Том 9: Глава 2. Часть 5

«Хнгх…?»

Ощутив тепло солнца, Шин открыл глаза. Он сразу же понял, что находиться в своей комнате внутри Лунной Святыни.

Когда Шин поднялся, он заметил нечто серебряное рядом с собой.

«Шней… подожди, почему?»

Увидев Шней, спавшую, лежа на его кровати, Шин полностью проснулся.

Его воспоминания о моменте перед тем, как он заснул, были расплывчатыми. Он вспомнил как завершил 『Додзигири Ясутсуну』, но не мог вспомнить, что произошло потом. Он лишь помнил, что почувствовал, как погрузился в нечто мягкое.

Через несколько минут мучительных размышлений, Шин смог вспомнить как доверил катану Шней.

«Тогда, что же произошло потом?»

Его беспокоило, смогли ли использовать, изготовленную им 『Додзигири Ясутсуну』 в качестве сосуда. Чувства Шина сочли ее идеальной, но он не мог быть уверенным наверняка пока это не подтвердит Кагутсучи.

Поскольку другого пути не было, он решил разбудить и расспросить Шней.

«Шней, проснись, Шней.»

«Хн…н? ——!?»

Шней проснулась, когда Шин позвал ее по имени и потряс ее за плечи. Она сначала что-то пробормотала в полудреме, но, заметив, что Шин проснулся, она вскочила на ноги.

«Ах, эр… как ты себя чувствуешь!?»

«Все замечательно, поэтому, прошу, успокойся. Как долго я спал?»

Пробыв в кузнице долгое время, Шин потерял счет времени. Постепенно, он не мог уже сказать, было ли утро, день, вечер или ночь.

«Дайка подумать, ты спал со вчерашнего утра, поэтому, можно сказать целый день. Кагутсучи сказал, что созданную тобой катану можно использовать в качестве сосуда. Они уже должны были начать перенос сознания.»

«Ясно… ааах, это было тяжело!»

Тяжело вздохнув, Шин упал спиной обратно на кровать.

Поскольку Шней рассказала ему то, о чем он желал узнать, Шин почувствовал, словно тяжелый груз упал с его плеч. Нынешний он не смог бы выковать еще более лучшую версию этой катаны.

Настолько сконцентрировавшись исключительно на кузнечном деле, он осознал, что есть области в навыках кузнеца, которые он освоил не до конца.

«Сейчас как раз время завтрака. Ты будешь есть?»

«Чудесно. Я на самом деле умираю от голода.»

Кивнул Шин, проводя рукой по животу.

Он не замечал насколько пуст был его желудок пока ковал, но, теперь, голод напал на него в полную силу. Его живот начнет урчать очень скоро.

Шин и Шней отправились в гостиную и обнаружили там расставляющую на стол тарелки Митсуёу. Когда ее глаза встретились с глазами Шина, она по какой-то причине отвела взгляд прочь.

«Эм… с добрым утром… эм?»

«Да, верно—–с добрым утром.”

После этого краткого приветствия Митсуёу исчезла на кухне. Голова Шина была переполнена знаками вопроса из-за такой ее реакции.

«Разве она сильно отличается от обычной себя?»

«Разве? Однако, мне не показалось, чтобы она сильно изменилась.»

Шней наклонила голову на бок не понимая, что Шин имеет в виду.

«Ах, Шин! Ты достаточно отдохнул?»

Когда Митсуёу покинула комнату, Тиера вошла в гостиную из кухни. На тарелках, которые она несла находились бекон и яичница.

«Да, я в порядке. Я что-то не вижу Шибаида и остальных——»

«Они с Кагутсучи наблюдают за процессом переноса разума. Митсуёу помогает с приготовлением завтрака. Думаю, они должны уже скоро закончить.»

Шин спросил, осмотрев гостиную. Ему ответила Тиера. Затем она добавила, что Юзуха помогает им с этим процессом, поэтому она тоже была с ними.

«Ясно. Извини, что тебе приходиться делать, здесь все самой, могу ли я вам тут помочь?»

«Все в порядке, мне хватит помощи и от Митсуёу.»

«Тогда я отведу Шина на место.»

Шин и Шней направились к Святилищу Фудзи, Тиера проводила их улыбаясь.

Пройдя несколько развилок по пути внутри Святилища, они прибыли в комнату, размером около 20 мелс.

На пьедестале в центре комнаты лежали две『Доджигири Ясутсуны』; одна – спасенная группой Шина из подземелья, вторая – выкованная самим Шином.

Малыш Кагутсучи и Юзуха тоже находились на пьедестале. Рядом с пьедесталом стояли Филма, Шибаид, Мунечика и Тсунетсугу, молча наблюдая за процессом.

«Пьёу——!!!”

Процесс похоже достиг своей кульминации. Когда малыш Кагутсучи громко прокричал, тусклое свечение поднялось от изношенной 『Доджигири Ясутсуны』. Когда небольшое свечение ее покинуло, катана быстро рассыпалась и превратилась в груду кусков железа, словно поток времени вокруг нее внезапно ускорился.

Сгусток света медленно подлетел по воздуху к и был быстро поглощен выкованной Шином 『Доджигири Ясутсуне』.

«Пиии——ёу——»

Когда свечение поглотилось новой катаной, изнеможённый на вид Кагутсучи упал без сил. Его, подобное пушистому шарику, тело каталось вперед-назад по пьедесталу.

«Куу, ты изрядно потрудился.»

Чтобы похвалить его за прекрасно проделанную работу, Юзуха помогла Кагутсучи, чтобы его тело не каталось повсюду. Не похоже, чтобы они раньше были в особо хороших отношениях, но, возможно, они смогли найти нечто общее.

«Итак, все удалось?»

«Пии….»