Глава 318. Вторжение в клетки мозга (часть 25)

Двадцатью минутами ранее…

Холмс прошел рядом с Фэн Буцзюэ и сел около профессора, положив свою трубку на стол: «Каким образом ты догадался, что у профессора есть компаньон?»

Фэн Буцзюэ ухмыльнулся: «Разве здесь не 6 стульев?»

«Только исходя из этого?» — спросил Мориарти.

«Этого мало?» — Фэн Буцзюэ откинулся на спинку стула и развел руками. – «Вы стремитесь к последовательности и точности, это уже на уровне инстинктов, в мире вашего ума, разве может появиться ненужный предмет?» — он пальцем постучал по краю стола. – «Теоретически, если все четверо путешественников из другого мира прибудут сюда, включая вас, всего нас будет пятеро, тогда почему здесь шесть стульев? Очень просто, есть еще один человек».

«Тогда как ты узнал, что этот человек, определенно, компаньон профессора, а не другой гость?» — снова спросил Холмс.

«Потому что я догадался, что этим человеком будете вы». – Ответил Фэн Буцзюэ.

«Пффф…» — Холмс выдохнул кольцо дыма. – «Ты узнал от Волшебного Зеркала, что Хозяином является профессор, а после того, как посмотрел тот мираж, то предположил, что мы с профессором вместе находимся в этом пространстве». – Он сделал паузу. – «Это я могу понять, но как ты определил, что мы с профессором компаньоны?»

«Он верно говорит». – Добавил Мориарти. – «Обычно люди считают нас заклятыми врагами».

«Вы оба уже погибли». – Сказал Фэн Буцзюэ. – «Откуда бы взяться смертельной ненависти?»

«Ха… И что дальше?» — с легкой улыбкой сказал Холмс.

«‘Старые враги’, такая связь рождает взаимное уважение и признание, потому старого врага… Можно встретить лишь случайно». – Говорил Фэн Буцзюэ. – «Если на то пошло, что связь между друзьями появляется гораздо легче, нужно лишь взаимопонимание, и можно вынести те или иные дурные привычки».

Фэн Буцзюэ по очереди посмотрел на двоих людей: «Два старых врага, это вовсе не обычные враги. Естественно, между вами на самом деле была ненависть, но после смерти… Она не сохранилась». – Говорил он. – «В этом мире подобное притягивает подобное, если отбросить позицию консультанта преступников и консультанта сыска, то вы двое очень похожи, при условии взаимного согласия, ваш сговор очень вероятен».

На лице Мориарти не отразилось никаких особых чувств, он холодно сказал: «Если бы твой слог был чуть изящнее, я бы не сдержался и зааплодировал тебе».

Фэн Буцзюэ скривил губы и промолчал.

«В таком случае… ‘В пространстве памяти’, как ты пришел к своим выводам?» — спросил Холмс.

«Волшебное Зеркало сказало мне…» — ответил Фэн Буцзюэ. – «Еще до того, как я задал второй вопрос, Волшебное Зеркало спросило меня – твой второй вопрос ‘кто хозяева этих двух духовных пространств’?» — усмехнулся Фэн Буцзюэ. – «В тот момент, когда оно это сказало, мне уже не о чем было спрашивать».

«Твой мозг – твои правила». – Сказал Фэн Буцзюэ, глядя на профессора. – «Вполне очевидно, что в созданном вами мире, на меня накладываются ограничения». – Естественно, он подразумевал тот факт, что предметами из рюкзака пользоваться было нельзя. – «‘Внесенные’ мной в этот мир предметы, я не могу использовать». – Сказав так, он вынул из кармана перочинный нож и повертел им перед лицом. – «А когда я оказался в пространстве своей памяти, то не только смог использовать свои предметы, но и те, что получил здесь от вас. И я подумал… Это потому, что вещи, которые я получил здесь, тоже стали частью моей ‘памяти’».

