Глава 1290. И это того стоило?

Вообще говоря, в этом мире всё ещё содержался небольшой поток ци, точно так же, как в Бессмертном Мире оставался последний поток ци, который Бай Сяочунь забрал, чтобы достичь уровня архея. Но этот поток ци был полностью недоступен для даоса Достигающего Небес.

Как только Сун Цюэ пробудился, он выполнил жест заклятия двумя руками и с сокрушающей силой отправил гору Эссенции Дао через реку прямо к даосу Достигающему Небес. Тот уже хотел снова пойти в наступление, но сейчас на него надвигалась гора. Более того, Сун Цюэ взял контроль над рекой и она словно бы ожила. Сразу же поток воды в ней обратился вспять и в то же время река окружила даоса Достигающего Небес. Гора Эссенции Дао выросла в размерах и стала опускаться, излучая силу эссенции.

— Проклятье! — хотя проекция лица Смертного Отступника и могла выдержать давление, но сам даос Достигающий Небес был уже в очень плохой форме, он оглядывался в отчаянии и кровь сочилась из его глаз, ушей, носа и рта. Он боролся, но безуспешно. Гора Эссенции Дао продолжала опускаться, вызывая оглушительный грохот в воздухе. В окружении реки, даос Достигающий Небес издал непокорный крик. У него было ещё много незаконченных дел, он ещё не успел стать настоящим сувереном. У него были и более далеко идущие планы, поэтому он просто не мог поверить, что прямо сейчас умрёт.

Что ещё хуже, он даже не начал сражаться с Бай Сяочунем! Если бы его противником был он, то даос Достигающий Небес ещё бы смог смириться с поражением, но он сражался против тех, кто в его глазах представлялся просто безымянным никто, что добавляло к поражению унижение. Наконец он горько усмехнулся и опустил голову. Он сейчас был объят таким ярким огнём, то его лица даже было не видно, что делало его похожим на большой костёр.

— Бай Сяочунь! — взвыл он, и его глаза сверкнули так, словно он мог пронзить взглядом вечные земли и увидеть Бай Сяочуня в комнате для медитации императорского дворца в городе Архимператора. Могло показаться, что эта картина ясно стоит у него перед глазами. Когда он произнёс имя Бай Сяочуня, он раскинул руки в стороны и ещё больше пламени вспыхнуло из его тела. Очевидно, что раньше он немного сдерживался и сжигал только свою плоть, кровь и жизненную силу. Однако он не трогал свою душу и Дао, полученное от Смертного Отступника. Но теперь… ему было уже всё равно. Он начал сжигать и душу, и Дао, заставляя бушующее пламя распространиться во все стороны под его завывания от боли.

— Проекция Нирванического Уничтожения!

Пламя, вырвавшись из него, присоединилось к проекции лица Смертного Отступника и сформировало проекцию тела! Теперь проекция Смертного Отступника стала полной. Даос Достигающий Небес использовал божественную способность сжечь себя дотла, чтобы обменять её на козырь из Дао нирванического уничтожения. Ему пришлось заплатить максимальную цену, при этом достигая умопомрачительного уровня силы. Когда гора Эссенции Дао достигла его, он взвыл и его оглушительный голос потряс звёздное небо, заставив задрожать весь мир.

— Убирайся отсюда!

В образе проекции Смертного Отступника даос Достигающий Небес раскинул руки и отправил мощную силу навстречу горе, после чего на ней появились трещины и она разрушилась. Куски горы всё ещё разлетались в разные стороны, когда он сжал свою пылающую руку в кулак и нанёс удар. Неописуемо мощные колебания распространились вокруг, заставляя реку задрожать и брызги разлететься в разные стороны по звёздному небу.

Пока всё сущее дрожало, даос Достигающий Небес повёл проекцию прямо к голове огромного Смертного Отступника, чтобы сбежать. Его главной целью было спастись. Он поджёг свою душу и Дао, после подобных травм нужно было очень длительное восстановление. В конечном счёте, он всё ещё хотел выжить.

Жизненные силы Бай Сяочи в веере к этому времени оказались сильно повреждены. И когда он увидел, что происходит, то жалобно закричал. Что касается Сун Цюэ, то в его глазах сверкнула злость и от него начали исходить мощные колебания. В ответ на эти колебания, рука суверена внезапно загорелась ярким светом. С мощной силой она помчалась по звёздному небу так, что небо изгибалось под её воздействием. И летела она прямо в даоса Достигающего Небес.

Проекция тела Смертного Отступника сразу же задрожала и стала искажаться, полностью сводя с ума даоса Достигающего Небес. Его жизнь к этому моменту уже и так была очень нестабильной, а тут снова препятствия. После того, как рука суверена нанесла по нему удар, Сун Цюэ посмотрел на происходящее налившимися кровью глазами и отправил вперёд колебания ещё мощнее. Поразительно, но он тоже начал сжигать себя.

