Глава 231(1). Возвращение Вэйа

Чэнь Му не ожидал встретить здесь Клио ¬– младшего наследника семьи Лэйвэнь и первого человека из Лою с кем он повстречался на выходе из леса. Было очевидно, что Клио смотрел на Чэнь Му совершенно по иному, не так как в первые дни их знакомства.

— Молодой лорд Клио, — толстяк, будто не придавая большого значения встрече, лишь поднял стакан сока и сдержанно поприветствовал юношу.

Чэнь Му последовал его примеру:

— Молодой лорд Клио, ¬– кивнув, поприветствовал он старого знакомого.

Клио же вовсе не был смущен такому скупому приветствию.

— Я никак не думал встретить Вас при подобных обстоятельствах, мистер Цао. Это довольно приятная неожиданность. Однако раз мы все же увиделись, хочу пригласить вас, на церемонию своего совершеннолетия, которая состоится через пару дней. Могу ли я надеяться, что мистер Цао и господин Янг Ан посетят меня в столь знаменательный день? — чеканил слова Клио, выдавливая из себя максимально учтивый тон.

«Церемония совершеннолетия?» — Чэнь Му не был уверен что значит для него данное событие. Однако он не сильно хотел влезать в дела семьи Лэйвэнь, и подобное предложение заставило почувствовать себя немного неловко, поэтому он медленно покачал головой и ответил:

— Мне очень жаль, но я буду занят, — Чэнь Му считал что не нужно придумывать более разветвленную отговорку и ограничился бесформенным, но все же вежливым отказом.

Толстяк Янг Ан хоть и последовал его примеру, но не потрудился придать голосу разочарованный тон, чем явно показывал свое полное безразличие:

— Я тоже занят… Простите молодой лорд Клио.

Клио было трудно скрыть свое разочарование и, обменявшись с ними еще парой слов, он поспешил удалиться.

Толстяк с ухмылкой провожал уходящего юношу. И как только он достаточно далеко отошел, ехидно подметил:

— Семья Лэйвэнь теряет свои позиции в обществе. Оба сына слишком одержимы своими мелкими подковерными интригами, забывая об интересах семьи. Эх, глупые юнцы!

Закончив фразу, он повернулся к Чэнь Му, но увидев на его лице непонимание, толстяк попытался объяснить свои слова:

— По обычаям, аристократические семьи подобные Лэйвэнь, устраивают празднества в честь совершеннолетия наследников фамилии. Как правило, на это событие приглашаются знатные особы, богачи и прочие влиятельные фигуры. Таким образом, гости выказывают уважение и поддержку принимающей семье, однако осталось не так много семей, которые еще соблюдают данную традицию. Я и не думал, что Лэйвэнь решаться прибегнуть к ней.

Объясняя Чэнь Му детали древних аристократических традиций, толстяк не скрывал своего пренебрежения к ним, периодически закатывая глаза и пуская ехидные смешки.

Взглянув на Чэнь Му и поняв что он до сих пор не может найти связь данной традиции с предыдущим замечанием, Янг Ан понизил голос и продолжил:

— Эти два молокососа — наследники Лэйвэнь, совершенно не понимают всю глубину ситуации. За своими кознями они не замечают истинного положения семьи. Их упадок уже предрешен! Нет, конечно, с ними можно вести дела, но только пока. В долгосрочной перспективе это совершенно провальное мероприятие.

— Что Вы имеете в виду? — Чэнь Му все же заинтересовался данной информацией. Одно дело никому не нужные традиции, и совсем другое слухи которые могут сыграть на руку. Тем более если подобные слухи исходят от столь осведомленного человека.

Толстяк расплылся в мягкой улыбке и, уже почти перейдя на шепот, продолжил:

— Власть, богатство и влияние — довольно сложные субстанции. Нельзя обрести все это просто оперируя вещами и услугами. Купить, продать, обменять… Все это отходит на второй план! Даже если ты обладаешь уникальным товаром, который вполне может возвысить тебя на некоторое время, это не гарантия твоего успеха! В наши дни обрести реальное влияние и силу так же трудно как достичь небес! То, о чем все забывают, что самое главное в этом мире — это люди! И не важно чем они владеют и какими силами обладают сегодня. Важно думать наперед. Доход от долгосрочных вложений всегда превозобладает над мелкими и быстрыми сделками. Партнер на которого можно положиться и который может принести выгоду в будущем, стоит того чтобы вложиться в него. А вы, господин Цао, — толстяк похлопал Чэнь Му по плечу, — уж точно из тех людей, на которых можно поставить кучу денег!

