Глава 1252. Воскрешение Бай Хао

Обрадовавшись и глубоко вздохнув, он медленно перенёс язычок тридцатицветного пламени к метке на руке. При этом душа Бай Хао начала излучать невероятно сильные колебания.

— Хао’эр… — обрадованно прошептал он. После этого он взял тридцатицветный огонь, над которым работал много лет, потратив невероятное количество ресурсов и сил, и поместил его на метку.

Сразу же вспыхнул ослепительный свет. Много лет назад Бай Хао пожертвовал собой, чтобы создать двадцатидвухцветное пламя, необходимое для спасения Бай Сяочуня в самый критический момент. В ответ Бай Сяочунь заплатил невероятно огромную цену, чтобы воскресить Бай Хао из метки, которая осталась после его гибели.

Свет от метки становился всё ярче, и Бай Сяочунь переживал всё сильнее. Он неотрывно глазел на метку, пока она наконец не отделилась от его руки и не поплыла по воздуху, останавливаясь перед ним. Потом от неё стали исходить колебания души. Колебания становились всё сильнее и метка стала обретать очертания. Прямо на глазах у Бай Сяочуня она превратилась в Бай Хао.

— Хао’эр! — обрадованно воскликнул он. Веки Бай Хао дрогнули и он открыл глаза. Сначала он рассеянно оглядывался, но потом увидел Бай Сяочуня и задрожал.

— Наставник!

На лице Бай Сяочуня появилась широкая улыбка. Он так долго ждал, когда наконец сможет снова встретиться с Бай Хао. Воспоминания Бай Хао до сих пор были немного расплывчатыми, но когда он увидел наставника, то ощутил, что всё в порядке, и сразу успокоился. В конце концов, много лет наставник был для него единственной семьёй. Теперь, когда они опять были вместе, всё снова было тихо и спокойно. Постепенно на лице Бай Хао появилась улыбка. Упав на колени, он трижды поклонился.

— Я так долго не видел тебя, наставник…

Послышался тёплый смех и глубокие родственные чувства охватили их сердца. Наконец Бай Сяочунь и Бай Хао начали разговаривать, и темы для разговоров всё не кончались. Пока Бай Сяочунь хвастал, Бай Хао постепенно узнал обо всём, что случилось после его гибели. Он узнал, что мир Достигающий Небес оказался разрушен, и что теперь все жили в вечных бессмертных областях. Он услышал о победах, достигнутых наставником, о том что при его помощи поднялась третья могущественная династия.

— Ах да. Твой достопочтенный наставник теперь архей! Ты слышал об археях? Во всех вечных бессмертных землях их всего трое! И я не простой архей. Я могу легко победить двух других.

Бай Хао рядом несколько раз моргнул. Однако он хорошо знал Бай Сяочуня и понимал, что ему нравится. С сияющими восхищением глазами он сказал:

— Наставник, ты всегда был несравненным под небесами. Куда бы ты не пошёл, там всегда вокруг тебя случается нечто грандиозное. В этом отношении я никогда не мог приблизиться к тебе. Думаю, что мне придётся очень постараться, чтобы улучшить свои навыки.

В ответ на эту откровенную лесть Бай Сяочунь рассмеялся. Затем он указал на Бай Хао и постарался вести себя посерьёзнее, хотя это было сложно.

— Хао’эр, одна из твоих черт характера, которая мне всегда в тебе нравилась, это то, что ты всегда говоришь только правду. Неплохо. Совсем неплохо.

Бай Хао усмехнулся. Раз наставник счастлив, он тоже был доволен. При одной мысли, сколько всего наставник сделал, чтобы воскресить его, у него на сердце становилось тепло. Тут Бай Сяочунь взмахнул рукой и уже хотел начать снова хвастать, как внезапно огромная башня на горе на картине веера, задрожала и начала излучать белый и чёрный свет. У Бай Сяочуня отвисла челюсть, а Бай Сяочи воскликнул:

— Сущность Дао Жизни и Смерти поглощается? Небеса! Как такое вообще возможно?!

Только что дух управления посмеивался над тем, как хвастался Бай Сяочунь, но теперь он полетел прямо к Башне Жизни и Смерти. Бай Сяочунь тоже поспешил туда, за ним последовал Бай Хао. Оба шли с очень серьёзным видом.