«Что же касается перемещений между пространствами этих двух миров, должно быть, это никак не связано с реальной физикой. Иначе я бы сразу потерял все свои вещи в потоке водопада». — Фэн Буцзюэ закинул обе руки себе за голову. – «Но в пространстве моей памяти все эти предметы были мокрыми лишь потому, что в ванне была вода».

«Хм… Неплохо». – Сказал Холмс. – «Но не все верно».

«Хотелось бы услышать подробнее». – Отозвался Фэн Буцзюэ.

Холмс отозвался: «Об этом… Лучше пусть профессор расскажет тебе».

Мориарти посмотрел на Фэн Буцзюэ и сказал низким голосом: «Это не только мой духовный мир, а пространство, созданное коллективной волей». – Он поправил воротник. – «Я и мистер Холмс, оказались сильнее местной воли, потому и смогли захватить руководство, став владыками пространства».

«Вот оно что». – Сказал Фэн Буцзюэ. – «Тогда могу ли я предположить… Если бы моя душа на несколько коротких секунд смогла бы стать сильнее вас двоих, то я мог бы стать местным владыкой?»

«Да». – Мрачно ответил Мориарти. – «Ты можешь попробовать в любое время». – Он холодно усмехнулся. – «Тебе лишь нужно понять правила этого пространства, и своей волей победить мою, тогда ты одним щелчком пальцев сможешь заставить меня лопнуть, как воздушный шарик».

«В таком случае… Каковы «правила» этого пространства?» — спросил Фэн Буцзюэ.

«Это ты должен понять сам». – Ответил Мориарти.

Пока они говорили, на стуле рядом с Фэн Буцзюэ внезапно появился человек, кто это мог быть, если не Лебедь.

«Хм… Это…» — Лебедь увидел, что рядом с одиночным заданием стоит галочка и сразу понял. – «Это седьмой этаж?»

«Добро пожаловать в Клуб Умозаключений». – Вперед профессора объявил Фэн Буцзюэ Лебедю, тем самым узурпировал право хозяина.

«Брат Сумасшедший…» — Лебедь огляделся по сторонам. – «А эти двое?»

«О? Так ты не знаешь?» — пробормотал Фэн Буцзюэ. – «Так значит… У каждого из нас в пространстве памяти события отличались».

Услышав эти слова, Лебедь спросил: «Брат Сумасшедший, ты не встречал Питера Пена?»

«Я встретил Волшебное Зеркало, суккуба…» — ответил Фэн Буцзюэ.

Лебедь тяжело вздохнул: «Ох… Я полчаса беседовал о жизни с лысым мужиком, называющим себя Питером Пеном».

«А?» — Фэн Буцзюэ опешил.

«Он сказал, что покинул Неверленд (Нетландия, Небыляндия, остров Небывалый), решил вырасти, найти работу, жениться, завести детей, взять ипотеку, застраховаться… Потом говорил о финансовом кризисе, росте цен на нефть…» — В глазах Лебедя был страх. – «Не знаю почему, но чем больше я слушал, тем безнадежнее казалась мне человеческая жизнь…»

«О, тебе действительно не повезло». – Сказал Фэн Буцзюэ. – «Мне повезло больше, сначала Волшебное Зеркало, оно туманно намекнуло мне, что я на свете всех милее, потом я уничтожил призраков мачехи и двух сестер из Золушки, потом провел время с суккубом».

Когда Лебедь выслушал его рассказ, у него было единственное чувство, будто его проткнули ножом.

«Ха-ха! На самом деле я несу чепуху, просто хотел посмотреть на твою реакцию». – С улыбкой сказал Фэн Буцзюэ.

«Я тебя предупреждаю, после окончания сценария даже и не думай предлагать мне дружбу». – С каменным лицом, холодно заявил Лебедь.

«Кхе-кхе… Господа». – Мориарти прочистил горло.

Фэн Буцзюэ будто бы только что вспомнил о существовании двух Боссов: «О, кстати, я забыл вас представить». – Он обернулся и сказал Лебедю. – «Это профессор Джеймс Мориарти». – Он сделал знак рукой. – «Рядом с ним курит трубку мистер Шерлок Холмс».