Чэнь Му задумался над словами Янг Ана. Даже не обладая большим опытом в ведении бизнеса, было очевидно, что в этих словах есть разумное зерно.

— Вы слишком высокого мнения обо мне, — улыбнулся Чэнь Му.

— Нет, нет, что Вы, — толстяк резко закачал головой из стороны в сторону. Казалось еще чуть-чуть и его шея не выдержит, а голова оторвется от тучного тела, — Мой юный друг, Вам не нужно быть столь скромным. Я, конечно, не считаю себя провидцем, но одно могу сказать точно — в людях я разбираюсь! Редко можно встретить взгляд подобный вашему: спокойствие, рассудительность, сдержанность. Я вижу какой стоит человек за всем этим. Я вижу стальной стержень, на котором все это держится.

Чэнь Му не ожидал подобной похвалы и немного удивился. Еще никогда его не хвалили так открыто и красноречиво.

Вдруг толстяк бросил резкий взгляд в зал и изменился в лице. Он поспешил извиниться перед Чэнь Му, резко встал, поправил одежду и большими, резвыми шагами растворился в толпе гостей. Чэнь Му был поражен. Он и представить себе не мог, что такой большой человек может так быстро двигаться.

Вновь оставшись в одиночестве, Чэнь Му продолжил наблюдать за происходящим в зале. Медленная и грациозная музыка наполняла помещение, мелодично сменяясь аккордами и лаская слух. Официанты носились из стороны в сторону, спеша угодить всем присутствующим вне зависимости от их ранга и положения в обществе. Красное вино и соки из экзотических фруктов лились рекой, а закускам и вовсе не было счета. Все гости были разбиты на маленькие группы в три-пять человек, тихо обсуждая свои маленькие секреты и распространяя слухи. Женщины, одетые в изысканные вечерние платья, томно смотрели на важных гостей — Цзу Нина и Цзе Янбая. Юноши же были увлечены другой персоной, привлекающей мужскую половину гостей приема — Сяо Мань.

Цзу Нин, Цзе Янбай и Сяо Мань были явными звездами всего вечера, которые затмили Чэнь Му. Однако это было ему только на руку. Однако все же периодически рядом с ним проходили люди, и с восхищением смотрели на него, тихо шептались между собой и вновь растворялись в безликой толпе.

На подобных приемах редко можно было встретить мастеров создания карт. Высший свет не питал к ним большого интереса, в отличие от сильных мира сего. Каждая организация, которая считала себя достаточно влиятельной и могущественной, с руками бы оторвала мастера уровня Чэнь Му. Однако те мастера, которые закончили обучение в «Большой Шестерке», изначально привлекали к себе внимание всего светского общества. Как только заклинатель входит в ряды «Большой Шестерки» он тут же получает билет в высший свет.

Известные заклинатели, такие как Цзу Нин и Цзе Янбай всегда пользовались чрезмерным вниманием со стороны высшего света. И, видимо привыкнув к подобному отношению, вели себя всегда сдержанно и высокомерно, чтобы оградиться от ненужных знакомств. Однако окружение воспринимало такое поведение не как снисхождение, а скорее как данность. Учитывая их положение и репутацию, это казалось вполне естественно и нормально. Даже Рен Венчжоу не воспринял это как чтото оскорбительное.

В Федерации Тянью считалось, что только жители пяти больших районов Хуа и самой столицы обладают правом называться знатью. В глазах подобных аристократов, даже такой властный человек как Рен Венчжоу, был всего лишь богатым провинциалом, лишенным аристократических привилегий. У каждого из тех кто называл себя истинной знатью, было врожденное чувство превосходства над всеми кто был ниже них по статусу. А у тех, кто был связан с большой шестеркой и подавно.

Даже Сяо Мань, которая выглядела достойнее этих двух из великих домов, была вовсе им не ровня — ни по силе, ни по статусу. Будь тут человек в серебряной маске, может быть он и мог бы потягаться с ними, но скорее всего только силой, а никак не положением в обществе.

