Том 9: Глава 2. Часть 4

Шин и его группа покинули подземелье и вернулись в Святилище Фудзи. Сидевшая ожидая их Митсуёу, подбежала, как только увидела их группу.

«Вы чрезвычайно быстро управились. Что-то случилось?»

Возможно, поскольку она заметила болезненный цвет лица Мунечики, Митсуёу похоже подумала, произошел какой-то инцидент.

«Кое-что случилось, несомненно. Но, главное, мы вернули Ясутсуну.»

Шин ответил немного запинаясь, затем показал 『Ясутсуну』, которую не превратили в карту. Миазмы исчезли, но рукоятка и клинок катаны все еще были в ужасном состояние.

«Что… это…?»

Увидев внешний вид 『Ясутсуны』Митсуёу потеряла дар речи.

«Она уже была в таком состояние, когда мы ее нашли. Мы отчистили ее от миазм, но, мне не известно, что случилось с ее разумом. Возможно Кагутсучи об этом что-то известно?»

«Сюда!»

Митсуёу схватила Шина за руку и побежала. Прозрачные слезы текли из её глаз.

Когда они выдвинулись от портала в подземелье к покоям кристаллизованного Кагутсучи, их прибежала встретить Юзуха, скорее всего узнавшая об их возвращение благодаря звуку их шагов, и притащила за собой малыша Кагутсучи и Тсунетсугу.

«Лорд Кагутсучи, Ясутсуна… Ясутсуна…»

Митсуёу подбежала к Кагутсучи, но слова не могли покинуть ее рта.

Когда они увидели заплаканную Митсуёу, выражение лиц Кагутсучи и Тсунетсугу помрачнели.

«Успокойся, Митсуёу. Что случилось?»

«Я объясню. Прошу, посмотрите сначала сюда.»

Шин вышел вперед из-за спины Митсуёу и показал『Ясутсуну』.

«Ясно, так вот в чем дело.»

«Пии…»

«Куу, она вся изношена.»

Они все сразу же поняли причину, почему Митсуёу плакала.

Для Митсуёу и Тсунетсугу Ясутсуна была одной из немногих сородичей. Видя ее в таком состояние было более, чем достаточно, чтобы сорваться эмоционально.

«Я не знаю, в каком состояние находится разум Ясутсуны прямо сейчас. Я подумал, что это возможно известно Кагутсучи.»

«Пии!»

«Он сказал, что хочет, чтобы ты показал ему катану поближе. Так, прошу, размести ее на этом пьедестале.»

Тсунетсугу перевел слова Кагутсучи. Когда Шин сделал как ему сказали, Кагутсучи дотронулся до клинка своими маленькими крыльями.

«Пиё!… Пии.»

«Все действительно так!? Нет, но как минимум надежда все еще есть…»

«…….»

Кагутсучи несколько минут молчал, затем громко прокричал. Сказанные на это слова Тсунетсугу содержали в себе нотки облегчения и уныния. Митсуёу уставившись на пол молчала.

«Юзуха, что он сказал?»

«Она очень истощена. В таком состояние ее разум исчезнет. Но есть еще способ ее спасти.»

«И что за способ?»

«…другой. Если будет контейнер, в который можно перенести разум, ее можно будет спасти.»

Сказал Тсунетсугу вместо Юзухи. Находящийся внутри оружия разум должен быть способен себя перенести.

«Другой? Аах, так вот о че——»

«Прошу!! Дай нам свою 『Доджигири Ясутсуну』!!»

Тсунетсугу похоже не был уверен, просить об этом или нет, но Митсуёу выкрикнула за него.

Она положила руки на землю и преклонила голову, упав ниц перед Шином.

«Подожди, что ты делаешь!? Я предполагал, что вы попросите меня отдать ее вам! Я никогда не скажу нет в подобной ситуации!»

Сказал Шин, уговаривая Митсуёу поднять голову.

«Но оружие Древнего ранга редкий предмет, который невозможно найти где угодно. Кузнец вроде тебя точно должно быть известно насколько оно ценно. И даже несмотря на это ты его отдашь?»

Митсуёу было известно насколько ценно оружие Древнего ранга. Она думала, что ни один самурай или кузнец никогда не расстанется с ним.

«Мне известно, что она ценна. Но, честно говоря, сейчас я использую ее лишь как коллекционный предмет. Кроме того, я тот, кто может усилить 『Микадзуки Масамуне (п/п:???вот тут я не понял, это описка автора, анлейторов или еще что… но тут возможно «Микадзуки Мунечика»???)』, а не какой-то обычный кузнец… если мне будет нужно оружие Древнего ранга, я могу просто выковать его себе. Вы знали, что это оружия тоже выковал я?»

Сказал Шин. Указывая на оружие у себя на поясе. Отдыхавшую в своих ножнах истинную катану Древнего ранга『Безлунное Небо』.

