Глава 230. Торжественный прием

Если до этого у многих ещё оставались сомнения, касательно способностей этого, с виду, совсем ещё «зелёного» юноши, то после такого внимания со стороны заклинательницы-медика, все они в одночасье испарились. Учитывая похвалу от представителя Фонда Фая, а также его явно хорошие отношения с Сулио Чироу, скажи им сейчас, что он является заурядной личностью, они бы ни за что в это не поверили.

Некоторые даже стали переживать в своих сердцах: если между ним и Сулио Чироу, что-то большее, чем простое дружеское общение?

Но в этот момент, всеобщее внимание привлёк внезапно появившийся человек из прислуги, быстром шагом направляющийся в сторону хозяина этого вечера. Как только он оказался рядом, он прильнул к уху господина Рена и что-то прошептал.

Тот в свою очередь моментально расцвёл в улыбке и громко объявил:

— Господа! Прошу меня простить, но я должен покинуть вас на некоторое время! ¬– он быстро, с молодецкой удалью, развернулся и направился к двери, за которой и исчез.

Гости принялись обмениваться растерянными взглядами: неужели этот вечер решила посетить какая-то большая шишка?

Один лишь Чэнь Му вздохнул с облегчением. Когда все вокруг смотрели только на него, он чувствовал себя не в своей тарелке. Теперь же, после того, как у всех появилась новая тема для обсуждения, ему стало значительно комфортнее.

Недолго подумав, он решил отыскать укромный уголок, а найдя его, хотел было уже присесть в кресло, как вдруг главная дверь зала отворилась, а в ней показался Рен Венчжоу в сопровождении молодого человека.

Хозяин вечера буквально сиял, однако его спутник вел себя весьма сдержанно и скромно, что говорило о его хороших манерах.

— Па-Па-Па! — воскликнул Рен Венчжоу и похлопал в ладоши, стараясь привлечь внимание собравшихся. Как только у него это получилось, он вновь вернул своему лицу былой самодовольный вид. После этого последовал глубокий вдох, предзнаменующий торжественную речь.

— Господа! Я хочу представить вам всем одного юношу, оказавшего мне сегодня честь, принять его в своём доме! Скорее всего, вы заинтересовались его личностью, как только мы с ним показались в этом зале. Ха-ха! Давайте же я открою вам эту тайну!

Рен Венчжоу, пытаясь нарастить интригу выдержал паузу и медленно оглядел толпу перед собой. Удовлетворившись сконцентрированным на нем внимании, он продолжил.

— Имя этого человека — Цзу Нин! Он один самых выдающихся молодых мастеров Университета Общих Знаний Федерации Тянью!

После этих слов, зал наполнился рокотом и чуть было не взорвался от чрезмерного выражения эмоций. Женщины взволнованно завизжали, народ начал толкаться, пытаясь прорваться в первые ряды, чтобы взглянуть на элегантного юношу.

Самой отличительной чертой во внешности Цзу Нина были его волосы — каждая его прядь была аккуратно выпрямлена и направленна вверх. Его прическа напоминала причудливого дикобраза, ощетинившегося стальными иглами. Благодаря ярко выраженным женским чертам, на лицо он был явным красавчиком. Но благодаря агрессивной прическе, парень выглядел очень мужественно.

Проще говоря, учитывая его аристократическую выправку и сдержанность, у Цзу Нина имелись все качества, чтобы легко становится любимцем публики, где бы он ни появился. Но популярность его была обусловлена совсем не внешностью. Очевидно, что всеобщую известность он приобрёл благодаря своей силе.

— Кто это? — поинтересовался Чэнь Му у стоявшего поблизости мужчины.

— Ты не знаешь? Это же великий Цзу Нин! Ты только посмотри на него! Даже обладая всеми своими достижениями в нём совсем не чувствуется высокомерность присущая жителям столицы. А ещё он не только талантлив, но и очень трудолюбив. Цзу Нин поступил в Университет Общих Знаний, когда ему было всего тринадцать, а прославился уже на второй год своего обучения, — с горящими глазами рассказывал незнакомец, — Тогда он впервые вышел в дикие земли, но, даже не имея опыта, умудрился спасти семерых людей из челюстей Свирепых Крокодилов! Так и начался его путь к всеобщей известности. Элегантный внешний вид, приятный характер и невероятная сила, все эти качества сразу сделали из него одного из самых популярных мастеров нового поколения.

Чэнь Му показалось, что он спросил не у случайного человека, а у истинного фаната Цзу Нина.

