Глава 64. Дух и похороны

— Разойтись, ищите Бай Сяочуня! Того, кто его найдёт, я лично вознагражу очками содействия. Любые члены Падшего Клана Чень, которых вы увидите во время поисков, должны быть уничтожены! — Оу Ян Цзе смотрел на удаляющегося Ли Цин Хоу, сразу же после его команды, окружающие ученики рассредоточились.

Территория радиусом десять тысяч ли и две тысячи учеников. Поиски длились целый месяц. [1 ли = 576 м]

В конце месяца, практически вся область была покрыта, но никаких следов Бай Сяочуня так и не было. Тем не менее они нашли тела убитых Бай Сяочунем членов Падшего Клана Чень, исследование причины их смерти шокировало учеников всё больше и больше.

Многие члены клана были убиты одним движением, что вызвало у учеников недоумение о том, как внешний ученик на шестом уровне Конденсации Ци смог это сделать.

Цянь Дацзинь дрожал, он вдруг подумал, что было бы здорово, если бы Бай Сяочунь действительно умер. Он не хотел иметь настолько яростного противника, к тому же, его слишком тревожил гнев Ли Цин Хоу. Он мысленно застонал.

«Черт побери, если у тебя была такая поддержка, почему ты о ней не упомянул? Расскажи ты об этом, и я бы никогда с тобой не связался!»

Ужасное состояние найденных в лесу трёх тел членов Падшего Клана Чень, находившихся на восьмом уровне Конденсации Ци, было особенно тяжело забыть, это заставляло дрожать разум тех, кто их нашёл.

В конце концов, месяц поисков убедил их в том, что Бай Сяочунь… вероятно, умер. В этом безымянном лесу, где обитало множество монстров, телу человека было слишком легко исчезнуть.

Они также знали, что последний противник Бай Сяочуня, скорее всего, был на девятом уровне Конденсации Ци, и сделали вывод, что Бай Сяочунь… мертв.

Спустя месяц поиски прекратились, ученики вернулись в секту. Они нашли Хоу Юнь Фэя, секта полностью исцелила все его травмы, не жалея на это никаких усилий.

За вклад в это дело, Хоу Юнь Фэй и Ду Лин Фэй были щедро вознаграждены, но это не принесло им ни гордости, ни счастья, лишь печальные воспоминания.

Они не желали возвращаться в секту, но их раны оказались слишком серьёзными. Единственным человеком, оставшимся после ухода учеников, был Ли Цин Хоу. Он целых два месяца продолжал поиски в безымянных лесах, тщательно обыскивая всё, исключая лишь те места, в которые он сам не мог попасть. Было ясно, что Бай Сяочунь где-то здесь, но он просто не мог его найти. Выглядело так, словно Бай Сяочунь не просто потерялся в лесу, а в самом деле оказался где-то в другом мире.

Ему также встречалось множество сильных монстров, в сражениях с которыми он получил несколько травм. По прошествии двух месяцев, он нашел на ветке дерева следы крови и оторванный кусок халата.

«Если бы я не привел тебя на гору…» — Ли Цин Хоу закрыл глаза, вспоминая испуганного Бай Сяочуня, стоящего на вершине горы. В тот момент он фактически втащил его во внешнюю секту… А затем было десять каменных стел…

Его вздох нарушил тишину, а лицо заметно постарело. Он взял кусок ткани и положил его вместе с семью другими, запятнанными кровью.

Ли Цин Хоу молча вышел из леса, превратился в радугу и улетел.

Предательство Падшего Клана Чень закончилось гневной демонстрацией силы, в результате которой клан изменников был полностью уничтожен. Эта новость распространилась, изучив обстоятельства кончины Падшего Клана Чень, четыре континентальных альянса кланов и сект стали относится к Секте Речного Духа гораздо осторожнее.

Что до причин предательства Падшего Клана Чень, то согласно расследованию Секты Речного Духа и множеству найденных улик – печать на родословной была лишь предлогом, настоящая причина была куда глубже и шокировала всю секту.

Если бы Секта Речного Духа не помешала Падшему Клану Чень, то результатом была бы ужасная катастрофа с участием всех кланов культиваторов, находящихся под контролем Секты Речного Духа. Один за другим, кланы стали бы предателями, что привело бы к необратимым последствиям, которые потрясли бы всю секту.