Но к Чэнь Му все эти игры не имели никакого отношения. Он спокойно сидел в своем импровизированном убежище, огражденный от высокосветской суматохи и спокойно попивал свежий сок, опустошая бокал за бокалом, каждый раз пробуя новый вкус. Все что он пил до этого и в подметки не годилось столь изысканным напиткам. Даже его любимое фруктовое вино ¬– «Небесная Вода», теперь казалось ему самым заурядным напитком.

Как только Чэнь Му вспомнил про «Небесную Воду», в его памяти невольно возник его старый друг — Лей Цзы.

«Интересно где он сейчас? Чем занимается?» — подобные мысли навевали тоску по прежним временам.

Чэнь Му тихо сидел в своем углу, предавшись старым воспоминаниям. Всем своим видом он показывал, что не желает чтобы его тревожили, не оставляя шанса людям, которые подходили к нему, чтобы начать разговор и познакомиться. Но увидев его расположение духа, они разочарованно уходили прочь.

Прием подходил к концу, и Чэнь Му, не потрудившись попрощаться с новыми и старыми знакомыми, поспешил удалиться.

Вернувшись домой и открыв дверь, перед ним предстала картина которая не могла его не удивить.

На полу, вальяжно развалившись, сидел Вэйа.

— Когда ты вернулся?! — Чэнь Му поприветствовал своего друга и, подойдя поближе, уселся на пол напротив него.

Услышав что Чэнь Му вернулся домой, Лу Сяору поспешила заварить чай и приготовить что-нибудь к ужину.

— Только что, — ответил Вэйа не открывая глаз.

Чэнь Му пробежался глазами по Вэйа, как вдруг обнаружил маленький коричневый комочек в его руках. Маленький зверек вдруг чихнул и уткнулся в руку Вэйа, однако он не дал ему спокойно лежать, а начал его дразнить и щекотать, пытаясь раззадорить.

— Что это такое? — с нескрываемым любопытством поинтересовался Чэнь Му.

Маленький зверек был покрыт густым коричневым мехом и немного походил на щенка, однако он был значительно упитаннее среднестатистической собаки. Он больше походил на плотный коричневый шарик плоти и меха.

— Я не знаю, — Вэйа беззаботно покачал головой и продолжил играть с живым комком.

Глава 231(2) — Возвращение Вэйа

— Как так не знаешь? — лицо Чэнь Му исказилось непониманием, — Откуда ты его взял? — зная характер своего друга, Чэнь Му сразу отмел предположение, что он купил себе питомца. Он купил бы себе животное только для одной цели — утолить голод.

— Я освободил его, — не открывая глаз, и все также спокойно ответил Вэйа. Он уже перестал играть с коричневым комком меха, смирившись с его бездействием. Зверек будто благодарил Вэйа за это своим тихим, размеренным сипением, мирно уснув на его коленях.

— Освободил?! Как освободил? Зачем? — не унимался Чэнь Му, — Откуда?

— Город Амедал.

— Амедал? Где это? — Чэнь Му не мог отойти от шока и продолжал сыпать вопросами.

Лу Сяору, которая прекрасно слышала разговор, поспешила рассказать Чэнь Му о городе:

— Амедал — еще один коммерческий центр района Минчжэн. Такой же как и Лою, шумный и быстрый. Но находится довольно далеко.

— А зачем тебе вообще понадобилось туда ехать?! — Чэнь Му просто разрывало от любопытства и молчаливости Вэйа. Когда Вэйа попросил у него денег, Чэнь Му никак не мог предположить, что все это ради какого-то маленького комочка шерсти. Наверняка было еще что-то.

— Чтобы освободить его, — ответ Вэйа окончательно поставил Чэнь Му в тупик и его лицо начало медленно краснеть.

— Освободить это?! — чуть не перейдя на крик, выпалил окончательно шокированный Чэнь Му. От подобного всплеска эмоций, Лу Сяору вздрогнула и чуть не уронила с подноса чайник со свежезаваренным чаем. Никогда прежде она не видела своего босса в подобном настроении.

— Ага, — зевнув, ответил Вэйа.

Чэнь Му казалось, что он сходит с ума:

— То есть ты поехал в Амедал, к черту на рога, чтобы освободить это существо. И ты не знаешь кто или что это. Правильно? — Чэнь Му не мог поверить своим ушам, и решил собрать всю картину воедино.

— Все верно.

— А для чего тебе все это?!

