Глава 826. Мир Средоточия

Поначалу Бай Юньфэй увидел лишь мерцающую вспышку, но свет быстро померк, открывая обзор на совершенно иной пейзаж, нежели его гостевые покои.

Они явно были не на территории Школы Теней. Ноги Юньфэя даже не касались твёрдой поверхности. Юноша парил высоко в воздухе, обозревая необъятные просторы иного мира.

В трёх километрах под ним колыхалось буро-зелёное море горного леса. Над головой степенно проплывали белые облака на фоне лазурного неба. На такой высоте следовало бы ожидать сильного ветра, но лицо Юньфэя ласково обдувал лёгкий бриз, который при всём желании не получилось бы назвать иначе как «приятный».

«Это и есть… маленький мир Камня Средоточия?!»

Даже несмотря на то, что Юньфэй морально подготовился, открывшееся перед ним зрелище захватывало дух.

«Бинго. Перед вами Мир Средоточия, — послышался голос Сяо Фана. После короткой паузы дух Регалии добавил, подпустив в голос высокомерные нотки: — Мой мир».

Уловив краем глаза движение, Бай Юньфэй повернул голову и увидел, как в воздухе появилась иллюзия маленького камня.

Честно признаться, его уже давно занимал один вопрос: «Сяо Фан, почему ты используешь образ камня? Ты же можешь выбрать другой облик? И ещё, не знаю, уместно ли спрашивать, но какого ты пола?»

«Я дух Камня Средоточия, так что, само собой, я выбрал такой облик, — ответил Сяо Фан, несколько сбитый с толку „странным“ вопросом. — Это моя изначальная форма. Что же касается пола… Я зародился в Камне Средоточия естественным путём, а вовсе не дух, заключённый в артефакт. Естественно, у меня нет пола».

«Зародился?! — воскликнул Юньфэй. — Хочешь сказать, ты просто взял и возник внутри Камня Средоточия?! Камень дал жизнь разумному сознанию?!»

Если бы у Сяо Фана было лицо, способное отражать эмоции, он бы непременно сейчас состроил снисходительно-насмешливую физиономию.

«Что в этом такого странного? Или ты думаешь, что сознанием могут обладать лишь живые создания? В древние времена весь мир был заполнен духами. Дерево, камень, даже травинка — всё имело дух, собственное сознание. Но когда течение энергии мира пришло в смятение, многие формы разумной жизни начали вымирать. Лишь немногим разумным духам посчастливилось пережить тот хаос, и я один из них. Прошло почти десять тысяч лет, прежде чем мой первый мастер, Тяньхунь, нашёл меня и создал из моего тела Камень Средоточия. Так я стал Великой Регалией, — полюбовавшись на ошалевшее лицо юноши, Сяо Фан продолжил: — Я знаю, о чём ты думаешь. Мол, и почему это я раньше никогда не слышал о всех этих разумных духах? Ещё раз: это дело далёкого прошлого. С того времени прошло больше десяти тысячелетий. Всего за несколько тысяч лет количество духов в мире сократилось до смешных величин. Две тысячи лет назад уже практически невозможно было найти предметы, в которых могло бы зародиться сознание. Тяньхунь исходил весь материк на пути к Святому рангу, и за все странствия не обнаружил ни одного такого нового духа».

«Хох… вот как… — Бай Юньфэй медленно кивнул. — Ты упоминал что-то насчёт заключения духа в артефакт, можешь рассказать подробнее?»

«Дух артефакта можно получить, заключив душу живого существа в духовный предмет. В прошлом существовало немало подобных артефактов, обладающих сознанием, но за последние несколько тысячелетий почти все они исчезли. Большинство Великих Регалий хранят в себе души прежде живых созданий. Все Регалии были разбросаны по континенту в качестве того или иного наследия предков, но Тяньхунь собрал нас вместе».

«Наследие… — задумчиво проговорил Юньфэй. — Сяо Фан, как много ты знаешь о практиках тех давних времён? Судя по тому, что ты рассказал, для практика тогда было в порядке вещей иметь артефакт, обладающий духом. Так почему к настоящему времени их почти не осталось?»

Более или менее подробные исторические хроники начали вести лишь с основанием империи Тяньхунь, то есть две тысячи лет назад. Все прежние летописи были либо утеряны, либо уничтожены.

«Не скажу, что знаю многое, но где-то пять тысяч лет назад… нет, пожалуй, шесть… Так вот, случился глобальный катаклизм. Мир духовных практиков был на грани коллапса; множество сильнейших его представителей погибли, да и само человечество едва не перестало существовать. В конечном итоге, люди сумели восстать из пепла, но та эпоха канула безвозвратно, практически все достижения были утеряны».