— Однако такая слава совсем не испортила парня, — продолжил незнакомец, — Наоборот, он стал ещё старательнее относится к учёбе. И, наконец, в шестнадцать лет ему разрешили приступить к практикованию знаменитого Составного Метода Тренировки Восприятия Столичного Университета Общих Знаний. После этого рост его навыков приобрел действительно поразительный темп. Когда ему стукнуло 22 года, Цзу Нин прошёл высший экзамен в своём учебном заведении, за что его наградили картой пятой звезды.

Услышав подобную хвалебную оду, Чэнь Му окончательно убедился что наткнулся на повернутого на этом юноше фаната, однако, благодаря ему, он все же он смог сложить о Цзу Нине свое первое впечатление

К сожалению, он мало чего знал о шести великих учебных заведениях, и потому не мог в полной мере оценить услышанное, но учитывая с какой гордостью мужчина рассказывал о Цзу Нине, становилось понятно, что этот Цзу Нин явно не из простых заклинателей.

Тем не менее, для Чэнь Му он был совершенно неинтересен, в его голове лишь промелькнула мысль:

«По-видимому, Университет Общих Знаний решил вмешаться в дела компании Чжончжоу».

Утолив свое любопытство, Чэнь Му присел в своём укромном уголке и ухмыльнулся:

«А события развиваются всё занятнее и занятнее».

Однако, к его новой личности — директора рекламного агентства, это не имело никакого отношения, да и не желал он соваться во всё это, поэтому предпочел просто отсидеться в тишине до конца празднества.

Обстановка в зале по-прежнему была ещё очень шумной, как вдруг вновь появился всё тот же человек из прислуги и направился в сторону хозяина вечера. Только теперь он казался ещё более взволнованным, а шаги его были даже быстрее чем раньше. Через несколько секунд он вновь прошептал что-то на ухо директора компании Чжончжоу.

Почти незаметная улыбка проскользнула в уголках рта Рен Венчжоу, и он сделал вид, что весьма удивлён:

— Ого! Сегодня действительно великий день для моей компании! Кто бы мог подумать, что Величественный Дворец Книг также пошлёт к нам в гости своего мастера. Цзу Нин, как насчёт того, чтобы вместе встретить очередного гостя?

Это были сказаны не громко, но и не настолько тихо, потому все кто были вокруг четко слышали его слова. Однако это не породило ещё одного взрыва эмоций. Толпа, отойдя от шока связанного с появлением представителя Университета Общих Знаний уже смогла сделать для себя выводы, что этот банкет явно будет не из обычных, и потому удивить их снова стало значительное сложнее.

На великолепном лице Цзу Нина появилась улыбка. Этим предложением, Рен Венчжоу выразил своё уважение к нему, разве мог он позволить себе показаться не тактичным?

Юноша сделал легкий элегантный поклон и ответил:

— Для меня это будет большой честью. Прошу, после Вас! — и Цзу Нин вытянул руку в направлении выхода.

Через некоторое время в зале вновь воцарилась суета. Величественный Дворец Книг также отправил своего «тяжеловеса» — Цзе Янбая! Это тоже был довольно-таки известный молодой мастер, но в отличии от прославившегося в совсем юном возрасте Цзу Нина, Цзе Янбай добился всеобщей популярности лишь к 25 годам. Но между ними имелось ещё одно существенное различие. Цзу Нин сделал себе имя победив в сражении, а вот Цзе Янбай, наоборот, проиграв.

Несмотря на поражение, не было никого, кто бы назвал его из-за этого слабаком или неудачником, ведь его противников тогда стал человек, чьё имя Федерация Тянью не может забыть вот уже тридцать лет, нынешний директор Университета Общих Знаний — Па Фу! Что касается того, почему же такая легендарная личность согласилась принять вызов от подобного, никому не известного на тот момент юноши, ответ на этот вопрос до сих пор не знали не то что посторонние, но и сами студенты Столичного Университета.

Тем не менее, это было уже не столь важно. Пусть Цзе Янбай и проиграл ту дуэль. После Па Фу похвалил его, назвав одним из лучших среди нового поколения заклинателей.

Директоры великих учебных заведений… Не стоит и сомневаться во влиянии этих людей в Федерации Тянью. Было вполне ожидаемо, что положение получившего похвалу от одного из них, мгновенно улучшится.

Как только Цзу Нин увидел нового гостя, его прекрасное лицо тут же помрачнело. Для всех студентов Столичного Университета Общих Знаний, Цзе Янбай, несомненно, являлся самым ненавистным человеком. Их отношение к нему, было таким же, как отношение учеников Ледяного Острова Белоснежной Луны к близнецам из Пустынного Лагеря, пусть по факту, из братьев в живых теперь и ходил лишь один.

