Глава 66.1. Для секты, я прыгну в кипящую воду или пройду сквозь море огня!

Бай Сяочунь неустанно двигался через лес, направляясь за пределы горного хребта, постепенно он обнаружил следы, намекающие на произошедшие события. Пару дней спустя он вернулся к Горному Хребту Падшей Звезды, используя свою предельную скорость. По прибытии он обнаружил, что Падший Клан Чень превратился в руины.

«Кажется, что Ду Лин Фэй и Хоу Юнь Фэю всё-таки удалось доставить сообщение секте», — Бай Сяочунь вспомнил о предыдущей трагедии и вздохнул. Долгое время спустя, он обернулся, появился Всадник Ветра. Он запрыгнул в лодку и сел, скрестив ноги, направляя поток ветра.

Послышался свист, лодка превратилась в радугу и направилась вдаль.

— Я возвращаюсь в секту! — глаза Бай Сяочуня светились ожиданием награды от секты. Он думал, что по возвращении его должно ждать грандиозное вознаграждение.

Думая в таком ключе, он стал ещё возбуждённее и опустил глаза на пространственные мешки. По пути он просмотрел содержимое этих мешков, полученных из рук членов Падшего Клана Чень. В них было множество вещей, включая духовные камни.

Самым важным было то, что в одном из пространственных мешков он нашел семя размером с кулак, но так и смог вспомнить чьё. Оно пульсировало, как сердце, казалось, что в нём присутствует жизнь. Тем не менее в настоящее время она нестабильна и становится всё слабее.

Увидев это семя, даже Бай Сяочуню, с его травяным мастерством, пришлось полдня провести в раздумьях, а затем он сильно удивился, осознав, что это – чрезвычайно драгоценное Духовное Семя, считалось, что они вымерли в древние времена. Его название – Семя Разведения Зверя.

По слухам, после того, как это Семя впитает сущность духовного зверя, оно также породит одного. Это Семя Разведения Зверя было практически бесценно для чрезвычайно мощных монстров, у которых были трудности с воспроизведением потомства.

Оно особенно ценилось культиваторами, имеющими мощных духовных зверей и надеявшихся получить от них потомство, но зачастую, они обладали лишь одним зверем, так что важность этого Семени Разведения Зверя легко можно было определить.

Несмотря на то, что он не знал, как такой драгоценный объект оказался в руках у члена Падшего Клана Чень, посланного его убить, он посчитал, что обладавший им человек, скорее всего, пережил какую-то удачную встречу. В конце концов, Падший Клан Чень жил на территории Горного Хребта Падшей Звезды, который… был наполнен тайнами.

К тому же, даже ему потребовалось много времени, чтобы его идентифицировать, поэтому член Падшего Клана Чень, получивший это Семя Разведения Зверя, должно быть, и не знал его предназначения.

По пути, Бай Сяочунь выбрал кусок древесины, излучавший духовную энергию, и вырезал из него деревянную шкатулку. Он положил Семя Разведения Зверя в деревянную шкатулку, только после этого его непостоянная жизненная сила медленно стабилизировалась.

Спрятав деревянную шкатулку, Бай Сяочунь сделал глубокий вдох и направил со свистом летевшего Всадника Ветра по маршруту, которым они прибыли, становясь всё ближе и ближе к Секте Речного Духа.

В своём прошлом путешествии, из-за нехватки духовных камней, трио могло использовать Всадника Ветра только в ночное время, но сейчас карманы Бай Сяочуня были полными, потребление духовных камней его совершенно не волновало. Таким образом, уже через месяц он увидел вдали ворота южного берега Секты Речного Духа.

«На этот раз, с момента отправления и до прибытия прошло более чем полгода, я наконец-то вернулся», — Бай Сяочунь встал во Всаднике Ветра, его волосы развевались на ветру, он принял вид несравненного мастера. Внезапно он что-то вспомнил и почувствовал, что этот внешний вид не очень уместен, так что он быстро переоделся в длинный халат внешнего ученика, превратившийся в лохмотья во время битвы с членами Падшего Клана Чень.

Теперь он имел несравненно жалкий вид, который показывал, что ради секты он бросил вызов смерти. Кровь окрасила его длинный халат, было видно, что каждая дырка — это результат битвы не на жизнь, а на смерть.

Только тогда он был удовлетворён и, призвав Всадника Ветра, продолжил свой путь. Как только он приблизился к воротам и попытался пройти, внезапно появилась невидимая стена, которая мгновенно отбросила Всадника Ветра.

— А? — Бай Сяочуня встряхнуло, он чуть не упал.

В то же время прямо перед ним из ворот южного берега вдруг вылетела радуга, внутри которой был юноша с безразличным лицом. Появившись, он спокойно посмотрел на Бай Сяочуня.

— Что за человек может без предупреждения явиться в мою Секту Речного Духа, даже не указав цели своего визита? — в этот момент юноша вдруг нахмурился. Он взглянул на Всадника Ветра, а за тем на одежду Бай Сяочуня.

— Ты держишь в руках Всадника Ветра моей Секты Речного Духа и одет в халат внешнего ученика, тем не менее массив формация ворот заблокировал твой путь! Кто ты?! — в глазах у юноши появился холодный блеск. Он правой рукой сформировал ручную печать, его культивация мгновенно вырвалась наружу, демонстрируя, что он является культиватором восьмого уровня Конденсации Ци.

Видя развернувшуюся перед ним сцену, Бай Сяочунь на несколько шагов отступил и, не понимая, что происходит, быстро сказал:

— Старший брат, в чем проблема? Почему вы не даёте мне войти в секту? Я — Бай Сяочунь, внешний ученик Горы Душистых Облаков.

Юноша нахмурился, собираясь что-то сказать, а затем внезапно напрягся.

— Ты — Бай Сяочунь? — он осторожно осмотрел Бай Сяочуня. Чем больше он на него смотрел, тем больше чувствовал, что тот выглядит знакомо. Он ходил на похороны Бай Сяочуня и видел портрет на надгробной плите. Его тело вдруг дёрнулось, а заметив пятна крови на одежде Бай Сяочуня, он сделал глубокий вдох.

— Ты… ты должен быть мертв!

— Я не умер… — Бай Сяочунь на мгновение затих. Юноша сразу же разволновался и, достав нефритовую табличку, отправил сообщение в секту.

Как только новость о Бай Сяочуне распространилась по всей секте, Ли Цин Хоу, сидевший с закрытыми глазами, внезапно их открыл. Его тело со вспышкой вылетело наружу.

За несколько вдохов времени по всей секте распространились недоверчивые возгласы. Эти крики были слабо слышны даже за воротами, внезапно раздался колокольный звон.