Вэйа приложил руку к подбородку, немного подумал и, растягивая слова, медленно ответил:

— Мне он показался знакомым, — Вэйа и не подозревал, что Чэнь Му не хватить подобного объяснения.

На лбу Чэнь Му выступили глубокие морщины, а по вискам побежали медленно разбухающие вены:

— Ты… Поехал в Амедал… Чтобы освободить его… Потому что он показался знакомым…

— Ага, — кивнул Вэйа, а затем потянулся в карман и достал оттуда карту, ту самую на которую Чэнь Му перечислил почти четыре миллиона оди, — Эта штука совершенно бесполезная, — фыркнул он и протянул карту Чэнь Му.

— Бесполезная? — У Чэнь Му уже не оставалось сил на ответные эмоции, он лишь прокричался у себя в уме:

«Бесполезная?! Карта с почти четырьмя миллионами оди бесполезная?! Да что с ним не так?»

Немного отдышавшись, Чэнь Му продолжил:

— Итак, как в итоге ты добрался до Амедала?

— На челноке.

— А говоришь бесполезная карта…

Вдруг Чэнь Му осознал всю ситуацию:

— Ты же купил билет на челнок, а затем активировал его в челноке, так? — почти взмолил Чэнь Му. Он буквально заглядывал ему в рот, надеясь услышать привычное «ага».

— А что это такое, этот билет? — все также беззаботно ответил Вэйа.

Лу Сяору разливающая чай по чашкам, вновь вздрогнула, выплеснула немного темной и горячей жидкости на стол и поспешила на кухню за тряпкой, чтобы вытереть разлитый чай.

Чэнь Му начал описывать что такое билет, обильно жестикулируя руками и пытаясь обрисовать весь процесс платы за проезд, чтобы упростить задачу Вэйа:

— Ну, карта! Выглядит как карта, и ею и является! Только называется билетом! Без него ты не можешь воспользоваться челноком. Ты же купил его, правильно?

— Не-а, — робко качнул головой Вэйа и взял чашку с чаем в руку.

— Тогда как ты воспользовался челноком? — Чэнь Му настаивал на своем, — Ведь если у тебя нет билета, значит, ты не можешь его активировать!

— Это ты про тот болтающий механизм? Он начал мне что-то говорить, но так тихо… Я не расслышал что он сказал и постучал по нему легонько, — Вэйа поднес чашку ко рту, и глотнул свежего чая, — Правда, после этого он уже не болтал.

По телу Чэнь Му пробежала волна холода, а тело покрылось мелкой дрожью.

«Постучал легонько…»

Он взглянул на руки Вэйа, крепко сжимающие маленькую, хрупкую чашку и перед его глазами всплыла красочная картина всего произошедшего. Беря в расчет нечеловеческую силу Вэйа, можно представить, что случилось с механизмом оплаты проезда. Под этим натиском не выстоит и литая металлическая болванка, не то что хрупкий механизм, который сейчас наверняка является бесполезной грудой металлолома.

Сглотнув накопившийся в горле комок, Чэнь Му продолжил расспрос.

— Так, с этим понятно. Но тебе же нужно было питаться все это время. Ты вообще ел за эти дни?

— Ага, — Вэйа допил остатки чая, аккуратно, боясь поставить чашку в разлитый Лу Сяору чай, и потянулся за приготовленными закусками.

Чэнь Му уже привык к подобному общению и, не сдаваясь, продолжил:

— А что ты ел, утоли мое любопытство? — Чэнь Му уже догадывался о том, что ему ответит Вэйа.

— С этим не было проблем. Там было множество мест, где можно было поесть. Еда висела прямо на улице: свежеприготовленное мясо, различная выпечка, овощи и фрукты прямо в корзинах, — рассказывал Вэйа с паузами, во время которых с аппетитом поедал закуски приготовленные Лу Сяору, — В общем, с едой проблем не было, она, конечно, была так себе, но все же лучше чем готовишь ты, — посмотрел он на Чэнь Му с немым укором.

В голове Чэнь Му возникла новая картина — Вэйа идет улицам торгового квартала и без вопросов берет то, что захочет, игнорируя негодование и возгласы хозяев прилавков.

Окончательно смирившись с полной неприспособленностью Вэйа к цивилизованной жизни, но не избавившись от удивления и шока, Чэнь Му продолжил:

— Как я понимаю, вернулся в Лою ты таким же способом? — Чэнь Му прекрасно знал ответ на этот вопрос, но все же решил уточнить.