Ду Лин Фэй и другие внесли огромный вклад в предотвращение катастрофы, в частности Бай Сяочунь. Без него эта информация не достигла бы секты вовремя.

Пожертвовав своим шансом на спасение, и вызвавшись отвлечь на себя противника ради высшей цели, Бай Сяочунь тронул множество сердец. Мир культивации был полон эгоистичных людей, а таких, как Бай Сяочунь, было очень немного. Гибель кого-то вроде него, заставила страдать даже старейшин секты.

Чем больше информации раскрывалось, тем тише становилось в секте, по какой-то причине дальнейшее расследование прекратилось, но старейшины на стадии Заложения Основы оставались бдительными.

Назревала буря.

Семь предков южного и северного берегов, наряду со многими старейшинами, после нескольких дней обсуждения пришли, наконец, к единому мнению.

Ду Лин Фэй, Хоу Юнь Фэй, павший в бою Фэн Янь и Бай Сяочунь… Все они были героями, особенно Бай Сяочунь. Его вклад был самым большим.

— Перед тем, как нагрянет буря, нам нужен… прилив духа. Дух Секты Речного Духа завещает отомстить за Бай Сяочуня, который за свою короткую жизнь оказал такую огромную услугу для всей секты. Его похороны пройдут со всеми почестями, в соответствии с его вкладом. Те, кто помог секте, останутся с ней навечно! — такими были слова главы Секты Речного Духа, Чжэн Юань Дуна.

В последующие дни секта прекратила все исследования касательно причин предательства Падшего Клана Чень. Однако они использовали этот случай, чтобы распространить рассказ о Бай Сяочуне, восхваляя его самоотверженные действия на благо секты.

Его историю слышали все ученики как южного, так и северного берегов. Все они знали, что именно Бай Сяочунь сделал для своих товарищей и секты.

В то же время сердца учеников продолжали яростно пылать. Одного Ли Цин Хоу было достаточно, чтобы уничтожить целый клан, но вместе с ним отправили две тысячи учеников южного берега, что заставило это выглядеть, как «использование кузнечного молота, чтобы убить цыплёнка». Это было массовой бойней бессильного и беспомощного скота.

Путём продвижения сектой, имя Бай Сяочуня стало воплощением того, каким должен быть настоящий ученик, это наполнило энтузиазмом сердца остальных учеников.

Это Секта Речного Духа с десятью тысячами лет традиций!

Хоть пальцем троньте нашего ученика и заплатите реками крови!

Это было правдой для всех учеников Секты Речного Духа. Даже будучи вдалеке от секты, ученик никогда не был одинок, у него была поддержка всей Секты Речного Духа.

Эта уверенность выросла в сильное чувство принадлежности к секте, до такой степени, что ученики были готовы пожертвовать всем, в том числе и своей жизнью, чтобы защитить свою секту, чтобы защитить свой дом.

Это – Секта Речного Духа… которая десять тысяч лет назад была лишь небольшой сектой, не входившей даже в десятку сильнейших.

Что касается смерти Бай Сяочуня, то предки вызвали старейшину, который мастерски владел искусством общения с Небесами, чтобы тот лично прочитал заклинания и истолковал знаки Небес. К сожалению, следы того, что Бай Сяочунь ещё жив, так и не были найдены, лишь запах разложения, который подтвердил… что Бай Сяочунь… мёртв.

Через несколько дней ранним утром с неба пролился дождь. Каждая капля дождя приземлялась с печальной мелодией. Толпы учеников, одетых в чёрное, молча покинули свои дома и собрались на склоне Горы Душистых Облаков.

Там лежал надгробный камень с портретом радостно улыбающегося Бай Сяочуня.

В толпе стоял Первый Толстяк Чжан, он, глядя на огромное количество пришедших людей, повернулся к надгробной плите с именем «Бай Сяочунь». Шёл дождь, его одежда промокла, слёзы текли по его лицу. Он вспоминал, как они с Бай Сяочунем вместе ели украденные духовные фрукты, вместе смеялись, вместе продавали позиции внешних учеников, вместе воровали кур…

— Девятый Толстяк… — глаза Первого Толстяка Чжана отражали его печаль. Его сердце было разбито. Словно весь его мир вдруг стал темнее.

