Глава 232. Душевное состояние

На следующий день Чэнь Му позвонила Сулио Чироу. Она хотела, чтобы он пришел в Ассоциацию Медиков-Заклинателей. Неужели, были достигнуты какие-то результаты? Чэнь Му тут же поспешил к ней.

Было неожиданно, но Сулио Чироу была не единственным человеком, что ждал его. На удивление Чэнь Му, здесь был еще и старик, которого он видел на банкете.

Сулио Чироу представила его. «Господин Цао, это мой учитель, Кун Юдэ. Можешь называть его Старейшиной Кун».

«Как поживаете, Старейшина Кун?» — искренне спросил Чэнь Му.

Старейшина Кун рассмеялся. «Ну, могу ли я называть тебя Младшим Цао? Просто отлично, что такой молодой человек, как ты, не является беспокойным и вспыльчивым». В глазах старика читалась похвала.

Чэнь Му скромно ответил: «Вы мне льстите».

«Ммм, у тебя особая ситуация. Это первый раз, когда я столкнулся с подобным. Мы с Сулио провели некоторые исследования, и проблема оказалась несколько сложнее, чем я предполагал». Старик, сосредоточившись, нахмурил брови.

Чэнь Му посмотрел на Сулио Чироу.

Она объяснила: «Прошло уже много времени с тех пор, как Учитель сам брался за медицинские проблемы. Однако на этот раз я застряла, поэтому попросила его о помощи. Теперь ясно, что проблема довольно коварна. Но не переживай, ассоциация найдет выход». Боясь, что для Чэнь Му это станет ударом, она поспешила подбодрить его.

Чэнь Му поник. Хотя он заранее морально подготовился, услышав, что Сулио Чироу ничего с этим не может поделать, он расстроился. Он не знал, что делать после того, как даже учитель Сулио Чироу сказал, что он не справился.

Заметив разочарование во взгляде Чэнь Му, Старейшина Кун улыбнулся. «Не расстраивайся. Я в своей жизни уже сталкивался с некоторыми сложными заболеваниями, о которых я даже не слышал, и вначале всегда чувствовал себя беспомощно. Но, в итоге, большая часть из них была излечена. Если у тебя есть уверенность и ты будешь работать с нами, то, вероятнее всего, мы придет к хорошим результатам!»

«Ммм». Чэнь Му угрюмо кивнул.

Увидев это, Старейшина Кун был достаточно удовлетворен и продолжил: «Я уже просмотрел информацию, которую Сулио собрала, когда осматривала тебя, но этого недостаточно. Мне нужна более подробная информация о твоем теле. Тебе просто нужно пройти еще несколько более детальных проверок в надежде на прорыв».

Выражение лица Старейшины Кун было серьезным, а Сулио Чироу не могла не забеспокоиться. Было очевидно, что она не был настроена оптимистично.

Конечно, Чэнь Му не собирался отказывать старику в просьбе. Когда он увидел, что в комнате для осмотра собралось больше 10-ти медиков-заклинателей, он опешил. Но он старательно прошел каждый осмотр. Осмотров было так много, что он устал от них, даже учитывая его физическую силу.

Спустя три часа осмотры были пройдены.

Старейшина Кун и Сулио Чироу собрали всю возможную информацию. У них у обоих были серьезные выражения лиц. Из-за этого у Чэнь Му возникло плохое предчувствие. Увидев, что Чэнь Му уходит, Старейшина Му слегка вздохнул и собрался уходить.

«Не переживай. Иди домой, а мы постараемся сделать все от нас зависящее. Если мы продвинемся, то я свяжусь с тобой» — мягко произнесла Сулио Чироу, чтобы успокоить его. Чэнь Му выдавил из себя улыбку. «Без проблем». Когда Сулио Чироу сказала «постараемся сделать все от нас зависящее», он тут же понял свою ситуацию.

Он не умел скрывать чувства, поэтому Сулио Чироу с одного взгляда всё поняла. Она хотела что-то сказать ему, чтобы подбодрить, но не смогла подобрать нужных слов. Ее сердце внезапно ощутило печаль, а по щекам покатилось несколько слезинок.

Взгляды других медиков-заклинателей в сторону Чэнь Му были более прямыми, казалось, что они смотрели на мертвого человека.

В последствии Чэнь Му не вспомнил, как покинул Ассоциацию Медиков-заклинателей. Он очнулся, уже когда был на улице.

Смотря на всех людей, что ходили туда-сюда, смотря на небо, по которому проносились челноки или заклинатели, а затем смотря на высокие здания, Чэнь Му ощутил пустоту. У него ничего не было, и бесформенные чувства заполнили его сердце.

Но он был не так смертельно грустен, хотя для него это и было плохими новостями. Возможно, он смог заранее подготовиться ментально, но сейчас он обнаружил, что не был ни грустен, ни напуган.

