Глава 1157. Он! Это точно он!

Пока божественные обеих династий искали Бай Сяочуня в покрытой паутиной части второй бессмертной области, он находился на повреждённом веере и обрадованно изучал ящерицу. Его первое внимательное обследование показало, что она действительно была на последнем издыхании и не представляла опасности. Но он всегда был очень осторожен, поэтому он на всякий случай наложил на неё множество ограничивающих заклятий. Потом он достал Великий Меч Севера и несколько десятков раз ударил им ящерицу. Хотя даже после этого она до конца не умерла, её аура стала совсем слабой, теперь она больше походила на кусок мяса. Наконец он облегчённо вздохнул.

«Всегда лучше перестраховаться». По его мнению, очень важно было всегда соблюдать крайнюю осторожность. Его глаза сияли от гордости и предвкушения. «Раньше я уже почувствовал, как отозвалась моя техника Неумирающей Вечной Жизни, а теперь здесь нет никого, кто мог бы мне помешать. Интересно, получится ли у меня ещё сильнее усовершенствовать эту технику?!» Подумав так, он глубоко вздохнул, положил руку на ящерицу и активировал технику Неумирающей Вечной Жизни. Это походило на то, как неподвижную карету внезапно сильно толкнули. Техника тут же заработала, заставляя силу притяжения активизироваться и усиливаться с каждым мигом, как и предполагал Бай Сяочунь.

Это случилось внезапно, хотя он ждал чего-то такого. Вместо того чтобы держать ящерицу одной рукой, он положил на её голову и вторую руку. Его руки походили на воронки, а его тело — на чёрную дыру. Ящерица задрожала и широко распахнула глаза. Можно было услышать слабые хрипы.

Он не знал, что именно он поглощает из неё, но был уверен, что это не жизненная сила. Что-то из её крови, что-то такое, что для божественного вычленить очень сложно и даже для архея не просто. Как он и предполагал в княжестве Тёмной Девятки, его техника Неумирающей Вечной Жизни и эта ящерица имели общие истоки. Только по этой причине всё происходило очень гладко.

Прошёл миг, а ящерица уже потеряла свой цвет и потемнела, словно собиралась гнить. Но на деле она не гнила. Больше походило на то, как если бы у смертного, хотя он и не болен внезапно потерялась живость, словно из него медленно вынули какое-то определённое качество. Бай Сяочунь чувствовал, что это происходит, и его глаза широко раскрылись. Хотя он не знал, что именно поглощает его техника, но он видел, как она преобразуется.

Послышался грохот, и его кровь, плоть, кости и энергетические каналы стали изменяться. Раньше казалось, что после завершения освоения техники с ней уже ничего не поделаешь. Но теперь сила его физического тела действительно увеличивалась.

Грохот наполнил его, и он задрожал, ощущая, как становится всё сильнее, и не только телом: его божественные способности и магические техники тоже усиливались. Однако затронуто было только то, что касалось Манускрипта Неумирания. Манускрипт Вечной Жизни остался без изменений.

Даже так он был жутко рад. Его физическое тело уже давно не улучшалось, а его Манускрипт Извечного Времени подходил только для основы культивации. А сейчас его физическое тело очень быстро становилось прочнее. На самом деле Бай Сяочунь чувствовал, что и самый ценный аспект техники — сила регенерации — тоже быстро преобразовывалась, становясь быстрее и мощнее.

Бай Сяочунь был вне себя от радости. По какой-то причине сейчас он ощущал, словно силы регенерации его тела теперь стали бесконечными. Удовольствие и довольство происходящим превосходил всё, что он когда-либо испытывал в связи с техникой Неумирающей Вечной Жизни. Большей частью практика этой техники была очень тяжёлой и болезненной. Нехватка и жажда жизненных сил, которую он постоянно испытывал, доставила ему в прошлом кучу проблем. Единственной причиной, по которой очень редко кто мог дойти до конца культивации техники Неумирающей Вечной Жизни, была нехватка жизненных сил, и мало кто вообще хотел браться за технику из-за того, насколько она была болезненной.

Но теперь всё было иначе. Теперь казалось, что та техника, которую культивировал Бай Сяочунь, на самом деле была подражанием! Пока он наслаждался ощущениями силы, регенерации его тела улучшились на двадцать процентов, тридцать, сорок… Казалось, что его физическое тело может превзойти его основу культивации и первым добраться до уровня археев. Однако в этот миг он понял, что, пока он поглощает силу, ящерица быстро уменьшается, словно полностью опустошаясь.

— А? — он пригляделся и удостоверился, что так оно и было: ящерица полностью потеряла жизненность, и искра жизни в ней полностью потухла. Ещё чуть-чуть, и она совсем умрёт. Пока процесс продолжался, она перестала двигаться и полностью окоченела. Все неизвестные качества её тела уже покинули его.

Поражённый Бай Сяочунь протестировал свою технику Неумирающей Вечной Жизни, убедившись, что она улучшилась где-то на сорок-пятьдесят процентов. Хотя он и обрадовался этому, но всё же немного расстроился.

— Эх, неужели поглощение этой субстанции убило ящерицу? Или процесс остановился потому, что она умерла?

Через какое-то время он вздохнул.

— Не могу поверить, что эту ящерицу называли клоном суверена. Это же полная чушь!

— бормоча себе под нос, он проверил физическое тело, и его настроение немного улучшилось. — Эх, как бы там ни было, думаю, я поглотил всё, что мог. И теперь я самый сильный среди всех божественных на среднем уровне божественного даже без моего Великого Меча Севера! — додумавшись до такого, Бай Сяочунь запрокинул голову и раскатисто рассмеялся. — Не может быть, чтобы эта ящерица, которая появилась из физического тела суверена, оказалась полностью бесполезной. Что-то ценное всё же должно же в ней быть.

Посмеиваясь, он снова пригляделся к ней и немного погладил свой подбородок, прежде чем достать Великий Меч Севера. Используя все силы физического тела, он нанёс мечом удар, чтобы отрубить одну из ног ящерицы. Она была мертва и тверда как доска, но Бай Сяочунь неплохо прокачался. Послышался грохот, и, хотя ему пришлось потрудиться, нанеся несколько десятков ударов, отчекрыжить ногу всё же удалось. Крови не было. Очевидно, что ящерица превратилась в высушенный труп.

Схватив ногу, он какое-то время её поизучал. Но ничего особенного так и не обнаружил. И для божественного сознания, и для простого зрения она казалась полностью обычной. Даже использование техник перегонки лекарств никак не подействовало на неё. Он также попробовал духовное улучшение, но тоже не получил никакого результата. В конце он уже сильно забеспокоился.

— Не может быть! Только не говорите мне, что именно то, что я поглотил, и нужно было императорам, чтобы найти там секрет перехода на уровень суверена? — он почесал голову, думая о том, что если бы у ящерицы было всего лишь это свойство, то всё, что он сделал, чтобы добыть её, — просто пустая трата сил.

«Я пошёл на такой большой риск…» — подумал он. После этого он расчленил ящерицу на множество мелких частей, которые обследовал с большим вниманием, надеясь, что что-то удастся обнаружить в её внутренностях. Однако он так ничего и не нашёл. Посмотрев на кучу кусочков трупа ящерицы, он нахмурился.

«Что это за шутки такие?» Вздохнув, он собрал кусочки и попытался придумать, как теперь объяснить всё божественным и императору, когда он вернётся во вторую бессмертную область. Однако тут на повреждённом веере вдруг поднялся странный ветер. При этом проснулся дух управления веером.

— Небеса! Что это? Физическое тело суверена?! Я узнаю эту ауру. Это он! Это точно он!