Глава 66.2. Для секты, я прыгну в кипящую воду или пройду сквозь море огня!

— Бай Сяочунь? Разве он не умер? Как он может быть живым?!

Вскоре после этого, бесчисленные силуэты со свистом направились из секты наружу, самым впечатляющим было то, что впереди всех был Хоу Юнь Фэй. Он быстро приближался, и как только он прошёл через ворота, то с первого же взгляда узнал Бай Сяочуня. В выражении его лица читалось недоверие к тому, что Бай Сяочунь смог пережить охоту Падшего Клана Чень. Даже если он и не хотел признавать, что Бай Сяочунь умер, правда в том, что глубоко в сердце он уже понял, что не было ни одного ученика, который смог бы пережить такое безжалостное преследование.

В этот момент он был так взволнован, что слёзы начали течь по его лицу.

— Младший Бай!! — он громко рассмеялся, в одно мгновение появился рядом с Бай Сяочунем и обнял его, не в силах сдержать своё волнение.

— Старший Хоу… — Бай Сяочунь моргнул и осознал, что секта считала его мертвым. Увидев Хоу Юнь Фэя, Бай Сяочунь был весьма рад, что тот в порядке.

— Пойдём, давай вместе вернёмся в секту! — Хоу Юнь Фэй взволнованно потащил Бай Сяочуня прямо к воротам секты. Вместе с ним, Бай Сяочунь без проблем вошёл. Юноша тоже последовал за ними. Глядя на Бай Сяочуня, он чувствовал сильный шок. Он лично участвовал в истреблении Падшего Клана Чень и видел каждое место, где произошли драки, вместе с изуродованными телами членов Падшего Клана Чень. То, что Бай Сяочунь жив, сильно его потрясло.

В тот момент, когда Бай Сяочунь прошёл через ворота, к нему со всех сторон приблизилось ещё больше фигур.

— Девятый толстяк?! — Первый Толстяк Чжан, Третий Толстяк Черный и другие братья толстяки из Департамента Рабочих дрожали от волнения. Все они приблизились к Бай Сяочуню, особенно Первый Толстяк Чжан, который вышел вперёд и крепко его обнял, слёзы текли по его лицу.

Бай Сяочунь был тронут, а посмотрев на окружавших его людей, он вдруг почувствовал, что вся его прошлая тяжёлая работа того стоила.

В этот момент появилась радуга, в ней был Ли Цин Хоу. Он с выражением недоверия на лице посмотрел на Бай Сяочуня. У него в руках был сверток с обрывками его одежды, запятнанной кровью.

Можно сказать, что Ли Цин Хоу лучше всех знал, с каким смертельным кризисом столкнулся Бай Сяочунь.

— Я отдаю дань уважения предку! — Бай Сяочунь быстро вышел вперёд и выказал своё почтение Ли Цин Хоу.

— Это хорошо, что ты жив, как хорошо, что ты жив, — как правило, Ли Цин Хоу был спокойным и собранным, но в этот момент он бесконтрольно дрожал. Он поднял правую руку и положил её на голову Бай Сяочуня, в его глазах читалось волнение.

— Это мой дом. Для секты, этот ученик готов прыгнуть в кипящую воду или пройти сквозь море огня! — громко сказал Бай Сяочунь, выпятив грудь. Он даже специально взмахнул маленьким рукавом, чтобы показать небольшие окровавленные дыры в его одежде.

Люди с трёх гор южного берега всё продолжали прибывать. Издалека заметив Бай Сяочуня, все они были полностью потрясены его одеждой, запятнанной кровью.

Особенно после того, как их достигли сказанные им слова, все присутствующие были в шоке. Глядя на Бай Сяочуня, все они чувствовали, что он… Истинный Избранный Небесами Секты Речного Духа.

По мере того, как прибывало всё больше и больше людей, издалека послышался радостный девичий крик. Это была Ду Лин Фэй. Она провела последние несколько дней, используя слёзы, чтобы омыть своё лицо, и выглядела очень истощённой. Когда она услышала, как люди говорят, что Бай Сяочунь вернулся, её разум мгновенно задрожал, она отчаянно бросилась к нему.

Теперь, когда она увидела фигуру Бай Сяочуня, ещё больше слёз навернулось на её глаза. Она быстро подошла и обняла Бай Сяочуня, продолжая одновременно и смеяться, и плакать, боясь, что всё это окажется лишь сном. Её появление согрело сердце Бай Сяочуня.

Он собирался положить руки на изгибы её тела, но вспомнив, что вокруг них так много людей, он мог лишь от этого воздержаться.

— Старшая сестра Ду, я уже говорил это раньше, до тех пор, пока я, Бай Сяочунь, продолжаю дышать, я, безусловно, не позволю никому причинить вам вред, — спокойно сказал Бай Сяочунь, приподняв подбородок. Сказав это чрезвычайно слащавое предложение, он выглядел как человек, глядящий на мир сверху вниз.

После того, как Ду Лин Фэй услышала эти слова, она почувствовала, что её тело тает. Её глаза наполнились большими слезами, за ними скрывалась глубокая привязанность, густая, как мед.

Вскоре появились даже члены Отдела Охраны Правопорядка. Человеком, который их возглавлял был Оу Ян Цзе. Посмотрев на Бай Сяочуня, он тоже был удивлён. В глазах Оу Ян Цзе читался сильный интерес к Бай Сяочуню. Особенно к одежде, в которую он был одет, и словам, только что сказанным Ли Цин Хоу.

— Бай Сяочунь, я — старейшина Отдела Охраны Правопорядка, Оу Ян Цзе.

После того, как Бай Сяочунь услышал три слова –«Отдел Охраны Правопорядка», его сердце на мгновение задрожало. Тем не менее он вспомнил, что совершил необыкновенный подвиг, и, снова выпятив грудь, поприветствовал Оу Ян Цзе.

— Вы должны следовать за этим старейшиной, чтобы увидеть главу секты по вопросу Падшего Клана Чень, — на лице Оу Ян Цзе появился редкий намёк на улыбку. Он поднял правую руку и указал на Бай Сяочуня. Под его ногами сразу же возник Духовный Туман, который поднял Бай Сяочуня и Оу Ян Цзе в воздух, и направился куда-то вдаль.

В глазах у Ли Цин Хоу читалось облегчение, он тоже превратился в радугу и направился вслед за ними.

Что касается других учеников, то, увидев, что Бай Сяочунь ушёл, все они медленно разошлись под удивлённые и пламенные дискуссии. Тем не менее новость о том, что Бай Сяочунь не умер, распространялась с чудовищной скоростью.

В конце концов, казалось, будто все в секте Речного Духа уже знают об этом. Некоторые люди были счастливы, в то время как другие были грустны. Цянь Дацзинь с испуганным видом дрожал в своей пещере.

— Черт возьми, как он до сих пор не умер?! Как он мог не умереть в такой опасной погоне?!

— Он не должен знать, что это я направил его на эту миссию… Верно, он не должен знать… — на лице Цянь Дацзиня было капризное выражение. В конечном итоге он сделал глубокий вдох, беспокоясь о самом себе.