Будучи всего лишь 18-летним, он уже видел множество смертей. Он понял, что у него было еще много вещей, которые нужно сделать.

Еще не была закончена работа над «Легендой о Мастере». Он не знал, где сейчас находится Лейцзы, а Чэнь Му захотелось закончить фильм. Было еще слишком много нерешенных загадок в таинственной карте, и он еще не выяснил ее происхождения. Не было признаков того, что к Вэйа возвращается память, а в подземном городе еще находились дети.

Чэнь Му неожиданно не смог не рассмеяться. Он был так обеспокоен проблемами с памятью Фэйа. Если подумать об этом, то он, тем не менее, никак не мог ему помочь.

Он поднял голову, чтобы посмотреть в небо. Синева, словно сам воздух был очищен, внезапно приподняла его настроение. В любом случае, он не собирался помирать в ближайшее время, потому, почему бы не воспользоваться временем, чтобы заняться своими проблемами и прочими штуками в его голове?

Таким образом, даже если он действительно умрет, у него останется меньше сожалений.

Его видение постепенно стало яснее.

Ни заклинатели, пролетающие в небе, ни проходящие мимо люди, не знали, что юноша, что был среди них, только претерпел важные изменения в его жизни!

В этот момент из наручей раздался звонок.

«У тебя сегодня есть время, молодой брат Цао? Почему бы тебе не прийти осмотреть в местечке твоего большого брата?» — раздался голос Ян Аня, в котором слышались нотки энтузиазма.

Чэнь Му понял, почему его коллега был так обеспокоен. С одной стороны, он хотел увидеть его способности, чтобы убедиться, что сотрудничество будет ценным. Если оно действительно будет таковым, то толстяк естественно хотел бы побыстрее заключить договор.

«Скоро приду» — с готовностью ответил Чэнь Му. Он взлетел в небо и направился к аукционному дому толстяка.

Его время было ценным. У него было еще много дел.

Непоколебимая вера Чэнь Му блеснула в его глазах, напоминая звезду, что проносилась по небу.

Аукционный дом толстяка был намного больше, чем ранее представлял Чэнь Му. Он полностью разрушил его представления об аукционных домах. Это была группа зданий, каждое из которых было пятиэтажным, а между зданиями пролегали улиц, заполненные людьми. Шума было не меньше, чем на процветающих торговых улицах Лою.

Толстяк лично ждал у главного входа, что, без сомнений, привлекло много внимания. Прохожие оглядывали и размышляли о том, что за важная персона заставила такого большого босса, Ян Аня, лично встречать его. Большой босс редко занимался такими делами. Теперь все управление лежало на плечах менеджеров. Проницательные люди тут же заметили, что рядом с боссом стоял, уважительное соединив ладони, мужчина средних лет. Это, должно быть, был один из четырех главных менеджеров, Си Пин.

Пока толпа сплетничала, с неба спустился юноша с бледным лицом.

«Я заставил моего большого брата ждать» — поприветствовал Чэнь Му.

«Ха-ха, я только вышел». Ян Ань был рад увидеть Чэнь Му и начал представлять: «Это мой помощник, Си Пин. Если тебе что-нибудь понадобиться, связывайся с ним, ну или найди меня».

Чэнь Му поздоровался: «Добрый день, Менеджер Си».

Си Пин поспешил поздороваться в ответ: «Господин Цан, Вы слишком вежливы!» С толстяком так же стоял еще один человек, облаченный в боевую одежду- красавица с холодным выражением лица. Но толстяк не представил ее, и Чэнь Му не стал спрашивать.

«Пойдем. Я покажу тебе работу всей жизни этого старшего братца». Толстяк Ян был неимоверно горд, заводя Чэнь Му внутрь.

«Большой Босс!»

«Большой Босс!»

По пути люди уважительно приветствовали толстяка, а он отвечал им, чтобы исправить ту лень, которую он продемонстрировал Клио на банкете.

«Большой брат просто поразителен!» — похвалил Чэнь Му. Он говорил от всего сердца. Суета перед ним началась из-за одного толстяка. Он был королем этого места!

«Ну, я пока не умер, ха-ха». Это было сказано с чувством и гордостью. Си Пин тоже был горд.

«Но, мы знаем наши границы. Не смотри на то, сколько у нас человек, или какое у нас место. Мы занимаемся низкокачественными вещами. В сравнении с реально крупными парнями в федерации, например Аукционным Домом Гэвэй или Аукционным Домом Радужных Глаз, мы отстаем. Любые 2-3 предмета из их домов сравнимы с годовой квотой моего дома». Толстяк относился к себе критично.

Чэнь Му был сбит с толку. Он никогда не слышал о Гэвэй и Радужных Глазах. Он вообще мало знал об индустрии аукционных домов.

Заметив выражение лица Чэнь Му, толстяк рассмеялся: «Давай поговорим о чем-нибудь другом. Пойдем, я покажу тебе материалы».