— Мг-м, — кивнул Вэйа продолжая жевать.

Взгляд Чэнь Му опустился на колени Вэйа, к мирно спящему коричневому комку, который плотно прижался к ногам своего нового хозяина.

«А причем тут этот зверек? Какая связь между ним и Вэйа? Если между ними действительно нет никакой связи, то почему Вэйа решил поехать за ним так далеко? При этом, сам Вэйа заявляет что совершенно не знает что это такое» — Чэнь Му перебирал все возможные мотивы Вэйа, но не мог найти разумных ответов на свои вопросы.

Вдруг Чэнь Му понял, что упускает еще кое-что:

— А как ты узнал, что этот, пока назовем его щенок, находился в Амедале?

— Я увидел его по телевизионной карте.

Вдруг Чэнь Му осенило:

— Значит ты его освободил… освободил откуда? То есть он был заперт, — Чэнь Му начал строить логическую цепочку, — То есть ты освободил его от кого-то?!

— Он был заперт в клетке. Я её сломал. Правда за мной увязалось человек шесть… Пришлось их убить, — спокойно ответил Вэйа, запил свеженалитым чаем и в красках описал довольно кровавую картину боя.

Услышав все детали, Лу Сяору, которая вернулась с кухни и уже прибрала недавно разлитый чай, окончательно побледнела. Её тело дрожало подобно слабому дереву под шквальным порывом ветра. От испытанного шока она не могла разжать руку с чашкой, мгновение назад полную горячим чаем, который сейчас был разлит по всему столу.

Чэнь Му, наконец, взял себя в руки и попытался успокоиться. Чтобы ни случилось, Вэйа благополучно добрался до дома, что не могло не радовать. Зная силу Вэйа, о нем можно было и не беспокоиться, но Чэнь Му все эти дни не мог расслабиться от осознания того, что его друг совершенно не знаком с цивилизованным миром, с правилами и обычаями современного быта. Его стихия — дикие земли, джунгли и леса, были совершенно другим миром, который кардинально отличался от Федерации Тянью как небо и земля.

Услышав историю путешествия Вэйа, Чэнь Му не мог отделаться от гнетущего его беспокойства. Все же его похождения нельзя было назвать безобидной прогулкой. Столкнись он не с простыми жителями, хозяевами маленьких мясных и овощных лавок и прочими городскими жителями, а с действительно могущественной силой или городскими властями, даже беря в расчет нечеловеческую силу Вэйа, он бы не смог легко отделаться.

«Ему просто очень сильно повезло. Его могли порвать на куски боевые заклинатели, либо разъяренная толпа, либо все они вместе. Как он умудрился не столкнуться хоть с малейшим отпором?».

Возможно, какой-нибудь гений из Шести Великих Учебных Заведений и смог бы противостоять целому городу, отбиваясь от сотни, а возможно и большего количества, слабых заклинателей. Но даже для подобного мастера это было бы весьма не тривиальной задачей.

Но Вэйа практически дикарь, совершенно не разбирающийся в современном мире, был не из них. Ему было довольно легко попасть в неприятности, за которыми могут последовать плачевные последствия. Хотя Чэнь Му и не боялся трудностей, все же он не был сторонником ненужных и бессмысленных проблем, которых можно легко избежать и без прямого столкновения.

Лицо Лу Сяору по прежнему оставалось бледным, а она сама не подавала никаких признаков жизни. Казалось, что сейчас она боится даже вздохнуть. Сейчас её совершенно не волновал мокрый стол, полностью залитый чаем.

Вэйа аккуратно встал, боясь разбудить мирно спящего щенка, и поблагодарил Лу Сяору за приготовленные закуски, но даже это не привело девушку в чувство. Она так и сидела с онемевшим лицом и молча смотрела куда-то вдаль. Щенок, недовольный прерванным сном, ворчливо фыркнул, но, вдруг, учуяв запах теплой еды тут же проснулся и забыл обо всех прежних обидах, в надежде получить порцию и себе.

Спустя некоторое время все вернулось в свое русло, и Вэйа вновь прильнул к экрану телевизионной карты, совершенно не реагируя на окружающих. Однако теперь у него между ног ютился маленький коричневый шерстяной шарик, который мирно сипел, смотря очередной собачий сон.