Глава 563. Тёмная История

Книга Жизни и Смерти досталась Цинь Му от Шаманского Бога Куя, и об этом знал лишь Син Ань, Паньгун Цо и демонические монахи Монастыря Малого Громового Удара.

Должно быть, Шаманский Бог Куй являлся Небесным или Земным Служащим, богом, управляющим душами.

Было крайне маловероятно, что он создал артефакт собственноручно, и скорее всего тот достался ему в подарок. У Райских Небес не могло быть очень много сокровищ подобного уровня, и у каждого из них определённо был владелец. Поэтому Старший Вестник Смерти был уверен, что преследователи быстро выйдут на след Цинь Му.

Отследить историю Книги Жизни и Смерти было намного проще, чем найти Цинь Му.

— В Книге Жизни и Смерти я увидел имя Цзюэ Хуан, — приподняв жёлтый талисман, Цинь Му наполовину открыл лицо. — Что это за бог?

— Он бог из Жёлтых Источников. Вдыхая и выдыхая, он может вызывать в мирах потопы, собирающие урожаи душ. Это один из четырёх великих командиров, которых Райские Небеса разместили в Юду, — ответил Старший Вестник Смерти.

— Впрочем, он не единственный, кто тебя ищет. Есть также три других командира: Сюан Мин, управляющий душами, Хань Лэй, управляющий судьбой, и Лу Ли, управляющий тюрьмой. Тебе не стоило показывать им Книгу Жизни и Смерти. Теперь они без труда смогут тебя отследить.

Цинь Му посерьёзнел в лице. Спустя некоторое время он нахмурился и обеспокоенно проговорил:

— Если я отдам Книгу Жизни и Смерти гроссмейстеру или Син Аню, то все подозрения упадут на них и никто меня не найдёт…

Старший Вестник Смерти посмотрел на парня:

— Тебе восемнадцать лет, поэтому подставить удастся лишь кого-то твоего же возраста. Те двое, кого ты упоминал, не подойдут. Более того, после того, как кто-то из четырёх командиров вырвет душу из того, кого ты выберешь, они сразу же обнаружат обман. Сделать то, что ты задумал, не так просто, как кажется… Тьфу! Почему я помогаю тебе в таком гнусном деле?

Цинь Му опустил талисман, успев прикрыть своё покрасневшее лицо, и проговорил:

— Праведная цель непреодолимо притягивает поддержку со стороны, в то время как злая — нет. Должно быть, Покойный Владыка счёл меня за честного человека и решил поделиться своей мудростью. Если подставить кого-то не удастся, смогут ли четыре бога проникнуть на Верховные Небеса Императора или в Вечный Мир?

Маленькая лодка спокойно плыла в сторону Верховных Небес Императора. Повесив фонарь, Старший Вестник Смерти присел и продолжил:

— Их способности невероятно велики, что делает путешествия между мирами крайне сложными. Тем не менее, они найдут способ схватить тебя. Как только ты совершенствуешь Божественное Сокровище Жизни и Смерти, они смогут пройти сквозь него, определив твоё местоположение.

Цинь Му дрогнул. Прохождение сквозь Божественное Сокровище Жизни и Смерти?

Разве в таком случае все практики области Жизни и Смерти не находились в невероятной опасности?

— Тем не менее, в Юду есть свои правила. Они запрещают проникать в чужое божественное сокровище, чтобы убить человека, так что сделать это тоже непросто.

Старший Вестник Смерти уже рассказал довольно много, поэтому не видел смысла скрывать оставшуюся часть информации:

— Несмотря на то, что их тела не могут выбраться отсюда, они могут запросто отправить своих учеников на Верховные Небеса Императора или же найти кого-то, согласного выполнять их волю… Или же когда дьяволы принесут в жертву Верховные Небеса Императора, барьер между мирами исчезнет. Тогда они смогут запросто попасть в Вечный Мир самолично.

Цинь Му расслабился, улыбчиво говоря:

— Меня непросто убить, так же, как и атаковать Верховные Небеса Императора. Они выстояли двадцать тысяч лет, и теперь, с поддержкой Вечного Мира и бесконечными подкреплениями, они запросто смогут просуществовать ещё столько же.

Старший Вестник Смерти ухмыльнулся:

— Ты недооцениваешь дьяволов. Сложно предугадать сколько ещё выдержат Верховные Небеса Императора… Мы на месте, можешь снять талисман и возвращаться.

Цинь Му поспешно оглянулся, увидев себя на том же поле боя, что и раньше. Казалось, что они появились в том же месте, откуда отправились в Юду, поэтому он тут же выпрыгнул из маленькой лодки.

— Верни мне мой жёлтый талисман! — прокричал Старший Вестник Смерти.

Цинь Му сбежал с жёлтым талисманом на лице, будто вор, которого словили с поличным.

— Вот чёрт! — наблюдая, как парень убегает вдаль, старец едва сдерживал свою злость. Он собирался броситься в погоню, когда внезапно остановился и рассмеялся. — Это всего лишь жёлтый талисман. Лучше подарить его, чтобы он ещё чего-то не натворил.

