Глава 68.2. Племянники мои, не бегите!

— Ах, племянник Идо… Ой, не уходи, иди сюда. Давно не виделись, — однажды Бай Сяочунь заметил Чжао Идо, его глаза просияли, он сразу же к нему подошёл. Услышав, что Бай Сяочунь назвал его племянником, брови Чжао Идо дёрнулись.

— Старший дядя Бай, за последние дни… мы встречались так много раз…

Бай Сяочунь моргнул и сухо кашлянул. Уже собираясь открыть рот, чтобы что-то сказать, он вдруг заметил вдалеке знакомую фигуру и сразу же повернулся, чтобы уйти.

— Эй, разве это не племянник Цзыан? Сколько лет, сколько зим! — Бай Сяочунь отпустил Чжао Идо и с восторженным выражением лица заблокировал свою новую цель.

Чэнь Цзыан сходил с ума. За эти несколько дней он встречал Бай Сяочуня примерно по три раза каждый день. Он слышал, что всех, кто жил на Горе Душистых Облаков и был знаком с Бай Сяочунем, тот неоднократно посещал так же, как и его. Ходили слухи, что один несчастный, который любил называть себя Богом Волков, получал, по крайней мере дюжину визитов в день.

— Старший дядя Бай… Мне очень жаль, но у меня срочное дело, — Чэнь Цзыан уходил так быстро, что почти бежал.

После десятого дня большинство внешних учеников Горы Душистых Облаков начало избегать Бай Сяочуня, притворяясь, что не видят, как он к ним приближается. Это сделало Бай Сяочуня недовольным, так что он стал ещё активнее.

— О, уважаемый я думает, что ты выглядишь знакомо. Подойди, подойди, мы не встречались раньше? — Бай Сяочунь поймал одного из поклонников Чжоу Синь Ци, к великому сожалению последнего. Бай Сяочунь оттащил его в сторону, они проговорили время, необходимое, чтобы сжечь палочку благовоний. До тех пор, пока ученик тридцать раз не назвал его «старшим дядей Баем», лишь после этого морщины исчезли с лица Бай Сяочуня, так что он, наконец, позволил ему уйти.

Но это не решило проблему, с этого момента люди стали прятаться от Бай Сяочуня. Почувствовав, что он должен быть ещё активнее, он начал громко кашлять, чтобы предупредить других о своем присутствии.

Это было не особо эффективно, поэтому Бай Сяочунь тоже был не особо счастлив. К счастью, помимо Ду Лин Фэй, на Горе Душистых Облаков была ещё одна милая девушка.

Ею была Хоу Сяо Мэй. Она по собственному желанию навещала его почти каждый день, ему даже не нужно было кашлять, она и так прыгала вокруг него, и без устали очаровательно кричала «Старший дядя Бай».

Если оглядеться вокруг, то можно было заметить, что все внешние ученики были подавленными. С другой стороны, Бай Сяочунь никогда не чувствовал себя настолько энергичным. Хоу Сяо Мэй, которая в прошлом получила его наставления касательно загадочной Маленькой Черепахи, теперь практически поклонялась ему. Однажды она последовала за Бай Сяочунем, расспрашивая его о Маленькой Черепахе.

— Маленькая Черепаха? Это загадочный и несравненный талант, который появился в Секте Речного Духа впервые за десять тысяч лет! Этот человек, словно облако, существо, на которое мы можем лишь взирать с трепетом и уважением! — хвастаясь, Бай Сяочунь сухо кашлянул, отчаянно подавляя желание рассказать младшей сестре о том, что он и есть Маленькая Черепаха. Он решил, что раскроет свою личность лишь перед большой аудиторией.

— Я тоже так думаю. Я разговаривала с множеством других людей, и все они считают, что равнодушие Маленькой Черепахи к славе и богатству является столь же удивительным, как и его жажда медицинских знаний! Действительно, как облако в небе! — пока Бай Сяочунь слушал слова Хоу Сяо Мэй, его глаза блестели.

Был момент, когда люди в секте подозревали Бай Сяочуня в том, что он и есть Маленькая Черепаха, но вскоре это предположение было отвергнуто. В конце концов, собирательный образ Маленькой Черепахи полностью отличался от Бай Сяочуня, к тому же на десяти каменных стелах не было записано никаких имён, одни лишь символы. Таким образом, выявить личность Маленькой Черепахи было довольно сложно.

Услышав это, Бай Сяочунь пришёл к выводу, что Чжоу Синь Ци, одна из пяти великих красавиц южного берега, не уделяет ему должного внимания.

«Интересно, когда эта гордая Избранная Небесами, Чжоу Синь Ци, назовёт меня старшим дядей Баем, на что это будет походить?» — подумал Бай Сяочунь и, внезапно наполнившись волнением, начал ежедневно искать встречи с ней.

Его тяжелые труды окупились, в конце концов он заметил Чжоу Синь Ци, летящую на голубом мече из дамасской стали.

— Племянница Синь Ци! — быстро крикнул Бай Сяочунь.

Лицо Чжоу Синь Ци мгновенно потемнело. Она слышала о том, как в течение последнего месяца вёл себя Бай Сяочунь, и знала в какой ситуации находятся другие внешние ученики Горы Душистых Облаков. Когда слово «племянница» достигло её ушей, она почувствовала, как мурашки побежали по её спине. Она сделала вид, что ничего не услышала, и ускорилась. Но она никогда бы не подумала, что Бай Сяочунь… будет настойчиво бежать вслед за ней.

— Племянница Синь Ци, спускайся и поговори со старшим дядей о жизни, — Бай Сяочунь был чрезвычайно взволнован. Как он мог, после столь продолжительных поисков, вот так просто её отпустить?

Чжоу Синь Ци стиснула зубы и снова ускорилась, быстро покинув Гору Душистых Облаков, не оставив Бай Сяочуню ни шанса её поймать.

Глядя на её исчезающий силуэт, Бай Сяочунь с сожалением вздохнул.

«Все нормально. Я не могу летать, да? Я смогу летать уже довольно скоро. У меня будет ещё множество возможностей заставить тебя назвать меня старшим дядей», — Бай Сяочунь был мрачен. Видя, что уже поздно, он решил найти Ду Лин Фэй.

Как только Ду Лин Фэй его заметила, она хихикнула.

— Старший дядя Бай, старший дядя Бай, старший дядя Бай…

Бай Сяочунь мгновенно повеселел, чем дольше он оставался с Ду Лин Фэй, тем прекраснее она ему казалась. Благодаря её вкладу в дело Падшего Клана Чень, её принял в ученики старейшина. Её отправляют работать на секту в городе Донг Лин, что является для неё отличной возможностью – всего несколько лет работы там могут поспособствовать её становлению внутренним учеником.

Её положение в этом городе будет довольно высоким, а доступные ей ресурсы будут гораздо лучше, чем в секте.

Бай Сяочунь проводил её с сожалением. А затем вернулся на Гору Душистых Облаков искать развлечений.

Время шло, пролетел ещё месяц. На всей Горе Душистых Облаков слова «старший дядя Бай» стали табу. Думая об этом, люди горько улыбались…

К счастью, Бай Сяочунь тоже почувствовал, что переходит черту и решил двигаться дальше.

«Я – младший брат главы Секты Речного Духа! Я старший дядя всех учеников, мой статус не ограничивается лишь Горой Душистых Облаков. У меня не должно быть любимчиков, я должен посетить и другие горы», — праведно подумал Бай Сяочунь и направился к Горе Фиолетового Котла.