Это объяснение заставило Бай Юньфэя в полной мере ощутить, насколько мало он знает об этом мире. Как та пресловутая лягушка, взирающая на небо со дна колодца. Он никогда даже не слышал о столь отдалённых временах. Все, с кем он общался прежде, знали лишь, что история континента Тяньхунь насчитывает несколько тысяч лет, не более…

****

Некоторое время юноша молчал, переваривая услышанное, после чего вздохнул, кое-как собравшись с мыслями, и обратил свой взор на бескрайние просторы у себя под ногами.

«К слову, я всё хотел спросить. Когда я был в Долине Чёрных Туч, и меня затянуло в странное пространство, после чего я очутился у Реки Осколков… Это было твоих рук дело?»

«Разумеется, кто ещё это мог быть? Я потратил почти сотню лет, создавая достаточно большой пространственный карман. Так получилось, что один из входов был в центре Долины Чёрных Туч. Как-то раз маленькая змея даже сумела проникнуть в карман и успела поглотить немного аромата Несравненных Королевских Пилюль, прежде чем я вышвырнул её наружу… А тогда я просто почувствовал ауру Стража и пришёл в восторг. Но не успел я даже ничего у тебя спросить, как ты вдруг призвал того зверя седьмого уровня. Я опасался, что карман схлопнется, так что пришлось выкинуть и тебя».

«Ох… — протянул Бай Юньфэй. Ещё один мучивший его вопрос нашёл своё объяснение. — Радиус этого мира составляет 500 километров, точнее, теперь уже 550, да? Мы сейчас в его центре? А что находится за его пределами?»

«Ты про край мира? Там завеса хаотичного пространства. Сейчас покажу».

Бай Юньфэй не успел даже охнуть, как перед его глазами вспыхнул свет, а через мгновение он уже оказался в другой точке Мира Средоточия.

Впереди загадочно переливалась всеми цветами радуги бескрайняя призрачная пелена; от маленького мира её отделяла широкая полоса пустого пространства.

Осмотревшись по сторонам, Юньфэй уточнил: «Это и есть край мира, да? А что это за пропасть перед стеной хаоса?»

«Это новое пространство, которое ты добавил своим апгрейдом, — пояснил Сяо Фан. — Ландшафт не возникает из ничего, это не мгновенный процесс. Поэтому пока что здесь пусто, но ты можешь заполнить это пространство позднее».

«Угх… чем заполнить?»

«Землёй, горами, растениями и прочим, — „отмахнулся“ Сяо Фан. — Достаточно просто набрать материалов снаружи и создать здесь что-то похожее».

«О, понятно, надо будет этим заняться, — кивнул Бай Юньфэй. — Эта полоса пустоты выглядит действительно странно. Ладно, давай вернёмся на то место, где мы были до этого».

«Без проблем».

Новая яркая вспышка, и вот Юньфэй уже парит на прежнем месте в трёх километрах над землёй.

«Сяо Фан, это центр Мира Средоточия?»

«Да, а что?»

«Мы только что были на окраинах маленького мира. Получается… ты за долю секунды переместил нас на такое огромное расстояние?!»

«Чему ты удивляешься? Это Мир Средоточия, мой мир. Здесь всё подчиняется моим желаниям. Я даже могу создать собственные законы для этого мира. Мгновенное перемещение — это так, пустяк».

Юньфэя словно молнией поразило. Разумеется, он обратил внимание на строчку в описании насчёт законов, но это всё же звучало слишком неправдоподобно.

«Ты хочешь сказать, что… способен создавать здесь собственные планарные законы?! Другими словами, в Мире Средоточия ты… нечто вроде „бога“?!»

«М-м, считать меня „богом“ этого мира не будет ошибкой, но всё немного не так. Я не способен создавать собственные планарные законы. Начать с того, что этот маленький мир не является полноценным „планом“ бытия. Он существует в отдельном измерении всё того же реального мира. Я не могу изменить Закон Истины, так что естественные процессы, такие как старение, например, по-прежнему будут действительны и здесь. Если вкратце, то я могу изменять лишь законы, имеющие отношение к Закону Энергии».

«Понятно… — Юньфэй кивнул. Этот вопрос явно потребует дальнейших исследований. Но сейчас настала пора для более животрепещущей темы… — Сяо Фан, где все артефакты, духовные навыки и прочие сокровища?»