Глава 744. Как гром среди ясного неба

Каждое движение пальца Цзин Минфэн не только сопровождал именами и указанием фракции, но и вкратце перечислял основные достижения описываемых личностей. Бай Юньфэй был немало удивлён такой осведомлённости друга и даже самую малость восхищён.

Они оба не обращали особого внимания на, собственно, само сражение, из-за которого сюда и явились. Минфэн разливался соловьём, а Бай Юньфэй внимательно слушал, так что на время молодые люди как-то позабыли о поединке.

«…Кажется, на этом всё. Конечно, здесь собрались не все, но про большинство значимых игроков я тебе рассказал. Как я помню, здесь ещё крутился какой-то странствующий практик, но его что-то не видать. Наверное, эта стычка его не заинтересовала», — этим последним упоминанием Цзин Минфэн поставил точку в череде представлений.


Об отсутствующих он тоже говорил по ходу дела, но ограничивался лишь парой слов. Здесь собрались уже восемнадцать разных групп, и не считая трёх малозначимых фракций, каждая имела в качестве сопровождающего Короля Духа. Большинство групп имели практически одинаковый состав: один Король Духа и три-четыре Пророка на поздней стадии.

Когда Бай Юньфэй рассматривал будущих конкурентов, он поймал себя на мысли, что слово «гений» стало казаться ему каким-то пресным. Все здесь были выдающимися талантами своих школ или кланов. Всё познаётся в сравнении, так что и их «гениальность» как-то резко стала обыденностью. Практически все они были Пророками Духа, кто поздней стадии, кто уже достиг пика. Одни добрались до этой вехи чуть раньше, другие чуть позже, но прямо сейчас они были примерно на одном уровне силы, и в ближайшем обозримом будущем эта ситуация вряд ли изменится.

Верхняя граница ступени Пророка Духа представляла собой чрезвычайно прочную, зачастую непреодолимую, стену. Здесь прогресс множества духовных практиков останавливался на долгие и долгие года, а то и десятилетия или даже всю жизнь. Превосходный талант, озарение или удача могли сократить путь на десяток лет, но и только.

Вот почему Несравненная Королевская Пилюля обладала такой притягательностью; ради неё многие были готовы пойти на всё. Если какая-то фракция сумеет воспользоваться этим шансом, чтобы ввести своё молодое поколение в круг Королей Духа, то это позволит им рывком возвыситься и подмять под себя всех своих прошлых недругов.

Перспективы были слишком хороши для кого угодно, и поэтому все они были здесь.

Было лишь естественно, что некоторые стороны решили скооперироваться. Конфликты и стычки вокруг различных сокровищ возникали в мире духовных практиков с завидной регулярностью, и подобные негласные правила были жёсткой необходимостью. Если кто-то попытался бы прибрать всё к своим рукам, то столкнулся бы с объединённым сопротивлением остальных заинтересованных сторон. Сражаться против всего мира чаще всего было лишь разновидностью суицида; ни одна фракция не обладала для этого достаточной силой, поэтому и возникали такие правила «справедливой» конкуренции.

Сюда прибыли лишь лучшие представители каждой фракции, не больше четырёх на группу. Они собирались бороться за пилюли лишь для собственного использования. Остатки могли достаться другим претендентам (хотя, если бы представилась такая возможность, от лишней парочки Несравненных Королевских Пилюль никто бы не отказался). Иными словами, каждая группа нацеливалась лишь на свою долю, что произойдёт дальше, их не слишком волновало. После получения пилюль они могли просто отойти в сторону и с интересом понаблюдать за потугами остальных участников.

Не то чтобы никто не желал монополизировать бесценные пилюли, такие мысли возникали у всех, но это было практически невозможно. Всё могло бы сложиться по-другому, если бы просочившаяся от укротителей информация не разошлась по всему континенту, но что случилось, то случилось. Теперь, если кто-либо поддастся своей «жадности», то тем самым подпишет себе приговор. Не важно кто, будь то даже одна из Десяти Школ или один из Пяти Кланов, никто не рискнёт выступить против всего мира духовных практиков.