«Если возможно, давайте сделаем все прямо сейчас. Прошу, посмотрите, будет ли возможно это сделать.»

Шин положил свою материализованную 『Доджигири Ясутсуну』 на пьедестал, где он разместил Ясутсуну.

Малыш Кагутсучи уже раскинул свои крылья.

«Пии…»

Кагутсучи внимательно изучал два клинка несколько минут, затем тихо пропищал и потряс головой. Шин понял, что это значит даже без перевода Митсуёу.

«Нет!! Но почему!?»

«Пьёу…»

«Как так могло…»

Малыш Кагутсучи сказал что-то еще, и оба, и Митсуёу и Тсунетсугу опустили головы.

«Что сказал Кагутсучи?»

Увидев жестикуляции Кагутсучи, любой бы понял, что 『Доджигири Ясутсуну』 Шина использовать нельзя. Однако, причина Шину все еще была неизвестна.

«Эта катана наполнена твоей магической силой, скорее всего именно поэтому ее нельзя использовать в качестве сосуда. Если использовать ее, ее оригинальное тело будет отделено, как и у Мунечики сейчас, и это позволит перенести ее разум лишь на время.»

«Понятно. Поэтому нам нужна 『Доджигири Ясутсуна』 без ненужных примесей в ней, я прав?»

«Да, в точности… но, где мы сможем найти нечто подобное!?»

Не в силах сдержаться, Митсуёу ударила по пьедесталу. Из-за ее огромной силы пьедестал в месте удара раскрошило.

Но раскрошился он не полностью, поэтому Ясутсуна все еще ничего не угрожало. Митсуёу не настолько потеряла контроль, чтобы подвергнуть опасности Ясутсуну.

«Шин, ты можешь что-то сделать?»

Вопрос исходил от Тиеры. Шин повернулся к ней, и обнаружил, что и Шней и остальные тоже уставились на него.

«… можно попробовать кое-что провернуть.»

«Ээ?»

Митсуёу отреагировала довольно потрясенно на слова Шина. Глаза всех присутствующих сосредоточенно смотрели на стоявшего с серьезным выражением лица Шина.

Затем Шин четко сказал.

«Выковать другую 『Доджигири Ясутсуну』.»

«Ты можешь сделать нечто подобное?»

Слова Шина удивили Тсунетсугу, но он не мог скрыть скептицизма в своем взгляде. Создание оружия Легендарного ранга все же было воистину тяжелой задачей, вот почему оно было настолько ценно и редко.

«Честно говоря, я не уверен на все сто. 『Доджигири Ясутсуна』 исключительно эвентовый предмет, поэтому рецепта его создания не существует. Поэтому мне придется начать с нуля, и использовать метод проб и ошибок. Но у меня есть рецепты другого оружия Древнего ранга, которые я могу использовать как эталон; это должно в некоторой мере помочь. Более того, у нас ведь есть один настоящий образец, если не считать, что она наполнена моей магической силой. Если я его проанализирую, у меня должно будет получиться выковать сразу же нечто подобное.»

Пока Шин держал Ясутсуну, он уже частично проанализировал ее структуру.

Так же. как он и определил оставшийся запас прочности Ясутсуны лишь скрестив с ней свой клинок. До сих пор явления, которые нельзя было объяснить лишь словами «это все благодаря навыкам», происходили с ним время от времени.

Шин задавался вопросом, в чем была причина этого, но сейчас об этом не нужно было беспокоиться.

«Я делаю это впервые (п/п: тут было дословно «это мой первый раз»), поэтому я не могу сказать наверняка сколько времени это займет. Для начала, дайте мне несколько дней на анализ и создание пробных версий.»

«Мы с этим не сможем тебе ничем помочь, поэтому мы подождем и попробуем что-нибудь придумать.»

«Верно, мы не специалисты по оружию. Все же, нам неизвестно, что может оказаться полезным.»

Шин отправился сразу же и материализовал Лунную Святыню, затем пошел в кузницу.

Филма и остальные остались защищать Фудзи и его окрестности вместе с Митсуёу и Тсунетсугу пока будут искать все, что может казаться полезным.

Шней вместо этого отправилась с Тиерой для какой-то специальной тренировки.

«Что ж, давай тогда начнем с оценки твоих возросших благодаря недавним набранным уровням физических возможностей. Лучше всего будет проверить твои навыки, не так ли?»

«Эм… это, м-мастер. Я уверена, что могу сделать это и сама, вам не нужно беспокоится на этот счет…»

Тиера медленно пятилась назад от Шней, пока говорила это. Образующийся у нее на лбу пот, ясно давал понять ее нынешнее состояние.

«Что ты сейчас говоришь? Нам много чего необходимо выяснить. Давай начнем с простого тренировочного спарринга.»