Зайдя в картину, Бай Сяочунь отправил божественное сознание в башню, где он увидел, как труп Сун Цюэ поднялся в воздух! Два потока тумана, сформированного из Сущности Дао Жизни и Смерти, обвились вокруг него и медленно поглощались его телом.

— Ему действительно удалось заставить это сработать? — выпалил Бай Сяочи. — Не может быть! Это просто не имеет смысла…

Внезапно он понял, что говорит вслух, он втянул воздух ртом и посмотрел на Бай Сяочуня. Поняв, что тот полностью сосредоточен на Сун Цюэ, он облегчённо выдохнул. По правде говоря, шансы на успех были гораздо меньше, чем много лет назад сказал Бай Сяочи. В конце концов, башня была лишь на начальной стадии разработки Мировым Даосом. Однако сейчас его теории подтвердились.

— Сун Цюэ… — тихо произнёс Бай Сяочунь. Хотя вокруг Сун Цюэ по-прежнему была плотная аура смерти, выглядел он теперь по-другому, было заметно, что он возвращался из глубин небытия.

Без сомнения, Сун Цюэ сливался с Сущностью Дао Жизни и Смерти, а если ему это удастся, то были большие шансы вернуться к жизни. Более того, его основа культивации скорее всего тоже будет совсем другой, хотя сейчас невозможно было сказать, какой именно. К сожалению, Бай Сяочунь не мог сейчас узнать никаких подробностей. Что касается Бай Сяочи, то после того как он пришёл в себя от шока, он понял, о чём думает Бай Сяочунь, и быстро подсказал ему.

— Господин, этот даос может вполне успешно слиться с самой Эссенцией Дао. Хотя он не сможет получить одобрение мира и поэтому не сможет стать настоящим сувереном, однако его сила будет настолько велика, насколько это возможно не становясь сувереном. Он будет на уровне псевдосуверена! Однако насколько быстро будет проходить процесс слияния, зависит от удачи. В конце концов, ничего подобного ещё никогда не происходило.

Бай Сяочунь посмотрел на Сун Цюэ со смешанными эмоциями. Сущность Дао Жизни и Смерти было Дао Мирового Даоса Бессмертного Императора. Если процесс слияния для Сун Цюэ пройдёт успешно, то тогда он в какой-то степени станет настоящим преемником даосских доктрин и учения Мирового Даоса.

Услышав объяснения Бай Сяочи, и какое-то время произучав Сун Цюэ, Бай Сяочунь очень обрадовался. Если Бай Хао спас жизнь Бай Сяочуню, то Сун Цюэ спас жизни его жён и неродившихся детей. Такое добро Бай Сяочунь никогда бы не смог забыть. Со сверкающими глазами он вздохнул, соединил руки и поклонился Сун Цюэ. Затем он развернулся и ушёл.

В этот миг в трёх императорских династиях в вечных бессмертных областях продолжалась охота на упавшие куски метеоритов и либо уничтожения живых из них, либо собирания этих созданий. Однако всё шло не слишком хорошо. Метеоры были инфицированы аурой суверена, поэтому там, куда они приземлились, всё начинало гнить. Если их быстро находили, то с этими последствиями удавалось в какой-то мере справиться. К сожалению, некоторые области требовали вмешательства божественных.

Прошёл месяц, и хотя многие метеоры были обнаружены, все они были просто кусками камня. Почти ни один из них не содержал плоть и кровь клонов суверена в небесах. На самом деле пока нашёлся только один такой камень с клоном и он был на территории династии Святого Императора.

Где-то рядом с границей между династией Архимператора и Коварного Императора по воздуху летел король гиганта-призрака. Будучи божественным он уже разобрался с семью метеорами, которые он либо раздавил, либо собрал. И теперь он летел в область, где был один из его подчинённых полубогов, который обнаружил метеор. Хорошо, что это было в отдалённой пустынной местности. Поэтому распространяющаяся коррозия не повредила людям. Более того, основа культивации короля гиганта-призрака была способна до какой-то степени сопротивляться разъедающему воздействию. Место, куда он направлялся, становилось всё ближе и ближе.

«Разобравшись с этим камнем, я вернусь в город, — вздохнув, подумал он. — Боюсь, что после этого случая будут серьёзные последствия».