Глава 1289. Отчаянное сражение

Возможно, Вечная Мать чувствовала, что успех Бай Сяочуня в следовании своём личному Дао — это единственная надежда для неё и вечных земель. Если его постигнет неудача, то вечные земли будут обречены и никто не сможет спасти их. В конце концов, даже тогда, когда она была на пике возможностей, вечные бессмертные области могли лишь отсрочить неизбежную катастрофу, а не предотвратить её полностью. Но если Бай Сяочунь сможет успешно отыскать своё Дао, то хотя в игре по-прежнему останется множество переменных, по крайней мере появится хоть какая-то надежда на будущее.

Поэтому она не могла допустить, чтобы в критический момент культивации ему кто-либо помешал. Прошло так много лет с тех пор как её изначально ранили, и у неё осталось совсем немного божественных сил, большую часть которых она потратила на одобрение божественных и чтобы помочь святому императору. Однако этого остатка всё ещё хватало, чтобы использовать его сейчас, в критический момент.

Без промедления она отправила свою волю в вечные земли, встряхнув всех живых существ и заставив метку на лбу святого императора светиться ещё ослепительнее. Свет от метки распространился во все стороны, и цветок на лбу святого императора превратился в глаз Вечной Матери. Потом глаз открылся! Тут же аура святого императора усилилась с взрывной скоростью. Ранее его основа культивации была немного нестабильна, но сейчас она стабилизировалась и достигла уровня настоящего суверена.

Грохот наполнил небеса и землю, и появилась аура, представляющая естественные законы земли и неба, из-за неё небеса потемнели, а звёздное небо исказилось. Очевидно, что эта неожиданно появившаяся сила святого императора исходила от Вечной Матери, и долго продлиться не могла. Однако этого было достаточно, чтобы даос Достигающий Небес помрачнел. Вечная Мать сделала ход в самый критический момент.

— Проклятье! — прорычал он, и его лицо исказилось от безумия, после чего он ринулся пересекать огромную реку. Ему нужно было всего время нескольких вдохов, но как Вечная Мать могла дать их ему?

Аура святого императора стала ещё сильнее, и его глаза сверкнули, он помчался через реку и появился прямо перед образом лица Смертного Отступника. Добравшись до него, он толкнул рукой в сторону лица.

— Прочь! — взревел он. Этот простой жест был подкреплён силой суверена и заставил воду в реке закипеть и отлететь в противоположную сторону. В то же время лицо Смертного Отступника исказилось и искривилось, не в силах сопротивляться, и его отбросило назад.

— Я отказываюсь принять это! — прокричал даос Достигающий Небес, и кровь полилась из его рта. Он заплатил очень высокую цену, чтобы использовать самый сильный козырь, даже повредив свою жизненную силу и душу для того, чтобы в этот критический момент изменить ход битвы в свою пользу. Но появление Вечной Матери уничтожило его шанс.

Как он мог принять подобное? Ударив себя ладонью в грудь, он оказался объят чёрным пламенем. Этот огонь олицетворял нирваническое уничтожение и смерть. Это была тьма, которая сжигала не врага, а самого даоса Достигающего Небес. Поразительно, но он ни мгновения не колебался, когда поджёг сам себя… чтобы сделать себя сильнее прежнего!

У него просто не было другого выбора. Что ещё хуже, у него было чёткое ощущение, что если он бы не сделал этого, то его наверняка убили бы и душой, и телом. Однако, если ему каким-то образом удастся добраться до лба Смертного Отступника, то возможно он сможет найти там силы, чтобы восстановиться.

— Три тысячи Дао Нирванического Уничтожения! — Его руки замелькали в жестах заклятия, и это заставило появиться нечто, напоминающее нить из самих естественных законов. Это походило на волос, прикреплённый к лицу Смертного Отступника.

