Глава 1235. Бессмертная Императрица

Выпрямившись после поклона, он полетел в небеса. Когда он только попал в это место, то хаотическое течение времени заставляло его чувствовать себя неуютно. Но сейчас, когда он уже сделал первый шаг на пути управления эссенцией времени, оно его больше не беспокоило. Не важно было, как изменяется течение времени, это не могло повлиять на песочные часы в его сознании. Песочные часы настолько сильно укоренились в его сознании, что воздействие извне было подобно тому, как ветер влияет на большой камень.

Поднявшись в небо, он оказался в пустоте, а затем на своём драгоценном веере. В это время Бай Сяочи как раз сел со скрещёнными ногами и уже закрыл глаза, собираясь начать медитировать. Удивившись, он подскочил и закричал:

— Что случилось?!

Он отправил божественное сознание проверить, что происходит вокруг и на драгоценном сокровище — песочных часах. Тут же Бай Сяочунь поражённо глянул на него. Потом его взгляд стал рассерженным. Учитывая, как долго его не было, он рассчитывал, что Бай Сяочи начнёт по нему скучать. Внезапно у него возникло очень странное чувство.

— Что это ты так всполошился? — спросил он. — Как долго я пробыл в мире песочных часов?

— Как долго? — Бай Сяочи слегка растерянно посмотрел на него. — Что? А ты сам не знаешь? Да ты только что зашёл! Прошло не больше времени четырёх пяти вдохов. Посмотрев, как ты вошёл, я хотел присесть и подождать тебя, но ты тут же выскочил обратно, — Бай Сяочи кое-что понял. Его глаза широко распахнулись, он указал пальцем на Бай Сяочуня и сказал: — Подожди-ка, хочешь сказать, что у тебя время текло иначе?

Бай Сяочунь был тут же потрясён. Он думал, что благодаря его успехам на пути овладения эссенцией времени ничего подобного произойти не может.

— Не может быть! Судя по тому, что я пережил, я пробыл там несколько десятилетий. Может быть, даже сотню лет. Но здесь прошло всего лишь время нескольких вдохов?!

Они ещё какое-то время спорили, но вскоре Бай Сяочуню удалось подтвердить слова Бай Сяочи. Поражённо вздохнув, он оглянулся на мир песочных часов. Когда Бай Сяочи понял, в чём дело, он тоже потрясённо уставился на мир песочных часов.

Тут Бай Сяочунь осознал, что его предположения относительно внешнего мира были неверными. Для внешнего мира время, проведённое им в мире песочных часов, было совсем мизерным. Дело было в том, что этот мир песочных часов существовал не в той же плоскости пустоты, в которой он был сейчас. Он казался почти прозрачным, на деле у Бай Сяочуня в голове возникало только одно слово для его описания:

— Вечный! — прошептал он и в его глазах загорелась надежда. — Эссенция времени так загадочна!

Он снова соединил руки и низко поклонился миру песочных часов. Через какое-то время он повернулся, принял управление веером на себя и отправил веер в полёт прочь от этого места. Бай Сяочи до сих пор был под сильным впечатлением. Однако он был рад продолжить путешествие, помогая как мог разогнать веер до предельной скорости в пустоте.

Прошло какое-то время, но Бай Сяочунь по-прежнему не мог успокоиться. Что касается Бай Сяочи, то он даже не знал, что сказать о том, что узнал от Бай Сяочуня. Они провели в тишине несколько месяцев, пока наконец Бай Сяочунь не открыл глаза, прерывая медитацию. Не капли не медля, он вытянул правую руку в определённую сторону и взмахнул пальцем. Бай Сяочи не успел отреагировать, а в месте, куда указал пальцем Бай Сяочунь, всё исказилось и скривилось, начав стекать в небольшую версию того, что так походило на драгоценное сокровище — мир песочных часов.

Бай Сяочи не мог увидеть это глазами, но чувствовал силу притяжения. Область, откуда всё затягивало вниз, стала расширяться по мере усиления гравитации. При этом течение времени начало замедляться. Тут из области воздействия силы притяжения раздался рассерженный вопль. Странно, но даже звук, казалось, исказился, словно тонул.

Затем появилась бумажная старуха, она материализовалась в искажённой силой притяжения области и в её взгляде показалось сильное удивление. Бай Сяочи удивился не меньше, он впервые посмотрел на Бай Сяочуня с благоговением. Бай Сяочунь не только смог почувствовать приближение старухи заранее, но и создал нечто напоминающее драгоценное сокровище песочных часов. Хотя это было только издали похоже на сокровище, Бай Сяочи сразу понял, что это была даосская магия эссенции. Другими словами, это была даосская магия уровня суверена!

— На что это ты там уставился, Бай Сяочи? Поспеши и пусти в дело руку суверена!

То, что старуха постоянно преследовала их, уже давно привело к тому, что пламя гнева скапливалось в груди у Бай Сяочуня. Хотя он не хотел драться с ней сам, но ему показалось, что у него теперь есть отличная возможность замедлить её, чтобы причинить ей проблемы при помощи сил веера. После этого он использовал божественное сознание, чтобы отправить в неё Сияние Архея. Он даже призвал архея-раба, который вышел в пустоту, чтобы сражаться. Архей-раб не мог слишком долго оставаться вне веера, но благодаря улучшению основы культивации Бай Сяочуня, теперь его хватало на время горения палочки благовоний. Тем временем Бай Сяочи быстро отправил руку суверена в сторону старухи.

В этот раз Бай Сяочунь впервые использовал все силы, чтобы контратаковать старуху. Она взвыла в ответ, взмахнула лампой и от той распространилось море чёрного огня. То, что этот огонь, казалось, не затронут влиянием зоны изменённого времени, созданной Бай Сяочунем, было вызвано вовсе не слабостью божественной способности Бай Сяочуня, а мощью основы культивации старухи.

Область влияния Гравитационного Уничтожения продержалась время нескольких вдохов, этого хватило, чтобы несколько зарядов Сияния Архея попали по старухе. Хотя казалось, что она существует в другом измерении, но из-за зоны с изменённым временем, когда лучи прошли через неё, она всё равно оказалась ранена. Пока она кричала, подоспели архей-раб и рука суверена. При этом в зоне Гравитационного Уничтожения продолжало гореть чёрное пламя и пойманная старуха выполнила жест заклятия. Это заставило море чёрного огня принять форму чёрной лампы, которая полетела в руку суверена.

Когда они столкнулись, то мощный грохот потряс всё вокруг. Архей-раб закашлялся кровью, а рука суверена оказалась отброшена обратно к вееру. Она не пострадала, но временно ничего не могла сделать. Архей-раб вернулся на веер. Однако и старуха осталась не в лучшей форме. Её волосы растрепались, она выглядела потрёпанной и начала исчезать из поля зрения. Её глаза наполнились безумием, она взвыла, отправляя ещё одно море чёрного огня в сторону веера. Когда огонь начал распространяться, перепуганные Бай Сяочунь и Бай Сяочи развернули веер и на полной скорости полетели прочь.

Море огня продолжило распространяться у них за спиной, сопровождаемое завываниями старухи. Наконец огня стало так много, что можно было разглядеть другую женщину. Она была прекрасна, одета в роскошные одежды, а в её фениксовых глазах сияло достоинство. Однако в центр её лба попал клин из чёрного огня, и вся её красота и великолепие превратились в злобу и свирепость. Когда Бай Сяочи увидел прекрасную женщину, то невольно воскликнул:

— Бессмертная Императрица!