— Я ещё не умер, Достигающий Небес, гад!

Объятый бушующим пламенем, он поднялся на ноги, используя жизненную силу и эссенцию Дао, а также всё, что было необходимо, чтобы сформировать вокруг себя огромного иллюзорного гиганта. Это была фигура невероятно красивого мужчины в даосских одеждах и с сиянием звёзд в глазах. Если бы Бай Сяочунь был здесь, то он бы сразу узнал этого человека. Сун Цюэ призвал форму не кого иного, а Мирового Даоса.

Протянув руку, он стянул все капли огромной реки к гиганту, чтобы сформировать его плоть и кровь. С этого момента Мировой Даос выглядел очень похожим на себя при жизни. Потом Сун Цюэ протянул вторую руку и заставил осколки горы Эссенции Дао собраться вместе и зависнуть справа от гиганта. Бай Сяочи в веере очень обрадовался, а Сун Цюэ отправил веер в пустоту так, чтобы он оказался слева от гиганта. Всё происходило очень быстро. В то время как даос Достигающий Небес пытался спастись бегством, Сун Цюэ применил божественную способность, чтобы преградить ему путь. Сун Цюэ, словно воплощение Мирового Даоса, заставил небеса задрожать и полетел к даосу Достигающему Небес.

— Умри! — взвыл он, и в его глазах сверкнуло безумие. В конце концов не только Бай Сяочунь ненавидел даоса Достигающего Небес. Сун Цюэ тоже был из мира Достигающего Небес, он до мозга костей ненавидел этого человека. Когда воплощение Мирового Даоса приблизилось, он стиснул руку в кулак и нанёс удар в сторону даоса Достигающего Небес. Он вложил в удар всё, что составляло его суть, заставив образ Мирового Даоса словно сияющий метеор озарить звёздное небо.

Даос Достигающий Небес помрачнел. Если бы рука суверена не искажала пространство рядом с ним, то, возможно, он бы и успел добраться до своей цели. Но сейчас времени для этого не хватало. В миг смертельной опасности он горько рассмеялся, развернулся и произвёл жест заклятия двумя руками. Тут же между руками воплощения Смертного Отступника появилась чёрная воронка. Без промедления он отправил воронку в сторону приближающегося воплощения Мирового Даоса.

Послышался грохот, превосходящий всё, что уже произошло в этом бою. Окружающая пустота начала разрушаться. Казалось, что разрушится всё звёздное небо. В вечных землях горы сравнялись с землёй, Вечное море разлилось по окружающим землям. Казалось, что между Сун Цюэ и даосом Достигающем Небес образовалась чёрная дыра, прямо между воплощениями Мирового Даоса и Смертного Отступника.

Наконец проекция даоса Достигающего Небес больше не смогла держаться и чёрное пламя схлопнулось. В то же время образ Мирового Даоса вокруг Сун Цюэ тоже развалился на куски. Сун Цюэ отбросило назад, кровь потоком брызнула у него изо рта. Он сделал всё, что мог, и словно свеча на ветру оказался на грани смерти. Хорошо, что там ещё был святой император, несмотря на полученные ранения, он смог схватить Сун Цюэ и отступить.

Что касается даоса Достигающего Небес, то как только исчезла проекция Смертного Отступника, он оказался посреди звёздного неба с растрёпанными волосами и бледным лицом. Хотя вокруг него не видно было пламени, на самом деле оно продолжало гореть внутри и уничтожать последние остатки жизненной силы. Внезапно он ощутил полное спокойствие. Он больше не думал о Сун Цюэ, святом императоре или о бессчётном множестве живых существ вечных земель. Он не думал даже о Бай Сяочуне. Вместо этого он бросил взгляд в определённую сторону вечных земель.

«Папа, это того стоит?.. Я твоя дочка! Я умоляю тебя, папа. Я молю тебя…»

Он услышал слова Ду Линфэй, сказанные много лет назад, когда он пытался заставить её и Бай Сяочуня слиться воедино на острове Достигающем Небес.

— Стоило ли? — прошептал он сам себе. — Стоило ли оно этого?..

Внезапно он ощутил укол боли на тыльной стороне ладони и, глянув на неё, увидел каплю жидкости. Это была слеза. Он смотрел на неё и не понимал, откуда она взялась. Однако как только она коснулась его плоти, волна боли окатила его. А потом он увидел, как его ладонь превращается в пепел. Затем в пепел превратилась вся рука. И процесс продолжался.

«Я же не всегда был таким, верно?..» — подумал он. Он закрыл глаза, объятый горечью и растерянностью. Постепенно всё его тело превратилось в прах, а его воспоминания исчезли вместе с последними словами, сказанными ему дочерью.