Глава 562. Береги Себя

Полный недоверия Цинь Му, широко распахнув глаза, ощутил, как его сердце сделало настоящий кульбит. Нефритовую подвеску изготовил Граф Земли?

Его нефритовая подвеска должна принадлежать семье Цинь, да и он носил её на протяжении всей своей жизни, так причём тут тогда Графи Земли?

Они связаны какими-то родственными узами?

Может он учинил так много зла, что Граф Земли запечатал его нефритовой подвеской?

Но что такого мог учинить всего лишь младенец?

Он совершенно ничего не помнил об этом. К тому же на Верховных Небесах Императора и в Вечном Мире каждый второй знал, что Владыка Культа Цинь благороден, доброжелателен и одарён широким кругозором.

Как такой человек мог совершать злодеяния?

— Печать должно быть ослабла, — продолжая листать книгу, сказал Граф Земли. — Однажды несколько дьяволов и богов попытались сломать печать, но потерпели неудачу, однако печать, кажется, ослабла и почти освободила тебя. Ничего страшного, чуть позже я восстановлю её…

Скорость, с которой он просматривал страницы с сотворёнными Цинь Му злодеяниями, была воистину феноменально, и уже вскоре он дошёл до последней страницы и сказал:

— На зловещих землях Верховных Небес Императора, сын семьи Цинь, Цинь Фэнцин, использовал Проводник Души и нарушил правила Юду, силой захватив сорок восемь тысяч душ, плюс ко всему, ранив вестника смерти…

— Касательно использования Проводника Души и похищения сорока восьми тысяч душ, тут да, виноват, но к ранению вестника смерти я отношения не имею. Это сделал Владыка Звезды Семи Убийств Вэй Ляо, все претензии к нему.

Повернув голову, Граф Земли посмотрел на Старшего Вестника Смерти и спросил:

— Вестника смерти ранил Владыка Звезды Семи Убийств Вэй Ляо?

— Ранее в Книге Жизни и Смерти было имя Владыки Звезды Семи Убийств Вэй Ляо, но после его смерти и рассеяния души двадцать тысяч лет назад записи были удалены, поэтому он больше не находится в юрисдикции Юду. Причина, по которой сорок восемь тысяч душ ускользнули из Юду, заключалась в основном в том, что Цинь Фэнцин помог Владыке Звезды Семи Убийств Вэй Ляо вернуть и восстановить свою душу. За ранение вестника смерти, в книге Цинь Фэнцина определённо должна быть соответствующая записать. В конце концов он ещё жив, и его имя числится в Книге Жизни и Смерти, — ответил Старший Вестник Смерти, являющийся клоном Доброжелательного Святого Короля, Равного Небесам.

Граф Земли посмотрел на Цинь Му и сказал:

— Ты согласен, что под твоим именем мы оставим такую запись?

— Нет, — незамедлительно ответил юноша.

— Запиши это под его именем, — магматический Граф Земли тут же обратился к Старшему Вестнику Смерти. — Когда придёт время, мы вернёмся к этому делу.

Немедленно помрачнев в лице, Цинь Му риторически спросил:

— Если вы в любом случае собираетесь записать это под моим именем, зачем было спрашивать? — однако даже несмотря на возмущение, когда Граф Земли сказал, что лишь в будущем снова вернётся к этому делу, в его сердце расцвела надежда. Слова Графа Земли означали, что в данный момент он просто хотел поговорить с ним о причинах и последствиях его действий, а не искать возмещений, как минимум сопряжённых с наказаниями.

Граф Земли закрыл толстую книгу и опустил голову, чтобы посмотреть на крошечного Цинь Му, находящегося под ним:

— Почему ты нарушил порядок Юду и призвал эти души в мир живых? Ты что-то вспомнил? Может быть какие-нибудь образы Юду мелькают в твоей голове?

Цинь Му взглянул на него глупым, недоумевающим взглядом и покачал головой:

— Когда меня отпр… выперли из Юду, мне было около двух месяцев, так? Какие образы у меня могли остаться в голове? А касательно душ, у меня не было выбора, я был вынужден…

Рассказав им о причине, почему он исполнил Проводник Души, он остановился, спокойно ожидая своего наказания.

Граф Земли продолжал смотреть на него и спустя некоторое время спросил:

— Неужели в твоей голове не мелькают образы? Ты ничего не помнишь?

— Что я могу вспомнить? — покачав головой, с улыбкой спросил Цинь Му.

— Если ты ничего не помнишь, как ты овладел языком Юду? — Граф Земли смотрел на него так, словно видел его насквозь. В этот момент он начал медленно и чётко выговаривать каждое слово. — Владение языком Юду позволяет совершенствовать пути, навыки и божественные искусства Юду, открывающие врата к божественным сокровищам пути дьявола. Разве тебе не интересно, как ты смог открыть их?

