Глава 1291. Смертный Отступник пробуждается

Даос Достигающий Небес канул в небытие. В мире Достигающем Небес его блестящий талант, огромная сила и невероятные способности плести интриги и изобретать стратегии разрушили город Архимператора. Он чуть не прервал линию крови Архимператора и стал причиной возникновения диких земель. В итоге он лично уничтожил мир Достигающий Небес… И теперь его жизнь тоже осталась лишь в истории. Он превратился в прах, дрейфующий в звездном небе, а его душа навсегда разрушилась.

Никто не слышал его последних слов, и никто не знал о том, что перед самой смертью он задавался вопросом, стоило ли это всё того. Никто никогда не узнает, что бы случилось, если бы хранитель гробницы нарушил древние условия и позволил бы даосу Достигающему Небес стать во главе династии Архимператора. Но хранитель гробницы следовал завещанному Архипредком: он не позволил тому, кто не обладал даосской магией архимператоров, вести великий исход из мира Достигающего Небес.

Даос Достигающий Небес прожил жизнь, полную событий, и теперь его беспощадные амбиции пришли к концу.

В глазах Сун Цюэ и святого императора показались смешанные эмоции, пока они смотрели на разлетающийся по пустоте прах даоса Достигающего Небес. Остальные жители вечных земель, а в особенности культиваторы династии Архимператора, были полностью поражены невероятным боем, развернувшимся на их глазах. Хотя они и не могли всё рассмотреть в подробностях, они чувствовали, что даос Достигающий Небес умер, и через короткое мгновение полной тишины разразились бурным ликованием. Они всей душой ненавидели даоса Достигающего Небес, их радостные возгласы раздались повсюду, и Сун Цюэ вместе со святым императором уже хотели вернуться в вечные земли. Но тут они оба нахмурились.

Внезапно появилась бездонная величественная аура, которая была в состоянии заполнить всё звездное небо и оказать давление на всех живых существ. Повсюду подобное проявление считалось верным признаком существования жизни, и происходило оно не от кого иного, а от Смертного Отступника, похожего на статую. Небеса задрожали, вечные земли затряслись, тут и там показались трещины и расщелины. Даже Вечное море оказалось затронуто, оно начало проседать под воздействием невидимой силы.

Все в вечных землях оказались поражены до глубины души и задрожали. Им казалось, что их мысли и чувства внезапно смели прочь, оставляя им возможность ощущать только ужас и смятение. Они внезапно оказались под давлением самого смертельного и жестокого врага из всех возможных.

Если бы всё ограничилось только этим, то это еще ничего. Странно, но появившаяся аура, казалось, содержала в себе естественный закон, под его воздействием появилась сила притяжения, заставившая просевшие ранее воды Вечного моря подняться в воздух. И так происходило не только с Вечным морем. Горы вырвало из земли, они тоже начали парить, а вместе с ними и люди. Какой бы уровень культивации ни был у человека, его поднимало в воздух, и он никак не мог контролировать этот процесс. Города, дворцы, растения, животные. Всё в вечных бессмертных областях оказалось под этим воздействием. Выглядело это совершенно неимоверно.

Даже Бай Сяочунь в своей комнате для медитации начал подниматься в воздух. Никакие защитные магические формации не помогали. Поразительно, но даже дверь в его комнату оказалась под воздействием. Она разрушилась, развалившись на части, которые медленно поднялись в воздух. Теперь можно было увидеть Бай Сяочуня, сидящего со скрещенными ногами, иссохшего и заросшего. Невозможно было определить, был он жив или нет. Воздействие ауры затронуло его, как и всех остальных в вечных землях, за исключением того, что он продолжал сидеть со скрещенными ногами и без движения.

Только Бай Сяочунь отреагировать подобным образом. Даже святой император и Сун Цюэ дрожали, словно внезапно оказались полностью беспомощными. С большим трудом они повернулись и увидели, что Смертный Отступник за их спиной… шевелится! Там, в звездном небе, его руки подрагивали, а от головы послышался треск. В то же время грязь и камни, наросшие на нем за многие века неподвижности, пошли трещинами.

Сначала показалось всего несколько десятков трещин, но потом появились сотни, а затем и тысячи. За несколько минут их стало насчитываться уже десятки тысяч, и с каждой новой трещиной аура Смертного Отступника становилась всё сильнее. Живые существа вечных земель с трудом сохраняли рассудок, на самом деле даже сами земли стали очень медленно подниматься вверх. Сун Цюэ и святой император оказались полностью охвачены шоком.

— Он… он… — запинаясь, произнес святой император, ужас засиял в его глазах, пока он смотрел на трещины, расходящиеся по поверхности тела Смертного Отступника.

Лицо Сун Цюэ потемнело. Только что он и святой император использовали все свои силы до конца, чтобы справиться всего лишь с даосом Достигающим Небес. После этого легко можно было представить, насколько сильнее должен быть по сравнению с ним Смертный Отступник.

— Он пробуждается быстрее, чем ожидалось!

Тут веки Смертного Отступника дрогнули, послышался мощный грохот. По тому, как сейчас с них стали осыпаться камни и грязь, было очевидно, что Смертный Отступник пытался открыть глаза. Запечатывающая полоса, представляющая Архимператора, полностью исчезла за время нескольких вдохов. Раздался звук, словно порвалась струна музыкального инструмента, он наполнил все вечные земли. А потом, впервые с тех пор, как его запечатали, Смертный Отступник открыл глаза… совсем немного, на щелочку, и оттуда показался словно свет двух солнц.

Эти солнца появились в темном звездном небе, они не светились ослепительным светом. Эти солнца были черными и больше походили на черные дыры. И эти черные дыры были ничем иным, как глазами Смертного Отступника! Смертный Отступник пробуждался.

И тут послышался вздох, словно донесшийся из глубины веков. Он прокатился повсюду, заполнил собой звездное небо и даже достиг всех руин, оставшихся после множества живых существ, которые когда-то существовали в этом мире. В ответ на этот вздох у многих живых существ вечных земель помутился разум. Позабыв о том, что их подняло в воздух, они все уставились на глаза Смертного Отступника.

Никто не кричал в панике, но многие от ужаса и беспомощности тяжело задышали. Потом раздался голос, глубоко древний, гудящий эссенцией времени, заставляющий постареть всё, чего касался.

— Я пробудился только с одной целью. Уничтожение…

В этот миг вечные бессмертные области внезапно начали выцветать, серея. К этому моменту Смертный Отступник был полностью покрыт трещинами. Потом послышался треск и он первый раз попытался пошевелиться.