«Эээх!! Мастер, подождите!! Прошу, подождииииттттеееее…»

Голос Тиеры тянулся словно ее волокли прочь. Шин и остальные молча молились в душе, чтобы она вернулась целой.

◆◆◆◆

«Тогда, начнем.»

Шин находился в кузнице и начал с анализа Ясутсуны.

Сначала он отделил клинок от рукоятки, разделив их. Затем, маленьким, размером с ладонь молоточком нежно ударил по клинку. Высокие металлические звуки прозвенели эхом по кузнице. Услышав раздавшийся эхом у него в ушах звук, Шин приступил к следующему действию.

Он достал несколько слитков из Инвентаря и положил их вблизи 『Доджигири Ясутсуны』 один за другим. Некоторые из слитков начинали искриться, когда приближались к катане.

«Отсутствие восстановления прочности меня насторожило, но, как я и думал, в ней действительно очень мало Скарлетита.»

Искрение слитков помогло Шину выяснить какие минералы использовались в клинке и их приблизительное содержание. Наконец, он разместил 『Доджигири Ясутсуну』 у себя на руках и закрыл глаза.

Эта неизменившаяся с Эры Игры серия действий позволяла получить рецепт изготовления предмета.

Рецепт оружия можно было получить несколькими способами: основными были его покупка, получение от кого-то или из сундука с сокровищами в подземелье, или же с помощью анализа самого оружия, чтобы потом создать его самому.

Достаточно мистическим образом, как только Шин закрыл глаза, структура оружия и входящие в его состав материалы постепенно начали появляться у него в голове. В Эру Игры рецепт бы появился у него перед глазами, похоже, кое-что все-таки теперь поменялось.

«Хмм, дыр все еще предостаточно. Хотя, выявление 60% рецепта оружия Древнего ранга за такой короткий промежуток времени можно назвать успехом и сам по себе, полагаю.»

Анализ оружия не давал полного рецепта. Дыры в рецепте было необходимо заполнять методом проб и ошибок.

Долгая изнурительная задача, требующая терпения во время повторения одних и тех же шагов множество раз и финансовые вливания из-за использования такого большого количества предметов и ценных минералов во время поиска верного соотношения ингредиентов.

«Орихалкон… 60%… нет, возможно 62%? Адамантит… 20%… нет, 30… изменить соотношения и…»

Шин закидывал слиток за слитком в печь, бормоча себе под нос в процессе.

Используемые им минералы были созданы в производственном станке Лунной Святыни. Слитки из Инвентаря Шина были пропитаны его магической силой, поэтому их использовать было нельзя.

Шин продолжал следовать рецепту, заполняя дыры с помощью своей интуиции и опыта.

Через 2 часа после начала. Он наконец достиг последнего шага перед завершением, финального шага.

Шин материализовал 『Каплю Эратема』 из Инвенторя. В его руке появился драгоценный камень, прозрачный и, в тоже время, переливающийся 7 цветами радуги.

«Как я и думал, мечам и катанам необходима дополнительная обработка.»

『Капля Эратема』 незаменимый предмет при создание оружия Древнего ранга. В зависимости от метода обработки статус оружия изменялся.

Обработка ей внешних слоев сделает оружие заточенным на физический урон, использование ее в качестве ядра для оружия или при обработке внутренних слоев сделает оружие заточенным на магический урон, если ее расплавить с другими ингредиентами, оружие получиться заточенным сбалансированно между физическим и магическим уроном.

『Безлунное Небо』 Шина и 『Голубая Луна』 Шней были сбалансированными,『Красная Луна』 Филмы и 『Безмятежная Луна』 Шибаида были заточены на физический урон.

Шин погрузил 『Каплю Эратема』 в специальную жидкость. Как только он это сделал, 『Капля Эратема』 расплавилась в жидкости, которая казалось окрасилась всеми цветами радуги.

«…похоже все прекрасно работает.»

Сказав это, Шин взял завершенный клинок и обмакнул его в жидкость. Жидкость стала сиять по-другому, словно сияние поглотило клинком, вскоре, она вернула себе свой первоначальный цвет.

Убедившись, что сияние исчезло, Шин удалил клинок из жидкости и вытер его тканью.

Словно закаленный этим действием, клинок теперь тускло сиял.

Создание первого тестового образца было завершено.

«…не хорошо.»

Шин посмотрел на клинок и вздохнул. Словно в подтверждение его слов, 【Анализ】 отображал имя 『Доджигири Ясутсуна – Тупая』.

Он следовал рецепту, поэтому, клинок как минимум воспринимался как Ясутсуна. Но слово «Тупая» после имени сводило на нет все остальное.

«Что ж, подобный результат для первого теста был ожидаемым…хмм? Дверь открыта!»