— Дьяволы являются потомками дьявольских богов в Юду, поэтому они могут открывать свои божественные сокровища пути дьявола. И тебе не интересно, почему ты тоже можешь это сделать? — спросил Старший Вестник Смерти.

— Интересно! — с любопытством посмотрел на него Цинь Му. — Как я смог открыть божественные сокровища пути дьявола и пути бога?

— Это потому, что ты потомок деревни Беззаботной, а также форма жизни, рождённая в Юду… — начал было отвечать Старший Вестник Смерти.

— Ему не нужно знать это, — тут же вклинился Граф Земли, — и нам не нужно всё ему «разжёвывать». Его вызвали на допрос, а не выуживать из нас факты.

Старец быстро пришёл к некому осознанию и с улыбкой посетовал:

— Ему всё-таки удалось вытянуть из меня один факт. Он смотрел на меня со своим гнусавым выражением лица… и я попался на его уловку.

Цинь Му покраснел и смущённо оправдался:

— Мне стало очень любопытно, поэтому я и обратился с вопросом к Покойному Владыке, у меня даже в мыслях не было вытягивать из вас какие-то факты. Я ещё ребёнок, которому исполнилось лишь восемнадцать…

Старший Вестник Смерти покачал головой:

— Похоже сейчас он не врёт.

Граф Земли кивнул и сказал:

— Всем этим уловкам он научился у живых. При рождении он не имел таких навыков, но тренировки изменили его.

— В таком случае, что является правдой, а что враньём из всего сказанного им?

Граф Земли, казалось бы, зная Цинь Му как облупленного, моментально ответил:

— Когда сопляк говорил о душах и причинах их призыва в мир живых — он не врал. После этого он, казалось, очень много говорил, вот только всё сказанное им было не по существу. Он просто пытался выудить из нас факты и крупицы информации.

Старец подробно обдумал произошедшее и осознал, что всё было именно так.

— Не я такой, старики в деревне научили меня быть таким. У меня правда нет никаких воспоминаний о Юду.

— Это правда, — сказал Граф Земли. — Печать до сих пор на месте, должно быть в тебе проснулись только воспоминания о языке. Но все пережитые моменты тебе недоступны.

Пот ручьями заструился по лбу Цинь Му, и он спросил:

— В прошлом я убил несколько человек, это сделает мои грехи тяжелее?

— Даже не пытайся надуть меня, смотри, сейчас он попытался выудить из меня информацию, — проговорил Граф Земли. — Однако то, что он спросил, отнюдь не секрет, можешь ему ответить.

— За все злодеяния, совершённые при жизни, люди будут отвечать после смерти. Юду не место для суда, а место смерти. — решил ответить старец. — Если умершие не виновны в совсем уж ужасных преступлениях и не нарушали порядков Юду, они не будут съедены Графом Земли, — юноша вздохнул с облегчением, но старец ещё не закончил. — Тем не менее тех, кто виновен, ожидает страдание от грехов и сожжение огнём кармы, что крайне болезненно. Граф Земли ест их, чтобы поглотить их грехи и огонь кармы. Кстати, такие люди, как ты, которые нарушают порядки Юду и не позволяют мёртвым людям оставаться мёртвыми, также съедаются Графом Земли.

Цинь Му снова занервничал, а Старший Вестник Смерти, видя его неспокойное лицо, удовлетворённо кивнул самому себе:

— Однако Юду не лезет в дела живых. Ты ещё жив, поэтому мы ничего не можем тебе сделать, и нам остаётся только ожидать твоей кончины.

— Покойный Владыка, он снова обманул тебя своим выражением лица, — подытожил Граф Земли.

Ошеломлённый старец воскликнул:

— Но он же просто хотел поинтересоваться, накажем ли мы его сейчас или нет? Да, от него и правда трудно защит…

— Тихо. Я ещё не закончил с ним, — оборвал речь магматический Граф Земли, а после опустил голову вниз, чтобы вновь посмотреть на Цинь Му.

Цинь Му молча стоял и смотрел на них.

Граф Земли посмотрел на его покорное выражение лица и на некоторое время задумался, прежде чем всё же решить больше ничего не говорить. Он слегка приподнял палец, вынуждая нефритовую подвеску соскользнуть с шеи юного владельца и упорхнуть в его ладонь. Затем он обломал на голове один из рогов и, воткнув его вниз, заставил погрузиться внутрь подвески и бесследно исчезнуть.