Этот волос действительно был законом природы и гудел от силы эссенции, одной из многих, существовавших в звёздном небе. Это было не то, что даос Достигающий Небес обрёл во время просветления, а скорее нечто, чем обладал Смертный Отступник. Когда Смертный Отступник уничтожал одну процветающую цивилизацию за другой, он забирал всё, что составляло их, и преображал это в эссенцию силы. Вообще говоря, даос Достигающий Небес не должен был иметь возможности использовать магию нирванического уничтожения Смертного Отступника. Однако, сжигая своё тело, он смог сделать это!

Через миг появился второй волос, потом третий, потом четвёртый… В один миг появились уже сотни волос, а потом и больше тысячи… При этом сила естественных законов и эссенции заставила задрожать небеса и потрясла всех наблюдающих за происходящим. Река начала испаряться, и в конечном итоге появились все три тысячи великих Дао. Три тысячи волосинок можно было чётко рассмотреть в пустоте, а затем все увидели, как каждая из них стала трансформироваться в десятки волосинок поменьше, казавшихся клоном оригинала.

Эти бесчисленные малые Дао существовали внутри великой эссенции Дао, все они происходили от Смертного Отступника. Три тысячи великих и несметное количество малых Дао вместе образовали силу, способную разрушить всё, что угодно. Дьявольское Солнце и Демоническая Луна, выполняющие роль глаз в проекции лица Смертного Отступника, засияли ярким красным светом, словно ожили.

— Никто не сможет остановить меня! — взвыл даос Достигающий Небес, пылая чёрным огнём. В окружении иллюзорного лица Смерного Отступника и бесчисленного множества волос естественного закона, он продолжил мчаться через реку.

Сейчас он был гораздо сильнее, чем прежде, и поэтому в один миг преодолев часть реки, оказался прямо напротив святого императора. Святому императору не оставалось ничего другого, как вместе с блеском его метки глаза Вечной Матери и взрывной аурой использовать жест заклятия двумя руками. В результате за его спиной появился Вечный Цветок, который полной силой сражался с проекцией лица Смертного Отступника.

Послышался грохот, когда они столкнулись, земли вечных бессмертных областей затряслись, а небеса осели. Изо рта даоса Достигающего Небес брызнула кровь и его тело ещё сильнее иссохло. К этому времени пламя его жизненной силы уже было очень тусклым, очевидно, что ход Вечной Матери настолько истощил его, что он едва держался за жизнь. Однако его божественные способности происходили от Смертного Отступника. Поэтому в каком-то смысле, они не могли закончиться, даже если он умрёт. И хотя сила Вечной Матери оттолкнула лицо Смертного Отступника, отправив его обратно за реку, святой император оказался сильно потрясён и, качаясь, отступил на несколько шагов. В то же время глаз Вечной Матери померк и закрылся.

Нечто походившее на вздох сожаления пронеслось по небесам и земле. Когда Вечная Мать была на пике сил, возможно, она бы не смогла противостоять Смертному Отступнику, но она точно с лёгкостью запечатала бы его ученика, подобного даосу Достигающему Небес. А теперь всё, на что она была способна — это две контратаки, после чего ослабла настолько, что невольно снова заснула…

Когда глаз Вечной Матери закрылся, аура святого императора тоже стала слабеть. Закашлявшись кровью, он отступил назад на несколько шагов, потом его лицо побледнело как мел. И теперь огромная сила даоса Достигающего Небес заставила отчаяние затопить его сердце.

«Если ученик настолько силён, то какова же мощь самого Смертного Отступника?» Святой император отступил, мучаясь от горечи, а даос Достигающий Небес посмотрел на него, ощущая, как жизненные силы быстро сгорают, и впал в безумие.

В окружении проекции лица и с тремя тысячами волосков, он снова приготовился атаковать реку. И теперь ничего не могло его остановить. Очевидно, что на этот раз он мог успешно пересечь её.

Но тут глаза открыл Сун Цюэ и в них засиял ослепительный свет. Он выполнил жест заклятия двумя руками и произнёс:

— Гора Эссенции Дао, раздави его!