****

«Тьфу ты, машут руками, как дети. Они что, соревнуются в толстокожести? На что здесь смотреть, если они не пытаются сражаться всерьёз…» — пожаловался Цзин Минфэн, видя, что его друг погрузился в размышления. На лице молодого человека была написана скука.

Как уже упоминалось раньше, ни один из «драчунов» не пытался убить другого; оба экономили силы ради предстоящей экспедиции. Несмотря на энергичные движения и пылающие ауры, реальный уровень атак не выдерживал никакой критики. Они сражались в воздухе, но без обычных яростных потоков элементальной энергии и духовной силы это было не более чем демонстрацией обычных боевых искусств. С тем же успехом можно было бы смотреть на цирковое представление или драку между обычными людьми, так что ворчание Цзин Минфэна было более чем обосновано.

И он не один так думал. Многие из тех, кто прибыл посмотреть на сражение, с трудом скрывали своё брезгливое отношение к происходящему. Некоторые даже разочарованно отправились обратно к разбитым стоянкам.

«Бездна с ними. Старина, пойдём, ты ещё не рассказал мне, что ты делал в Столице», -потеряв интерес, Минфэн раздражительно фыркнул и повернулся к своему спутнику.


Бай Юньфэй подумал и качнул головой: «Не сейчас, я хочу пойти поздороваться со знакомыми».

«А, ты об этом Ю Цинфэне?»

«Да. Раз уж он здесь, с моей стороны было бы верхом неучтивости его игнорировать. Плюс ещё Чжун Лянь тоже здесь. Почему бы нам не пойти вместе?»

«Нет уж, не хочу лишний раз светиться. Я подожду тебя здесь, возвращайся, как закончишь».

«Что ж, можно и так. Скоро вернусь».

Махнув рукой на прощанье, Бай Юньфэй повернулся направо, где находились ученики Школы Дерева.

Но в эту самую секунду события на поле боя приняли весьма драматический оборот…

«Заткни свой поганый рот!» — раздался рык практика элемента металла, по-видимому, задетого какими-то словами оппонента.

Его духовная сила вдруг вспыхнула во всю мощь, концентрируясь в правой руке сгустком чистого золотого света. Издав могучий рёв, он обрушил полыхающий энергией кулак прямо на грудь противника!

Практик элемента огня не успел среагировать вовремя. Застигнутый врасплох, он пропустил сокрушительный удар и стремительным метеором рухнул с небес на землю!

Никто уже практически не смотрел на бой, поэтому многие с удивлением повернули головы, только ощутив мощные флуктуации энергии. Даже те, кто уже решил вернуться, остановились на полпути и заинтересованно глядели назад. Однако настоящий интерес вызвал не сам удар, а его последствия. Причём у всех, даже у Королей Духа!

Когда несчастного Пророка Духа беспомощной куклой отшвырнуло прочь, из его рта веером брызнула кровь. Но… он пролетел лишь около пятидесяти метров, как вдруг что-то вокруг него начало меняться…

Отбросило его не к зрителям или товарищам, но в сторону незанятого людьми пустого пространства у подножия горы. В обычном случае этот практик пришёл бы в себя и попытался восстановить равновесие и остановиться, но ничего из этого не произошло в действительности…

Когда летящее тело достигло определённой точки, оно словно врезалось в невидимую стену воды. Полёт практика чуть замедлился, но не остановился. Вместо этого он «нырнул» прямо в эту странную поверхность!

Последним, что увидели окружающие, была болезненная гримаса, исказившая лицо мужчины. Он повернул голову, чтобы увидеть, что происходит, и… исчез из виду!

Словно камень бросили в воду. Практик провалился в эту прозрачную поверхность, и лишь расходящиеся по «стене» круги говорили о том, что он был здесь ещё мгновение назад…