Огненные кольца распространились от нефритовой подвески, прежде чем постепенно рассеяться. Затем подвеска взлетела и вернулась на шею Цинь Му, который тут же спрятал её под рубашкой, держа к себе поближе.

Граф Земли махнул рукой и проговорил:

— Я хотел посмотреть на печать подвески. Всё в порядке, можешь отправлять его обратно. Поболтаем обо всём после того, как ты умрёшь.

Старший Вестник Смерти поспешно сказал:

— После смерти не станет ли он вновь те…

Магматический гигант бросил на старца взгляд, и тот сразу же вспомнил, что ему было велено держать язык за зубами. Оставшуюся часть предложения он проглотил, банально прикусив язык.

Тело Графа Земли свернулось в кружащемся магматическом вихре, но его голос исходил из него достаточно чётко:

— Не позволяй никому прикасаться к своей подвеске! А ты, Покойный Владыка, на протяжении всего пути не разговаривай с ним.

— Граф Земли, я хочу встретиться с матерью, это возможно? — торопливо окликнул Цинь Му.

Но Граф Земли уже исчез.

Цинь Му замер с пустым выражением лица, как вдруг резко обернулся и спросил:

— Я хочу встретиться со своей матерью. Я никогда её не видел… Покойный Владыка, ты знаешь, как она выглядит?

На мгновение задумавшись, Старший Вестник Смерти кивнул, и Цинь Му тут же уставился на него глазами, полными ожидания.

Старший Вестник Смерти сильно встревожился и сквозь зубы обронил:

— Граф Земли приказал мне не разговаривать с тобой.

— Просто скажи, моя мать ещё жива? — спросил он с волнением.

Старец растерянно оглянулся. Выражение лица юноши не смогло оставить его равнодушным и он, едва заметно кивнув, сказал:

— Хватит болтать, ты заставляешь меня нервничать. Я уже и так пошёл против приказа Графа Земли, поговорив с тобой. Иди, на Верховных Небесах Императора ещё не начался день. Я отправлю тебя обратно в мир живых.

Цинь Му мог только последовать за ним и, сев в лодку, молча продолжить путешествие.

Маленькая лодка неторопливо плыла, в итоге покидая рога и исчезая во тьме.

Истинное тело Графа Земли было несравнимо огромным. Цинь Му не знал, насколько тот высок или велик, но лодке потребовалось довольно много времени, чтобы покинуть два Жёлтых Источника Девяти Изгибов.

Старший Вестник Смерти оглядывался по сторонам и время от времени поднимал фонарь, освещая всё вокруг. Через некоторое время он бросил Цинь Му жёлтый талисман со словами:

— Те, кто ищет тебя, не упустят своего шанса. Приклей этот жёлтый талисман на своё лицо, и ни боги, ни дьяволы не смогут разглядеть его. Посмотри на меня, моё лицо — фальшивка, такой же эффект будет и от этого талисмана.

Цинь Му прилепил жёлтый талисман себе на лицо, сложил руки на коленях и неподвижно уселся.

— Почему ты не проделал отверстий? — с любопытством спросил Старший Вестник Смерти.

— Не хочу, — с ноткой обиды ответил подавленный Цинь Му.

— Ути-пути, маленький ребёночек, только не заплачь.

В этот момент лодка остановилась.

Старший Вестник Смерти быстро встал и поднял фонарь, безразлично говоря:

— Вы всё не уймётесь?

— Покойный Владыка, оставь нам шанс к выживанию! — из темноты послышался голос, или, если точнее, какофония из многих, слившихся в одно целое. — Нам нужно увидеть его лицо и узнать личность в мире живых! Нам не нужна его жизнь!

— Почему вы всегда суёте свой нос туда, куда не следует? Уберитесь с дороги, иначе я использую своё истинное тело и заставлю вас пожалеть, что появились на свет! — холодно сказал Старший Вестник Смерти.

Цинь Му украдкой достал Книгу Жизни и Смерти, отнятую им у Шаманского Бога Куя, и подсветил её. Когда на странице появилось имя, он всем телом невольно содрогнулся.

— Хе-хе-хе-хе, ц-ц-ц, игре конец… — странный голос из темноты быстро удалялся.

Старший Вестник Смерти повернул голову назад и, посмотрев на Книгу Жизни и Смерти в руках Цинь Му, тяжело вздохнул со словами:

— Теперь ты знаешь его истинную личность, а он знает твою. Ты использовал Книгу Жизни и Смерти с Райских Небес, таких в природе не так уж и много. Он скоро найдёт тебя. Ты… в общем, береги себя!

Потрясённый Цинь Му наконец понял, о чём напоследок сказал голос из темноты.