Глава 1253. Возвращение!

Траектория полета короля гиганта-призрака вела его все ближе к границе с территорией династии Коварного Императора. Наконец он очутился над обширной впадиной. Она не была слишком большой, но земля в этой области была почерневшей и от нее поднимался черный дым. В центре впадины находился кусок метеора. Он был размером с кулак и пульсировал странным тусклым светом. На самом деле сам камень, казалось, изменяется в размере согласно какой-то странной закономерности. Это походило на биение сердца.

Восемь полубогов из династии Архимператора уже оцепили область, но их сил не хватало, чтобы сдерживать разъедающие испарения, исходящие от метеора, поэтому они не приближались к нему. После того, как они сообщили о находке, они просто ждали, когда появится король гиганта-призрака. Когда они увидели, что он приближается, то поднялись на ноги и поприветствовали его. Король гиганта-призрака помахал рукой в ответ и ничего не сказав, полетел прямо во впадину.

Пульсирующая разъедающая аура могла расплавить на месте полубога, но божественный какое-то время мог безболезненно ее переносить. Однако король гиганта-призрака тоже начал пульсировать черным дымом. Зная, что этот эффект может быть очень опасным, если позволить ему продолжаться долго, он поспешил к камню, а потом протянул руку, чтобы схватить его. Точно так же, как и с предыдущими камнями, он одновременно обследовал его при помощи божественного сознания. Тут его выражение лица изменилось, и глаза широко распахнулись.

— Это не камень!

К его удивлению, божественное сознание показало ему, что внутри камня находится нечто похожее на нерожденную ящерицу. А когда король гиганта-призрака сканировал ее божественным сознанием, она зашевелилась. Сначала король гиганта-призрака обрадовался, что нашел что-то непохожее на предыдущие камни. Понимая, насколько это может быть ценной находкой, он развернулся и полетел к городу Архимператора.

Однако в этот миг с неба послышалось холодное хмыкание, которое обратило всю область в море огня. Черное пламя двигалось слишком быстро, чтобы полубоги могли избежать его, они закричали и превратились в пепел.

— Коварный император! — рыкнул король гиганта-призрака. Он видел, как коварный император сражался с Бай Сяочунем, и не раз за эти годы разговаривал о нем с Гунсунь Вань’эр. Как только он почувствовал появление коварного императора, то сразу же отправил предупреждение в город Архимператора.

К сожалению, море огня двигалось слишком быстро и как огромная рука обхватило короля гиганта-призрака. Как бы он не пытался сопротивляться и сбежать, его основа культивации была слишком низкой. Поэтому схватившая его рука насильно вытянула его в небо.

Там в императорских одеждах парил коварный император, он сложил руки за спиной и на его лице не отражалось никаких эмоций. Игнорируя руку из огня, он сосредоточился на отобранном у короля гиганта-призрака камне, который он теперь внимательно разглядывал. Поразительно, но его рука поглотила камень, после чего в его глазах зажегся странный свет, а его аура значительно усилилась.

В это время у короля гиганта-призрака, объятого пламенем, из глаз, носа, ушей и рта сочилась кровь. Он был так серьезно ранен, что потерял сознание. Наконец коварный император посмотрел на него и обратил свой взгляд в сторону города Архимператора. Прищурив глаза, он холодно проговорил:

— Прошло много лет, Бай Сяочунь. Ты действительно обладаешь боевой мощью архея?..

Учитывая, как много времени прошло с тех пор, как Бай Сяочунь совершил что-то в вечных бессмертных землях, и коварный, и святой императоры терялись в догадках о том, какая в действительности у него боевая мощь. В прошлом Бай Сяочунь полагался на Сияние Архея. Но за прошедшие годы коварный император терпеливо работал над тем, чтобы найти способ противостоять воздействию этого оружия. И теперь, будучи убежден, что пришло время великих свершений, он с нетерпением ждал, как проявит себя Бай Сяочунь. Посмеиваясь, он схватил короля гиганта-призрака и улетел.

Вскоре коварный император прислал в город Архимператора дхармический указ. Содержимое было предельно ясным: король гиганта-призрака зашел на территорию династии Коварного Императора, чтобы украсть метеорит. За это преступление коварный император поймал его и собирается наказать. Из этого дхармического указа явно следовало, что коварный император желает, чтобы Бай Сяочунь пришел в город Коварного Императора и освободил короля гиганта-призрака.