Пробежав пятнадцать километров, Цинь Му наконец осмелился оглянуться. Заметив, что Старший Вестник Смерти и вправду не бросился в погоню, он облегчённо вздохнул. Отклеив талисман со своего лба, он тщательно его осмотрел, прежде чем спрятать.

«Этот жёлтый талисман — хорошая вещица. Даже боги и дьяволы не смогут меня узнать, если прилепить его себе на лицо. По крайней мере, я заполучил что-то полезное с этой поездки в Юду» — пребывая в несколько ошеломлённом состоянии, он поднял и увидел, что в нескольких сотнях километров от него в сторону города Ли неслись летающие корабли. Печи для пилюль на их бортах выплёвывали яркий свет, держа судна в воздухе.

— Меня не было в Верховных Небесах Императора как минимум шесть часов, почему тогда корабли преодолели такой короткий путь? За это время они должны были пролететь несколько тысяч километров! Если они успели добраться лишь досюда, то кажется прошло только пятнадцать минуть.

Цинь Му изо всех сил бросился вперёд, навёрстывая упущенное. Сперва он догнал армию, передвигающуюся по земле, а затем сравнялся с флотом летающих кораблей и забрался на борт главного судна.

Имперский Наставник Вечного Мира и чёрный тигриный бог переглядывались в ужасе, как и все остальные. Они как раз обсуждали то, что вестник смерти забрал Цинь Му, и думали над последствиями.

— Я вернулся. Меня долго не было? — улыбаясь спросил внезапно появившийся за их спинами Цинь Му.

— Меньше ч-часа… — от удивления, Сан Хуа заикнулась. — Тебя забрал вестник смерти, и ты так быстро вернулся из Юду?

— Вестник смерти оказался Покойным Владыкой Юду. Мы даже успели побывать в другом мире и нашли сильного практика области Божественного Моста по имени Хан Чжэнь. Вестник сообщил, что заберёт его душу через три дня. Затем он отвёл меня к Графу Земли, с которым мы обсудили причину и последствия моих действий. Граф сказал, что разберётся со мной после того, как я умру, и вышвырнул меня обратно. По дороге мы также встретили каких-то богов и дьяволов, которые хотели меня похитить.

Цинь Му рассказал обо всём, тоже находя странным то, что он успел столько сделать лишь за шесть часов. В мире живых на это ушло бы три или даже пять дней. Исходя из этого, в Юду, должно быть, всё случилось намного быстрее, именно поэтому в мире живых прошло всего лишь десятой-другой минут.

— Юду напоминает сон. Твоя поездка больше похожа на него, — глаза Имперского Наставника загорелись, когда он заговорил. — Главное, что ты вернулся живым, остальное не имеет значения. Граф Земли оказался очень страшным?

Цинь Му покачал головой:

— С ним приятно иметь дело. То же можно сказать и о вестнике смерти.

На лицах всех вокруг возникли странные выражения. С Графом Земли и вестником смерти приятно иметь дело? Только Цинь Му был способен сказать что-то подобное!

Любой, независимо от того, был ли он богом или дьяволом, вёл бы себя совершенно по-другому, встречаясь с Графом Земли, а при вестнике смерти набрал бы в рот воды.

— Ма Ха… — молодой дракон быстро соскользнул с тела Цин Юя и побежал потереться о Цинь Му.

Чувствуя себя немного обиженным, Цинь Юй подумал: «Я ещё не почувствовал его теплоты, а этот парень снова заманил его к себе…»

Поласкав дракона, Цинь Му поместил его себе за ухо. Голова зверька свисала донизу, его усы качались на ветру.

В сердце Цинь Юя укоренилась ревность.

— Младший брат Цинь, одолжи мне своего дракона на некоторое время. Возможно, мне даже придётся взять его с собой в Великие Руины, но, когда мы вернёмся, ты определённо удивишься! — с улыбкой проговорил Цинь Му. — Меня выкрал Фу Жило, вынуждая бороться за свою жизнь. И посетив Юду после всего этого, я устал, поэтому для начала хочу отдохнуть.

Цинь Юй смотрел вслед парню, уносящему его маленького дракона, думая про себя: «Интересно, будет ли этот дракон всё ещё моим через несколько дней? Он уже соблазнил его душу…»

****

Старший Вестник Смерти вернулся в Поместье Доброжелательного Святого Короля, Равного Небесам, и открыл толстую книгу. Это была та же книга, которую он давал магматическому Графу Земли.

Цинь Му тоже хотел её почитать, но Граф Земли поднял её слишком высоко. Кроме того, он был вынужден послушно себя вести, поэтому так и не сумел заглянуть внутрь.

Старший Вестник Смерти перевернул первую страницу, увидев внутри двигающиеся рисунки. На них был изображён клочок тёмной земли, посреди которого родила беременная женщина. Безграничная дьявольская Ци и горе разбитых душ яростно стремились к центру комнаты для родов.