— Невероятно! Величественный Дворец Книг, Столичный Университет Общих Знаний, ещё и Фонд Фая… Этот вечер и впрямь впечатляет! — сидевший в своём укромном уголке Чэнь Му невольно возликовал. Как же хорошо, что он смог не поддаться искушению того человека, вышедшего с ним на связь по карте Тысячи Ли. Сейчас в его сердце отмелись последние сомнения, касательно этого вопроса: если бы он вошёл в эту трясину, выбраться бы уже точно не смог!

Выпив фруктового сока, он вдохнул полной грудью, наслаждаясь жизнью. Запах местных закусок был просто непередаваемым. Как человеку, родившемуся в бедности, Чэнь Му прежде негде было попробовать такие яства, поэтому он решил, что не стоит понапрасну тратить время, лучше быстрее набить свой желудок!

Спустя какое-то время, к углу Чэнь Му пробился большой и потный толстяк, который как только присел рядом, залпом выпил целый стакан сока.

— Как же много народу! — выдавил толстяк, и скорчив дружелюбную физиономию посмотрел на Чэнь Му, — В прошлый раз не было и половины, а сегодня вот тебе на! Такое ощущение, что всё это сделано специально, чтобы смутить такого большого человека, как я! Ха-ха!

Закончив смеяться, он с улыбкой протянул свою правую руку:

— Янг Ан, бизнесмен!

Чэнь Му оценивающе оглядел его с ног до головы и также протянул руку:

— Цао Дун!

Глаза толстяка сразу же расширились, словно он понял какую-то великую истину:

— О! Как я мог Вас не узнать… Вы же тот самый владелец рекламного агентства под названием «Небесное Крыло»! Много о Вас наслышан, и только хорошего, замечу!

Хотя личность директора «Небесного Крыла» по-прежнему оставалась загадочной, такой человек, как Янг Ан не мог не слышать о нём.

— Раз уж мы встретились, позвольте поинтересоваться, Вы случайно не занимаетесь созданием высокоуровневых карт? — толстяк постарался состряпать самое безобидное выражение лица, на которое был способен, и вся его жирная кожа на лице натянулась до предела.

После своего вопроса он тут же вытянул из кармана визитную карточку:

— Дело в том, что я работаю управляющим одного аукционного дома. На днях мы получили партию относительно неплохого товара, среди которого, в частности, имеются пустышки для карт пятой звезды. Определить их подлинность для нас является очень сложной задачей, но возможно господин Цао не откажется помочь нам в решении данной проблемы? Не хотели бы Вы взглянуть на них?

Янг Ан чувствовал себя крайне неловко: на что он вообще надеется, если этот Цао Дун отверг предложение представителя Фонда Фая… Но за спрос ведь денег не берут.

Пустышки карт пятой звезды?! Брови Чэнь Му слегка приподнялись.

Он уже успел создать множество карт третьей звезды и теперь мог попробовать создать некоторые виды карт четвёртой звезды. Но о создании пятизвёздочных карт он даже и не думал никогда, поэтому не смог не удивится, услышав о пустышках для них.

Карты пятой звезды отличались от карт четвёртой звезды, также, как и четвёртые отличались от карт третьей звезды и потому они считались не только очень дорогими, но и колоссально редкими! Даже для шести великих учебных заведений такие карты считались большим раритетом, из-за чего собственно Цзу Нин и был награждён руководством Университета Общих Знаний одной из них только после прохождения высшего экзамена.

Пожалуй, полноценно оценить сложность этого экзамена могли лишь сами студенты этого учебного заведения, остальным же оставалось только строить догадки.

Подавляющее большинство карт пятой звезды были сосредоточены в руках шести великих и Фонда Фая. Просто найти их на рынке было невозможно, прежде редко-редко они встречались лишь на аукционах, но цены на них при этом были просто заоблачные! Сейчас же такие лоты стали мечтой даже для самых известных аукционных домов. Все, до самых заурядных экземпляров были скупленными шестью великими и им подобными. Наличие в закромах карт пятой звезды стало своего рода показателем силы.

На самом деле, мастеров способных создавать подобные карты, было не так уж и мало, как могло бы показаться не разбирающимся в этом людям. Основная причина столь высокого дефицита карт такого уровня заключалась в нехватке материалов. Ведь само собой разумеется, что сырье для их производства также требовалось очень дорогое, но что куда более важно, значительно высококачественнее. И даже пустышки карт не были исключением.

