птеролика, которого вы видели в тот день. Он не особо мощный и считается всемогущим зверем низшего уровня. Тем не менее, среди своего уровня он довольно внушителен. Если вы сможете раскрыть его полную форму, обладающую способностями к полету, он компенсирует недостатки самого метода совершенствования и поможет дотянуть практически до среднего уровня.

Тем не менее, я не предлагаю вам выбрать Двухголового птеролика. Его родословную нельзя назвать первоклассной, но его воля отнюдь не слаба. Он довольно кровожаден и свиреп. Если вы обладаете достаточным количеством времени, я хотел бы доставить вас в Священную империю Дракона. Я оставил там волю некоторых всемогущих зверей среднего уровня, которые очень сильны и наверняка вам подойдут.»

Глаза Эру ярко сверкнули. Он относился к Мерлину как к подопытному. Тем не менее, Мерлин всё ещё не мог ему полностью доверять. В Боулдере, благодаря графу Стэнвину на Эру, несмотря ни на что могло быть оказано некоторое давление. Если же отправиться вместе со стариком в Священную империю Дракона, Эру сможет сделать всё, что он хочет.

Следовательно, в любом случае Мерлину нельзя было так сильно рисковать.

После минутного размышления Мерлин принял решение о выборе Двуглавого Птеролика. Хотя он и был низкоуровневым, по правде говоря, даже всемогущий зверь низкого уровня был очень устрашающим противником. Более того, в будущем Мерлин может при случае выбрать себе более сильного зверя. Это было единственным преимуществом выбора пути паразитизма.

«Куратор Эру, в этом нет необходимости. Я выберу Двуглавого птеролика.»

Мерлин в полной мере осознавал всю серьезность ситуации. Кто знал, когда ополчение Блэкбэта нападёт на Боулдер в компании варваров. Рыцари его отца навряд ли смогли бы отразить это нападение.

Следовательно, Мерлин должен обрести способность к самосохранению, прежде чем это произойдет.

«Какая жалость, но поскольку вы настаиваете на Двухголовом птеролике, я исполню ваше желание. Следуйте за мной.»

Куратор Эру был несколько опечален. Он считал Мерлина идеальным подопытным. Найти добровольного испытуемого было непросто. В конце концов, далеко не все могли чувствовать волю всемогущего зверя.

К счастью, у него ещё оставалось время понаблюдать сейчас за процессом слияния. Если он увенчается успехом, это значительно продвинет его исследования. Если же Мерлин потерпит неудачу, Эру даже представить боялся ярость графа Стэнвина. Если до этого дойдет, он без колебаний тут же покинет Боулдер, даже не собирая оставшиеся вещи и попытается спрятаться максимально далеко от сюда.

Хотя он не боялся графа, как такового, он не хотел бы сражаться со столь мощным противником, тем более если тот буден вне себя от ярости.

Мерлин последовал за Эру, и они вошли в небольшую комнату, отделённую от основной части подвала. Там стоял ужасно неприятный запах. Мерлин с трудом выносил эту едкую вонь.

В центре комнаты располагался отвратительный бассейн, в котором вязко пузырилась какая-то зелёная жижа. Запах был невыносимым.

«Что это?» — несколько брезгливо спросил Мерлин.

«Это Питательный пруд, мастер Леон. Процесс слияния не так-то прост. Воля всемогущего зверя несравнимо сильна. Может ли тело, не улучшенное силой родословной, противостоять ей? Без предварительной доработки это был бы самоубийственный шаг. В худшем случае тело человека будет разорвано на части. Таким образом, вам необходимо для начала увеличить свою физическую силу, а для этого как раз и пригодится питательный пруд.»

Оказалось, что путь, выбранный Мерлином доставляет столько хлопот. Бассейн, наполненный вязкой пузырящейся жижей, был в высшей мере противен даже на вид. Кто знал, из чего состоит его содержимое?

Тем не менее, теперь у Мерлина не было другого выбора, кроме как раздеться, и превозмогая брезгливость прыгнуть прямо в него.