«О! Рад встрече, рад встрече». – Лебедь, вопреки ожиданиям, встал, собираясь подойти и пожать им руки.

«Не двигайся». – В тот миг, когда Холмс сказал эти слова, он протянул руку с трубкой, и от этого просто движения, Лебедь почувствовал, что на него давит какая-то невидимая сила и возвращает на стул.

«Я еще не закончил». – Продолжал говорить Фэн Буцзюэ. – «Профессор – местный Хозяин, мистер Холмс – его компаньон».

В голове у Лебедя произошло короткое замыкание на несколько секунд, и он, наконец, ответил: «Вот как…»

«Верно, все так». – Сказал Фэн Буцзюэ.

«Господа, раз уже четыре человека заняли свои места». – В этот момент заговорил Мориарти. – «То пусть игра начнется».

«Какая игра?» — спросил Лебедь.

«Я и профессор вместе изобрели одну маленькую игру, чтобы развеять скуку на собраниях Клуба Умозаключений». – Сказал Холмс.

Фэн Буцзюэ сказал: «Я хотел спросить, сколько членов состоит в этом клубе?»

«В настоящий момент только мы двое». – Ответил Мориарти.

«Другие члены не могли долго оставаться живыми в этом развлечении и умирали?» — спросил Фэн Буцзюэ.

«Ха-ха…» — рассмеялся Мориарти, ответ был понятен без слов.

«Сумасшедший Поневоле, ты прибыл раньше, чем Лебедь, тебе и карты в руки». — Сказал Холмс.

В этот момент профессор щелкнул пальцами и на столе, из ниоткуда, появилась колода карт.

«Хо… Как любопытно». – Иронизировал Фэн Буцзюэ.

«В этой игре, как минимум двое участников должны знать «истинную картину», а за этим столом – это я и Холмс». — Объяснял Мориарти. – «В колоде карт перед вами есть [намеки], [вопросы], [предположения] и [выводы] – четыре типа карт. Новый участник начинает игру с [намека]».

«Поэтому мне сейчас нужно вытянуть карту с [намеком]?» — спросил Фэн Буцзюэ.

«Нет, тебе не нужно выбирать карту». – Пока Мориарти говорил, карты на столе начали сами собой раскладываться и покрыли всю поверхность стола.

«Пфффф…» — продолжил Холмс. – «[Намеки] уже были даны вам, всего их было пять».

При этих словах, Фэн Буцзюэ и Лебедь мгновенно поняли, что в виду имеются те надписи, что они находили.

«Пока вы были в пространстве памяти, то уже сталкивались с ситуациями, соответствующими этим намекам». – Говорил Холмс. – «Столкнувшись с такой ситуацией однажды, намек теряет свою силу». – Он сделал паузу на две секунды и продолжил. – «А из оставшихся надписей, каждая означает карту [намека], которую вы будете выбирать».

«Звучит так, будто под этими картами не прячется ничего хоро…» — Фэн Буцзюэ еще не закончил свою фразу.

Как Мориарти прервал его: «Произнеси фразу и все сразу поймешь».

«Чего кричать? Кто тут кого боится?» — Фэн Буцзюэ хлопнул по столу. – «С улыбкой на лице встречай злой рок, во сто крат храбрее сопротивляйся бедам». – Когда фраза была произнесена, карта с [намеком] сама переместилась к нему.

«Какие высокие технологии». – Брат Цзюэ протянул руку и перевернул карту. – «Я вытянул, что дальше?»

Мориарти и Холмс  молчали, один холодно улыбался, другой курил.

Не дождавшись от них реакции, Фэн Буцзюэ опустил взгляд на карту.

На лицевой стороне было изображено лицо Джокера.

В тот миг, когда он увидел изображение, карта выпала из рук Фэн Буцзюэ, а его рука сама собой потянулась к перочинному ножу на столе…