Если говорить только о картах пятой звезды, то на данный момент было известно всего лишь двадцать семь видов материалов из которых можно было произвести заготовки для нанесения чернил. Некоторые из них уже невозможно было достать ввиду истребления или уничтожения их первоисточника. Некоторые, из-за того, что их почти никто никогда не видел, вообще вызывали вопрос: существует ли они на самом деле? Остальные же являлись крайне труднодоступными. Именно поэтому пустышки для карт пятой звезды стоили весьма дорого.

Если сравнить для наглядности, то можно было сделать вывод, что одна заготовка для карты пятой звезды стоит дороже, чем пятьдесят карт четвёртой звезды, и это при условии, что сорок из этих пятидесяти карт будут высочайшего качества! Более того, это была только начальная цена, насколько же она может возрасти во время аукциона, невозможно было представить.

В редкости материалов заключалась основная причина труднодоступности карт пятой звезды, но не единственная. При их создании также, как и при создании карт более низкого уровня ни у кого не было сто процентной гарантии на успех, то есть не каждая попытка будет удачной, вне зависимости от уровня мастерства создателя. К тому же, требования к контролю Восприятия были неимоверно строгими, а структура таких карт была в несколько раз сложнее, чем структура карт четвертой звезды.

Материалы не найдёшь, а если и найдёшь не всегда хватит денег, чтобы купить, а если и купишь, то карта может и не получится…

Проще говоря, многие создатели карт, что достигли необходимого уровня мастерства, так и не получали ни единого шанса в своей жизни сотворить хотя бы одну карту пятой звезды. Оттого и заклинатели, что уже способны управляться с такими картами, так и оставались лишь с картами четвертой звезды до самой своей смерти.

«Посмотреть на несколько пустышек для создания карт пятой звезды… Да этот толстяк издевается!»

Чэнь Му испытал трепет, однако уже наученный недавним горьким опытом он не стал отвечать сразу, а для начала напустил на себя задумчивый вид, а уже после спросил:

— Говорите прямо, чего именно Вы от меня хотите, господин Ан?

В глазах толстяка проскользнуло восхищение. Для таких хитрых лисов, как он, остаться невозмутимым перед лицом искушения было пустяковым делом. Однако, если речь идёт о восемнадцати-девятнадцатилетнем юноше, это весьма похвально! Еще раз взвесив всю информацию, касательно «Небесного Крыла», которое неожиданно возродилось из пепла и стала самым популярным рекламным агентством в городе Лою, Янг Ан больше не осмелился смотреть на этого человека с хотя бы самым мельчайшим высокомерием.

Толстяк очень оживился:

— Я предоставляю материалы, Вы делаете карты, любые, на Ваше усмотрение. Потом Ваши творения продаём, через наш аукционный дом, из заработанного вычитаем комиссионные, а также расходы на материалы, оставшиеся деньги делим четыре к шести. Я забираю сорок процентов, Вам остается шестьдесят. Что скажете?

Услышав это, Чэнь Му сразу же сопоставил все за и против. Это предложение оказалось весьма неплохим. С его стороны потребуется только тратить время, в ответ же он сможет заработать, а также попрактиковаться, таким образом можно будет хорошенько набраться опыта. Особенно заинтересован он был именно в последнем. Материалы же, предоставленные этим толстяком, определённо будут третьей или четвёртой звезды, пусть они и не настолько редкие, как материалы для создания карт пятой звезды, тем не менее, всё равно не из дешевых. К тому же искать сырье самому — это весьма хлопотное занятие.

Но и для его собеседника, такое сотрудничество явно не станет убыточным. Расходы на материалы будут в любом случае покрываться из общей прибыли, так что тут он будет только получать, ничего не тратя. Потребуется лишь повозиться с обеспечением материалами, и сорок процентов прибыли его, но, разумеется, для человека с такой должностью это не станет большой проблемой. Кроме того, таким образом этот Янг Ан обеспечит свой аукционный дом постоянным притоком товара, что в свою очередь должно поднять их репутацию.

Только вот, вся эта концепция была построена вокруг его уникальных способностей… Чэнь Му совершенно не мог понять, откуда в этом толстяке взялась такая вера в него, но всё же он восхитился его находчивостью.

Отметив для себя, что это предложение зацепило юношу, Янг Ан в свою очередь решил добавить масла в огонь:

— В случае заключения партнёрского соглашения, я также могу предложить Вам дополнительные условия. Если наш аукционный дом будет обладать материалами, которые Вас заинтересуют, Вы будете иметь право выкупать их у нас по цене на 20% дороже потраченных нами средств на их закупку. Разумеется, взамен мы попросим у Вас эксклюзивное право на продажу Ваших творений. Иллюзорные карты, созданные «Небесным Крылом», разумеется, не в счёт. Договор будет пересматриваться каждые полгода. Как Вам такой вариант?