Остальные толстяки с Кухни Горящих Печей тоже присутствовали, в том числе и Третий Толстяк Черный, слёзы текли по их лицам.

Сюй Бао Цай, Чэнь Цзыан, Чжао Идо, старейшина Сюй, старейшина Чжоу, все люди, встретившие Бай Сяочуня после того, как он поднялся на гору, все люди, которые его знали… все они его оплакивали.

Чжоу Синь Ци тоже пришла. Она молча смотрела на надгробную плиту. Первое, о чем она подумала, услышав эту историю, это страсть, с которой он охранял Духовных Хвостатых Кур.

Стоя в толпе, Хоу Юнь Фэй опирался на Хоу Сяо Мэй, его кулак был крепко сжат, его тело дрожало от горя.

«Младший брат Бай…» — Хоу Юнь Фэй горько улыбнулся. На следующий день после возвращения в секту, он утопил свое горе в вине, не в силах избавиться от образа Бай Сяочуня, отвлекающего врагов на себя.

Собиралось всё больше и больше людей, практически полностью покрывших склон горы. Они молча смотрели на надгробие.

Ду Лин Фэй была бледной, она стояла впереди толпы, по её лицу стекали капли дождя, дождя из слёз, она в трансе смотрела на надгробие, сейчас её обычно прекрасное лицо исказилось от горя.

«Ты мог бы выжить… Я жива, но ты…»

Ду Лин Фэй рыдала. Последние несколько дней она выглядела полностью истощенной, кроваво-железная фигура Бай Сяочуня, вернувшегося, чтобы их спасти, снова и снова являлась ей во сне. Эта сцена, словно нож, резала её сердце, не переставая текли слёзы.

В воздухе послышался звон погребальных колоколов, несколько радуг возвестили о прибытии предков всех семи гор. Одетые во всё черное старейшины и глава секты со скорбью в глазах смотрели на надгробную плиту.

Сердце Ли Цин Хоу было наполнено горечью и раскаянием.

— Бай Сяочунь, внешний ученик Горы Душистых Облаков Секты Речного Духа. Его силы и способности позволили ему сразить множество предателей из Падшего Клана Чень, а его огромная самоотверженность позволила ему принести в жертву свою собственную жизнь, во благо всей секты. Сегодня мы собрались здесь, как соученики Секты Речного Духа, чтобы имя Бай Сяочуня никогда не было забыто! — сказал глава секты, его голос эхом прокатился по округе.

Тем не менее его голос был столь же печален, сколь и силён. Ду Лин Фэй продолжала рыдать, по лицам Хоу Юнь Фэя, Первого Толстяка Чжана и многих других тоже текли слёзы.

— Сегодня мы даруем Бай Сяочуню особый титул – Почетный Ученик Секты Речного Духа! — снова послышался голос главы секты, который полностью потряс толпу, звание «Почетный Ученик» заставило их сердца трепетать.

«Почётный Ученик» был самым уважаемым титулом секты, уникальное звание, стоящее над внутренними учениками, и являющееся неотъемлемым титулом. Для мёртвых, это высшая честь.

За последние десять тысяч лет лишь девять человек удостоилось титула «Почётного Ученика», все они получили его посмертно, за огромный вклад в бою. Сегодня Бай Сяочунь стал десятым.

Никто не думал, что это было неуместным, почетный титул в обмен на жизнь Бай Сяочуня.

— Бай Сяочунь пожертвовал собой вскоре после того, как вступил в секту, даже не успев принять мастера. Я не позволю этому самоотверженному ребёнку в одиночку бродить по царству мертвых, сегодня, от имени моего покойного мастера Лин Ло, я беру Бай Сяочуня в его ученики, теперь он продолжит своё Дао в загробном мире, — когда глава секты закончил свою трогательную речь, Ли Цин Хоу мягко кивнул головой, печально глядя на надгробную плиту.

— Минута молчания… — глава секты закрыл глаза и опустил голову, все ученики последовали его примеру.

После нескольких вдохов, минута молчания закончилась, Ду Лин Фэй тихо рыдала.

В то же самое время, когда все погрузились в тишину, в безымянном лесу брови Бай Сяочуня вдруг дернулись. Он медленно открыл глаза и чихнул.