Стук в дверь прозвучал идеально вовремя. Дверь между кузницей и жилыми помещениями не была заперта, и после слов Шина она медленно открылась.

Затем внутрь зашла Митсуёу.

«…что-то случилось с Ясутсуной?»

«Дело не в этом, не беспокойся. К тому же, Кагутсучи сказал, что она продержится как минимум еще месяц.»

Шин был рад услышать эти слова. Думая, что лучше будет начать работать так быстро, насколько это возможно, он не узнал сколько времени у него еще есть.

«Ясно. Итак, может тебе что-нибудь нужно?»

«Да, я не хочу мешать, но… хорошо ли продвигается работа?»

«Сейчас я приблизительно на 60%. У меня сейчас есть общее представление, поэтому осталось лишь внести незначительные изменения. Однако, именно они потребуют больше всего времени.»

Какие минералы были использованы и в каком количестве. Выяснение этого – самая сложная часть задачи.

В зависимости от процесса изготовления, оружие одного и того же типа могло обладать множеством схожих разновидностей. Его способ был намного быстрее, чем поиск верного соотношения используемых в ней минералов.

«Я непременно изготовлю его в отведенное время. Прошу, дайте мне еще немного времени.»

На самом деле, Шин не знал возможно ли воссоздать такое же самое оружие в этом мире. Но, он сделал это заявление даже несмотря на это. Шин сделал это заявление, чтобы успокоить Митсуёу и, так же, отчасти из-за своей гордости.

«…хорошо. Я не буду больше тебя беспокоить. Тогда, я пойду.»

Митсуёу развернулась и положила руку на ручку двери кузницы. Выражение ее лица не демонстрировало ни малейшего признака недоверия, которое она испытывала во время их первой встречи.

Перед самым закрытием двери за собой, за мгновение до этого, Митсуёу повернулась и тихо прошептала.

«П-постарайся как следует.»

Дверь закрылась, как только шепот Митсуёу стих.

Шин уже повернул свой взгляд обратно на пробный образец #1, поэтому, возможно, Митсуёу думала, что Шин ее не услышал.

Однако, в кузнице не было особо шумно. Прошептанные Митсуёу слова поддержки достигли ушей Шина полностью.

«… давай сделаем это.»

Чувствуя еще больший прилив энтузиазма, чем раньше, Шин сначала расплавил пробный образец #1 в печи.

Построенная в Лунной Святыне особая печь расплавила оружие, которое хотя и было пробным образцом, но, все же, оставалось оружием Древнего ранга. Печь вернула использованные при изготовление катаны материалы в виде слитков.

Восстановить можно было лишь треть использованных материалов, но это все равно было лучше, чем ничего. В его Инвентаре и на складах Лунной Святыни все еще находилось огромное количество материалов, но Шин не знал, где сможет восстановить потом эти запасы.

Создание пробных образцов требует огромного количества материалов. Повторяя себе, «сохранить так много, как только получится», Шин вновь взял слитки в руку, чтобы выковать следующую катану.

Он наконец преуспел в воссоздании 『Доджигири Ясутсуны』 две недели спустя.

«Я… я сделал это.»

После нескончаемой череды пробных образцов, Шин наконец преуспел и создал приемлемый образец. Он еще не получил подтверждения у Кагутсучи, но интуиция Шина говорила, что она была совершенна.

Если бы кто-то, не знающий ситуации увидел его сейчас, смеющимся и держащим катану высоко над головой, он бы непременно подумал, что Шин находиться н грани нервного срыва.

«Эхм, ты в порядке…?»

«Хахаха, я до смерти хочу спать…»

Шней пришла его проведать в самый подходящий для этого момент, и озвучила свое беспокойство. Затем Шин перестал устрашающе смеяться и начал шататься, не в силах удерживать себя на ногах.

Под его глазами были ясно видны мешки, он вложил в это дело все свои силы.

«Сначала, покажи ее Кагутсучи. Все должно получится.»

«Хорошо. Я тебя прекрасно поняла, прошу, отдыхай!»

Шней приняла у него из рук 『Доджигири Ясутсуну』, но не смогла сдержаться, видя нынешнее состояние Шина и настояла, чтобы он отдохнул. Возможно, из-за ее слов, или поскольку его внутренне напряжение ослабло после завершения『Доджигири Ясутсуны』, Шин мгновенно заснул.

«Шин, ты и в самом деле себя совсем не бережешь…»

Не было понятно, достиг ли шепот Шней ушей Шина.

Его голова уткнулась в грудь Шней, которая быстро подошла ближе. Чтобы поддержать его, Шин уже мирно спал. Он продолжал ковать, пренебрегая едой и сном, скорее всего поэтому проснется он не скоро.

«…спокойной ночи.»

Шней кротко улыбаясь, простояла здесь еще немного, нежно обнимая Шина.