Невозможно было скрыть того факта, что это была попытка прощупать возможности Бай Сяочуня, что заставило даже святого императора прищуриться. С одной стороны, у него был альянс с Бай Сяочунем, но с другой стороны, он давно подозревал, что на самом деле боевая мощь Бай Сяочуня гораздо ниже, чем они изначально подумали. Поэтому эта проверка, предложенная коварным императором, на самом деле казалась ему хорошей идеей.

«Небольшая проверка пойдет только на пользу, но если Бай Сяочунь погибнет, то это может иметь негативные последствия». Поэтому святой император решил внимательно следить за ситуацией и быть готовым в любой момент вмешаться.

Прошло три дня, а от города Архимператора так и не последовало никакого ответа. Подозрения коварного императора усилились, как и подозрения других людей. Тем временем важные люди в городе Архимператора забеспокоились, особенно Чжоу Цзымо и Небесный Грандмастер. Все они хорошо понимали, что коварный император проверяет Бай Сяочуня, и если он не появится, то это сразу обнажит их слабость. А если Бай Сяочунь и правда слаб, или они слишком долго будут тянуть время, то король гиганта-призрака окажется в очень серьезной опасности.

Тут Сун Цзюньвань, Чжоу Цзымо и Хоу Сяомэй отправились к Бай Сяочуню в комнату для медитации, вместе с ними пошли Небесный Грандмастер и Гунсунь Вань’эр. Вместе они отправили божественное сознание, надеясь пробудить Бай Сяочуня из медитативного транса. Однако на их божественное сознание не последовало никакой реакции. Они еще больше разволновались, но тут дверь в комнату распахнулась и появился Бай Сяочунь. Однако все сразу заметили, что он был частично прозрачный и очевидно являлся клоном. Никто ничего не успел сказать, как он произнес:

— Я знаю, что произошло. Мое истинное я уже в пути.

Потом он внезапно засиял ярким светом! Все, начиная с Небесного Грандмастера и заканчивая Гунсунь Вань’эр, были потрясены этим светом, который слепил даже божественных. Когда свет стал еще ярче, все задрожали, потому что сильнейшая аура заставила их головы пойти кругом.

Вскоре свет стал формировать человеческие очертания. Это походило на телепортацию, будто Бай Сяочунь материализовался именно в том месте, где был его клон. Когда его наконец можно было разглядеть, все увидели, что он выглядит не так, как прежде. Его волосы были длиннее, и на вид он казался моложе. Однако в его глазах было что-то очень глубокое, словно там скрывались звезды, но в то же время они походили на черные дыры, стягивающие все внутрь. Его глаза заставили всех удивиться, вне зависимости от уровня основы культивации. Поразилась даже Гунсунь Вань’эр, находившаяся на позднем уровне божественного.

Когда он путешествовал по пустоте, то обычно не скрывал своей ауры. И хотя он уже убрал ее, когда клон предупредил его о том, что коварный император взял в плен короля гиганта-призрака, в его сердце поднялась ярость, и поэтому часть ауры просочилась наружу, приведя всех в шок. Первым пришел в себя Небесный Грандмастер. Сложив руки, он поклонился Бай Сяочуню.

— Приветствую, Архимператор!

Все последовали его примеру.

— Приветствуем, Архимператор!

— Я обо всем позабочусь, — сказал он им, в его глазах показалось тепло. — Не волнуйтесь.

Чжоу Цзымо, Сун Цзюньвань и Хоу Сяомэй ощутили заметное облегчение, будучи уверенными, что все будет в порядке. Они уже давно не виделись и он обнял трех своих жен. Сун Цзюньвань тепло улыбалась, а живот у Хоу Сяомэй уже был заметно округлым. Однако обе женщины знали, что хуже всего похищение короля гиганта-призрака отразилось на его дочери, поэтому они втайне сделали ему знак, чтобы он уделил ей побольше внимания. Когда он посмотрел на Чжоу Цзымо, то сразу заметил, какие красные у нее глаза.

— Я верну тестя обратно, — мягко сказал он, — и заставлю коварного императора заплатить за все. Когда я вернусь, то какое-то время не буду уходить в уединенную медитацию.

После этого он сорвался с места и поднялся в небо.