После этого Чэнь Му больше не колебался и кивнул головой:

— По рукам!

Толстяк протянул руку, и они закрепили соглашение крепким рукопожатием. Устная договорённость была достигнута, остальное же будет обсуждаться более подробно при заключении договора.

Сумев договориться с человеком, который отказал представителю Фонда Фая, Янг Ан почувствовал необычайный прилив радости.

Что же касается дальнейшего общения, то, разумеется, после достигнутой договоренности, оно стало протекать в более непринуждённой форме.

Толстяк уже успел много чего наговорить, когда его глаза неожиданно обратились в центр зала, и он зашелся задорным смехом:

— Корпорация Чжончжоу в этот раз и впрямь привлекла всеобщее внимание. Только вот никакая из трёх сторон, предлагающих им сотрудничество, не прославилась своей уступчивостью в переговорах. Так что боюсь наш город ещё ждут потрясения на подобие того, что случилось недавно. Ха! Интересно сможем ли мы увидеть, как Цзу Нин и Цзе Янбай скрещивают оружие? Это ведь будет событие, которого и за сто лет не увидишь! Хе-хе… А ещё и Фонд Фая маячит на горизонте, озираясь своим плотоядным взором. Очень любопытно, какого уровня мастера они сюда отправят? Как считаешь?

«Мастера?»

В мыслях Чэнь Му промелькнул образ человека в серебряной маске.

— К нам это всё равно не имеет никакого отношения, — равнодушно высказался он своему новому знакомому.

Толстяку явно очень понравилось слово «нам» в его ответе. В очередной раз залпом добив свой стакан сока, он продолжил всё в той же манере, почти смеясь:

— Что, верно, то, верно. Наше дело малое — зарабатывать деньги!

На самом деле Янг Ан был немного удивлён: наладить контакт с этим Цао Дуном оказалось значительно легче, чем он себе представлял изначально. Теперь он недоумевал над тем, откуда же взялась такая неприязнь у его собеседника к Фонду Фая, раз он не согласился сделать карту для его представителя.

Откуда же ему было знать, что вся причина отказа заключалась в проявленном в тот день высокомерии Сяо Мань. Если бы она тогда вместо криков и высокомерных требований бросила ему на стол несколько сотен тысяч оди, кто знает, возможно, вечно нуждающийся в деньгах Чэнь Му и согласился бы взяться за это дело, причем приступил бы к нему незамедлительно.

Но сильные мира сего привыкли быть грубыми при общении со слабыми людьми, и только если оппонент покажет им свою стойкость, они натягивают улыбку и начинают любезно просить о сотрудничестве. Может быть даже так, что сам по себе человек и вовсе не такой плохой, но его положение обязывает его проявлять свою власть.

Что же, тут ничего не поделаешь. Остается лишь признать, что от привычек людей, много чего зависит.

Во всяком случае Чэнь Му не был из тех, кто привык давать второй шанс. Что Сяо Мань, что её Фонд Фая, уже оказались занесены в его чёрный список.

Толстяк оказался очень интересным собеседником. Пока они сидели он то и дело делился полезной информацией, которая даже Чэнь Му показалось очень занимательной.

Они уже не обращали внимания на остальных присутствующих. Большинство гостей вечера все еще находились в центре зала, обсуждая новости и слухи. Периодически до Чэнь Му и его нового знакомого доносились громкие самодовольные речи, восхвалявшие говорящего. Однако, по словам Янг Ана, этим людям не хватало веса в обществе, и большинство из них были ничего незначащими пешками.

Репутация этого толстяка оказалась не такой скромной, как он сам себя позиционировал. Чэнь Му видел, как некоторые найдя его глазами в зале, преисполненные радости направлялись к нему, но как только они замечали его собеседника на их лицах тут же проявлялось разочарование. Янг Ан при этом делал вид, что ничего особенного не происходит, но в его глазах в такие моменты читалось явное самодовольство. Все эти разочарованные люди, утратив надежду на внимание со стороны толстяка, безропотно махали ему на прощание, робко разворачиваясь и отправляясь в другую сторону. Сам же толстяк лишь равнодушно кивал им в ответ, словно это было привычным для него делом.

Видимо ему-то веса вполне достаточно, и не только в буквальном смысле. Было очевидно, что он весьма не простой человек.

— Господин Янг, господин Цао… — к ним подошёл юноша одетый в официальный чёрный костюм.

Всем видом он старался показать своё уважение двум своим знакомым.