Здесь был подземный склад. Он был небольшим, но хранил всевозможные материалы.

Чэнь Му сконцентрировал свой взгляд.

«Неплохо, да?» Гордость толстяка не могла скрыться на его пухлом лице.

«Отлично, вправду отлично!» — бормотал Чэнь Му, смотря на материалы.

Дело не в том, что он раньше их никогда не видел, просто эти горы материала временно заставили его впасть в оцепенение.

Он подошел к какой-то куче материалов. Это было сандаловое дерево кошачьего глаза. Оно использовалось в производстве карт третьей и четвертой звезды и было довольно дорогим материалом. Сандаловое дерево кошачьего глаза было плодом ароматного желтого сандалового дерева. Каждый плод сиял, как нефрит, и под лучами солнца походил на сверкающий кошачий глаз. Каждое из сандаловых деревьев кошачьего глаза было размером с большой палец руки. Чтобы оно выросло от размеров боба до размера большого пальца, ему требовалось 10 лет.

Такое сандаловое дерево в магазине материалов стоило примерно 500 000 оди, что считалось высокой стоимостью. Ни в одном обычном магазине материалов не могло оказаться сандалового дерева кошачьего глаза в возрасте 10 лет. За ними нужно было отправляться на большие предприятия. Перед его глазами, в куче, было примерно несколько сотен экземпляров. Не было странным то, что у толстяка были эти материалы, но все равно шокировало то, что они были такого высокого качества.

«Посмотри на это!» Толстяк побежал, тряся своими полупопиями, к ледяной коробке, которая была высотой с половину человеческого роста, и жестом подозвал Чэнь Му.

Толстяк легонько нажал на кнопку. Издав тихий звук, ледяная коробка автоматически открылась и из нее вывалил холодный туман. Чэнь Му почувствовал, как по воздуху, к его лицу подобрался мороз. Когда его взгляд опустился на содержимое коробки, он не мог не воскликнуть: «Жидкое снежное железо!»

В плотном холодном тумане лежало несколько необычных черных кусков руды размером с кулак, которых покрывал лед. Это было знаменитое жидкое снежное железо!

Если сандаловое дерево кошачьих глаз нельзя было купить на рынке, то жидкое снежное железо входило в список поистине редких предметов. Жидкое снежное железо могло быть произведено только в крайне холодных местах и в очень малых количествах. Такая руда была довольно особенной. Она должна была храниться при температуре ниже 30-ти, а если температура была выше, то железо плавилось и превращалось в серебристо-черное жидкое железо.

Такой вид жидкости обладал сложным составом, его пока что никто не смог разгадать. Если жидкость вытекла из жидкого снежного железа, то ее уже нельзя было сохранить. Она становилась бесполезной в течение трех часов, по истечению которых она превращалась в обычное железо и теряла свою ценность.

Он не мог представить, что у толстяка вправду есть жидкое снежное железо, и даже больше одного куска! Чэнь Му никогда прежде не видел его, но смог узнать его, благодаря своей потрясающей памяти.

Толстяк был доволен выражением лица Чэнь Му. Стоило показать свою силу тому, кто может стать твоим союзником, чтобы начать двустороннее сотрудничество.

«Мой молодой брат удовлетворен этими материалами?» — рассмеявшись, сказал толстяк.

«Удовлетворен!» Лицо Чэнь Му покраснело от волнения. Для создателя карт, который родился в нищете, как это зрелище могло не быть волнующим?

«И так, может ли мой молодой брат продемонстрировать свои умения?» — толстяк, как всегда, улыбался.

Взгляд Си Пина упал на Чэнь Му, зная, что настал момент истины. На самом деле, ему был безразличен этот создатель карт, который появился так внезапно. Си Пин рос в Лою, поэтому, если создатель карт обладал там властью, или был ли создатель самозванцем, ему все было ясно. Мало значило то, что он был начальник Небесного Крыла. Небесное Крыло занималось лишь тем, что создавало рекламные карты. Как все знали, эти карты были лишь картами одной или двух звезд. Независимо от того, насколько он был поразительным, он был лишь выдающимся низкоуровневым создателем.

Успех Небесного Крыла демонстрировал лишь то, насколько выдающимся он был управляющим. Он не показывал его, как выдающегося высокоуровневого создателя.

Если бы босс сам не сделал предложение, то несмотря на то, что все были уверены в умении босса разбираться в людях, предложение не было бы сделано. Си Пин сильно переживал за эту кучку материалов, которую было сложно достать, и которая стоила много денег. Если они будут потрачены впустую, то аукционный дом понесет большие потери.

«ОК!» Чэнь Му с готовностью ответил, а огонек затанцевал в его глазах.

Си Пину показалось, что юноша перед ним вдруг резко стал хищным волком, с жадностью смотрящим на толстую пушистую овечку своим зеленоватым взглядом.