Это место, казалось, содержало ужасающего дьявольского короля, поглощающего злую дьявольскую природу и Ци Юду, будто голодный кит.

Между тем за пределами крохотного клочка земли роились бесчисленные дьявольские боги, нервно поглядывая на первое в истории Юду существо, родившееся из утробы.

— Пришествие Сына Бога! — в уголке страницы проговорил дьявольский бог.

В небе над комнатой открылись ало-красные глаза. Первый, второй и, наконец, третий.

Старший Вестник Смерти перевернул на вторую страницу, на которой была изображена следующая картинка, и взглянул на большого, пухлого малыша, выпрыгнувшего из объятий женщины, а точнее на его три глаза. Мальчик сеял хаос на тёмной земле, двумя кулаками крепко держа парочку дьявольских богов, намерившихся его убить, как вдруг его три глаза открылись, извергая три луча света. Они накалили землю до красна, превратив бесчисленных монстров в прах.

Все призраки в округе, большие и маленькие, спасались бегством. Даже призрачные короли бежали вперёд без оглядки. Их злобные лица отражали лишь страх, что создавало довольно удивительное зрелище.

Малыш поднёс дьявольского бога к своему рту и откусил половину его головы. Это было крайне кровавое событие.

Старший Вестник Смерти покачал головой и продолжил рассматривать книгу. Следующая страница рассказывала о том, как маленький ребёнок проглотил бесчисленные души, становясь смехотворно огромным, своим видом ужасая всех, кто встречался по пути. Он разрушил несколько уровней ада, убивая всех богов, попытавшихся атаковать его мать или спутников. От страха дьяволы мочились в штаны и пытались сбежать.

Тем не менее, в природе ребёнка крылись невообразимо злые помыслы. Независимо от того, были ли перед ним дьявол, намеревающийся убить его родных, или призрак, спокойно живущий в Юду, он убивал и пожирал их всех.

Старший Вестник Смерти увидел в глазах матери панику и ужас. Она казалась крайне напуганной своим собственным сыном и его дьявольским характером.

Старец перевернул на новую страницу, на которой снова был ребёнок, убивающий всех вокруг. Он стоял на гигантском дьявольском драконе, разрывая его живот. Три глаза малыша сияли убийственным блеском.

И всё же, в самом конце рисунка ребёнок наелся, и снова превратившись в малыша, попросил маму взять его на руки.

Вестник смерти перелистывал страницу за страницей, рассматривая вещи, на которые было всё тяжелее и невыносимее смотреть.

Младенец раздавливал волны дьявольских богов одна за другой, шумом привлекая внимание самых сильных существ, прячущихся в Юду.

Объединившись, они сражались с ребёнком до тех пор, пока земля не треснула, а небо не разорвалось.

Ближе к концу книги, ребёнок, полагаясь на свою дьявольскую природу и безжалостность, стал одной из главных сил в Юду. Однажды он подошёл к границам мира, своими алыми глазами поглядывая на земли живых с невероятным любопытством.

На противоположной стороне картины большие шишки Юду о чём-то перешёптывались с Графом Земли. Мать ребёнка тоже была с ними, обращаясь к владыке.

Граф Земли отломал от своего рога осколок нефрита, изготавливая из него подвеску. Мать сдерживала слёзы, пока он наносил на артефакт печать. Затем она подозвала сына и одела украшение ему на шею.

Дьявольская природа внутри него тут же была подавлена, так же, как и божественная. Его тело превратилось в самого обычного младенца. Валяясь в своих пелёнках, он размахивал руками и ногами, крича «Ааа, Еее». Затем он с крайне серьёзным выражением лица начал посасывать свой большой палец.

Мать отнесла его в сторону и, несколько раз поцеловав, неохотно положила в корзину. Спустя некоторое время её подобрала какая-то женщина и, забравшись в бумажную лодку, уплыла в даль.

Находящиеся позади призрачные короли и другие призраки всевозможных видов, наряду с дьявольскими богами, яростно били в барабаны и гонги, празднуя отъезд ребёнка.

Старший Вестник Смерти перевернул на последнюю страницу, где увидел посреди зловещей земли Цинь Му с длинными волосами, свисающими до плеч. Держа меч поднятым, Цинь Му исполнил заклятие, открывая Врата Небесной Воли, чтобы призвать души солдат из мира мёртвых.

В этот миг нефритовая подвеска на его шее подлетела вверх.

— Восемнадцать лет, — закрыв книгу, Старший Вестник Смерти надёжно её спрятал, прежде чем тяжело вздохнуть. — Сейчас совершенно невозможно разглядеть, каким этот мерзавец был раньше. Надеюсь, его дьявольская природа больше никогда не проснётся и не заполучит контроля… К счастью, Граф Земли изгнал его в мир живых. Если бы не это, во что превратился бы Юду? Тем не менее, останься он здесь, он бы не дожил до восемнадцати лет. Скорее всего, Граф Земли уже давно съел бы его за все злые дела…